Когда инвестор возвращается

Дух соперничества повысит инвестпривлекательность регионов

Когда инвестор возвращается

Инвесторов наше правительство звало в страну всегда. В 1990‑е этим занималось Министерство внешнеэкономических связей, созданное на заре независимости республики, и Государственный комитет по инвестициям (госкоминвест). Тогда инвесторов звали в разработку полезных ископаемых, в первую очередь нефти. В начале 2000‑х, когда в ресурсный сектор зашли все ключевые игроки, правительство решило перевести внимание инвесторов на обрабатывающий сектор. Для этого функции Агентства по инвестициям, созданного к тому моменту на базе госкоминвеста, разделили между двумя ведомствами. Работу по привлечению добывающих компаний отдали профильному министерству; оно привлекает инвестиции без каких-либо преференций. Другой блок — развитие обработки — передали вновь созданному комитету по инвестициям. Чтобы сделать инвестсреду благоприятной, комитет предоставляет преференции инвесторам, которые вкладываются в обрабатывающий сектор.

По словам председателя комитета по инвестициям Министерства по инвестициям и развитию РК Ерлана Хаирова, сегодня выстроена трехуровневая система привлечения инвестиций «центр—регионы—зарубежные представители». Первый уровень представлен центральными госорганами, региональный уровень — специальным заместителем акима, который ответственен за индустриализацию и привлечение инвестиций; они есть в каждом областном акимате. В посольствах РК работает экономический советник, который налаживает контакт с потенциальными инвесторами на месте; он представляет интересы страны за границей.

Снаружи система выглядит стройной, но последняя президентская критика свидетельствует о том, что даже внутри власти работой с инвесторами довольны не все.

Измерить инвестклимат

— Ерлан Картаевич, какие индикаторы позволяют говорить об эффективности работы комитета?

— В первую очередь, это состояние инвестклимата. В середине 2014 года глава государства подписал закон, в рамках которого прорабатывается комплекс мер, улучшающих инвестиционную среду. Во-первых, мы делаем страну открытой для большего количества государств. Если в 2014 году безвизовый режим существовал для десяти стран, то в 2015 году — для девятнадцати. Это на первый взгляд кажется, что вопрос несущественный, но иностранцы отмечают: безвизовость — серьезный шаг по улучшению инвестклимата. Перед тем, как инвестировать, иностранный бизнесмен хочет прощупать почву. Безвизовый режим дает ему такую возможность. Расширение линейки преференций — это второе, что поручил глава государства. В ГПИИР выделены шесть приоритетных отраслей обрабатывающей промышленности; если инвестор вкладывает в один из них, то может рассчитывать на освобождение по трем видам налогов. Также есть возможность субсидирования инвесторов, если они производят продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Также важны соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, которые комитет продолжает продвигать с целью правовой защиты инвесторов и в целом улучшения инвестклимата страны. Этот документ подписан с 48 странами; последнее соглашение мы заключили с Японией.

Мы с коллегами из Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) оценили инвестклимат страны, и по итогам анализа выработаны 12 рекомендаций. Это вопросы по доступу иностранных физлиц к земле, защите интеллектуальной собственности, улучшению таможенного и налогового законодательств в части их имплементации, доступу к арбитражу. Решения по таможне и налогам уже приняты. В области защиты интеллектуальной собственности сделаны огромные шаги: вся законодательная база принята, сейчас идет процесс имплементации. Все это нужно, чтобы войти в состав комитета по инвестициям ОЭСР. Это будет хорошим подспорьем для иностранных инвесторов, потому что будет свидетельствовать, что мы соответствуем всем требованиям ОЭСР. Планируем достичь этой цели в 2017 году.

— Как отслеживается эффективность работы системы на региональном уровне?

— Комитет постоянно «на прямом проводе» с замакимами по индустриализации и привлечению инвестиций. Кроме того, мы ввели практику, когда представители комитета каждые полгода встречаются со спецзамакимами и начальниками управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития областей; обсуждается текущий статус проектов с участием иностранных инвесторов. Помимо этого в нашем арсенале есть рейтинг акиматов; главы регионов знают, какую позицию в ней занимают и какие слабые места нужно усилить.

Отложенный эффект

— Когда мы говорим об инвестициях, по умолчанию имеем в виду прямые иностранные инвестиции (ПИИ). А что происходит с внутренним инвестпотоком?

— Показатель «инвестиции в основной капитал», подсчитываемый комитетом по статистике, характеризует динамику внутренних инвестиций. Если в январе-октябре 2014 года инвестиции в основной капитал составили 3,6 триллиона тенге, то в аналогичном периоде 2015 года — 3,8 триллиона тенге.

— Почему внутренние инвестиции показывают рост, если деловая активность уменьшается?

— Если Нацбанк РК считает прямые иностранные инвестиции по факту перехода границы, то внутренние инвестиции фиксируются, когда, например, оборудование ставится на баланс компании. Как правило, инвестиции в основной капитал показывают тенденцию прошлого периода, то есть фактическую инвестиционную активность 2013 года мы видим по показателям 2014 года.

— Казалось бы, у нас есть все, о чем только может мечтать инвестор: прогрессивное и очень лояльное бизнесу законодательство, инвестиционное направление отрабатывают специальные заместители облакимов, центры обслуживания инвесторов, «единое окно». Все ли эти элементы работают с высокой полезностью? Какой элемент в системе привлечения инвестиций выглядит наиболее слабым?

— У нашей системы много преимуществ по сравнению с другими странами. И иностранные инвесторы, которые приходят к нам, отмечают это. Трехуровневая система привлечения инвестиций в целом показывает свою эффективность. Правда, есть ряд регионов, которые не выжимают на все сто, но это временно и связано с кадровым потенциалом на местах. Да, есть детали, которые, как вы говорите, «провисают», но мы работаем над этим каждый день.

Международная статистика показывает, что 65 процентов внешних ПИИ— это реинвестиции

Сегодня комитет акцентирует внимание на так называемых реинвестициях. Для нас это новое направление. Международная статистика показывает, что 65 процентов внешних ПИИ — это реинвестиции, то есть иностранный инвестор, который уже работает в Казахстане, вкладывается в новое предприятие. По этому направлению у нас 30 проектов в стадии активной проработки, из них шесть запущены в текущем году. В деньгах это более 128 миллионов долларов. То, что инвесторы расширяют свой портфель — результат работы инвестиционного омбудсмена, который решает его текущие проблемы. У инвестора появляется желание инвестировать снова.

Для решения системных проблем у нас есть следующий уровень мониторинга инвестклимата — совет по улучшению инвестклимата при премьер-министре, где рассматриваются вопросы совершенствования налоговой среды, таможенного регулирования, судебной системы. Совет иностранных инвесторов при президенте рассматривает вопросы стратегического характера. Система мониторинга инвестклимата вкупе с ежедневными точечными решениями проблем инвесторов создает систему полного охвата.

— Приведите пример, как решаются точечные проблемы.

— Компания по производству безалкогольных напитков решила построить завод в Астане. Она обратилась с просьбой предоставить землю, но в течение полутора лет, к сожалению, акимат предлагал участок, куда невозможно подвести коммуникации. После того, как компания обратилась к инвестиционному омбудсмену, ей помогли. Другой пример: французский производитель продуктов питания не мог зарегистрировать товарный знак. Проблему решили через инвестиционного омбудсмена. Благодаря этому новый французский товар под лейблом Made in KZ присутствует не только на наших рынках, но и на рынках ближайших соседей.

Еще одним важным шагом в поддержку инвесторов стало внедрение принципа «зеленого коридора» в рамках совместной работы по улучшению инвестиционного климата страны между комитетом государственных доходов МФ РК и комитетом по инвестициям.

То есть для инвесторов, которые реализуют инвестиционные проекты в рамках инвестиционных контрактов с нашим комитетом, налоговое администрирование будет проходить непосредственно на центральном уровне — в комитете госдоходов МФ РК. А это значительно сократит сроки рассмотрения и оформления, а также минимизирует количество проверок и других рисков.

Провинциальная слепота

— Получается, что на местах система привлечения инвестиций «провисает»?

— Не то чтобы «провисает». Надо понимать, что акимат состоит из разных управлений. Инвестор, например, обращается в управление по земельным ресурсам, которое не несет ответственности за промышленное развитие региона, у него вообще другое видение. Поэтому на местах есть специальные заместители акимов, которые координируют работу всех звеньев местной администрации и объясняют коллегам, что, допустим, выдача этой земли — это не простая текучка, а новый проект, который увеличивает приток иностранных инвестиций и привлекает новые технологии.

— Какие еще институциональные новации стоит внедрить, чтобы повысить приток инвесторов в экономику?

— Мы договорились с акиматами, чтобы каждый создал собственную систему мониторинга. В некоторых акиматах уже появились региональные советы иностранных инвесторов; они на своем уровне пытаются выявить узкие места. Сейчас необходимо стимулировать регионы, чтобы они соревновались в создании у себя самого лучшего инвестклимата.

— Какова сейчас плотность взаимодействия МИР и МИД?

— Мы каждый квартал проводим видеоконференцию с советниками по экономике, которые работают в посольствах РК, для актуализации списка потенциальных инвесторов. В этот список включены компании, которые проявляли интерес к Казахстану (шире — к региону) или которых чем-либо можно заинтересовать. Советники по экономике рассказывают, какие работы и по каким проектам проведены на местах.

Областные акиматы создадут собственную систему мониторинга инвестпроектов 

На практике система выглядит следующим образом. Если мы видим, что у определенной компании есть интерес в инвестициях в регион, то по нему назначаются ответственные из комитета по инвестициям, Kaznex Invest и МИДа на уровне посольства. Проект-менеджер из Kaznex Invest посредством интернета контактирует с представителем этой компании, дает ему необходимую информацию. Если возникает потребность в более детальной информации и высоком уровне представительства, то сотрудники посольства встречаются с менеджментом компании. Далее если компания проявляет активный интерес к нашим предложениям, то мы переходим на следующий уровень: организуется встреча инвесторов с представителями комитета уже в Казахстане, предлагаются определенные площадки для его бизнеса. Кому-то нужен мягкий климат, как в ЮКО, кого-то интересуют приграничные области с нашими соседями. Учитывая все условия, мы предлагаем те или иные регионы страны. После того, как инвестор определится, организовываем встречу со спецзамакимом, который на месте покажет площадку для производства, познакомит с центром обслуживания инвесторов, расскажет о всех возможностях, которые дает инвестклимат страны.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?