Передача эстафеты

Повысить инвестпривлекательность регионов может делегирование акиматам части полномочий центра

Передача эстафеты

Инвестиционная привлекательность регионов Казахстана сегодня признается одним из ключевых факторов стабильности экономики страны в целом. Свидетельством этого выступает и растущее количество региональных инвестфорумов, и увеличивающийся поток запросов на глубокие исследования отдельных секторов региональных экономик от местных исполнительных органов и квазигосударственных организаций.

Вместе с тем внимание серьезных аналитических структур было приковано к этой теме давно. Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА Казахстан») в партнерстве с журналом «Эксперт Казахстан» вот уже третий год публикует свою оценку инвестиционного климата в регионах Казахстана. Своим рейтингом мы стараемся объективно отразить динамику изменения уровня социально-экономического развития регионов с точки зрения инвесторов.

Отличием и преимуществом нашего рейтинга является большое число анализируемых факторов, их 94, определяемых более чем 150 показателями. В подходах мы ориентировались на инвесторов, для которых важны две характеристики региона — инвестиционный потенциал и инвестиционный риск.

По итогам 2013 года мы наблюдали повышение рисков и снижение инвестиционного потенциала регионов. Результаты 2014‑го более мрачны: они показывают, с одной стороны, снижение рисков, с другой — снижение потенциалов, которое предваряет новый виток турбулентности.

Упал производственный потенциал казахстанских провинций, огромное давление на него оказывают цены на мировых рынках. В 2014 году в совокупном валовом региональном продукте сократилась доля нефтяных и металлургических Актюбинской, Атырауской, Западно-Казахстанской и Карагандинской областей. Сельскохозяйственные регионы, столкнувшиеся в 2013 году с проблемами на зерновом рынке, годом позже показали хорошие темпы роста физобъема производства, однако смогли только восстановиться, но не вырасти. Цены на зерно — флагманский продукт наших аграриев — равно как на нефть, металлы и изотопы, находятся в нисходящем тренде.

С другой стороны, в 2014 году пять регионов, четыре из которых являются основными сырьевыми донорами госбюджета, показали рост финансового риска. Основная причина — сокращение темпов роста доходной части областного бюджета. Ухудшает дело повышение уровня просроченной кредиторской задолженности предприятий, наблюдающееся в девяти регионах.

В обзоре прошлого года был зафиксирован всплеск инвестиционного риска, в немалой степени связанный с ростом криминального риска, на динамику которого повлияло увеличившееся число экономических преступлений. Явление наблюдалось повсеместно, кроме Астаны и Алматинской области. Такая динамика могла быть обеспечена двумя факторами: резким системным улучшением ситуации или показательной антикоррупционной кампанией. По итогам 2014‑го эти показатели скорректировались: по-видимому, дело все-таки в тактических действиях и инициативах на политическом уровне.

Именно эти два элемента — финансовые риски и производственный потенциал — являются направляющими в оценке перспектив социально-экономического развития регионов. Их совокупность определяет процесс воспроизводства, от которого зависит уровень социального и криминального рисков, а в конечном счете и уровень управленческих рисков. Учитывая сложившийся уклад отечественной экономики, состояние и направление конъюнктуры на мировых рынках и геополитические реалии, вероятнее всего, в следующем рейтинге (по итогам 2015 года) по обоим статьям стоит ждать ухудшения.

Главное — масштаб

Инвестиционный потенциал характеризует емкость региона с точки зрения прямых частных инвестиций, он показывает, какую долю занимает регион на общереспубликанском рынке. Ранги регионов по уровню инвестиционного потенциала коррелируют с положением регионов по размерам ВРП.

В 2014 году в группу регионов с высоким уровнем инвестиционного потенциала вошли Астана, Алматы, Атырауская и Карагандинская области. Суммарно они сформировали 38,5% ВВП страны и 46,1% всего инвестиционного потенциала в рейтинге.

Лидером по инвестиционному потенциалу является Алматы, формирующий 18,1% общереспубликанского потенциала. Южная столица подтверждает свой статус экономического, финансового, инновационного, туристического центра страны. Алматы лидирует с большим отрывом, занимая первые места по всем потенциалам, за исключением природно-ресурсного.

Второй идет столица, также демонстрирующая сбалансированные показатели, высокий уровень потребительского спроса при высоких доходах населения, развитую инфраструктуру.

Третья — Атырауская область, ведущее положение которой обеспечивает огромный производственный потенциал. Концентрация нефтегазовых компаний в Атырауской области обусловила высокий показатель прибыли до налогообложения — более 50% от общереспубликанского значения в 2014 году. Вкупе с большим объемом налоговых отчислений в бюджет, а также высоким уровнем доходов населения это позволяет региону занимать первое место по уровню финансового потенциала. Однако третий год подряд по интегрированному инвестиционному потенциалу Астана и Алматы уходят от него в отрыв. В 2014 году дополнительно сказалось ухудшение динамики в нефтегазовом секторе, а дальнейшее снижение цен на черное золото в 2015‑м ослабляет позиции предприятий и приведет к сокращению объема отчислений в бюджет.

Следом за тройкой лидеров располагается Карагандинская область, значительным преимуществом которой является длинная линейка полезных ископаемых. По природно-ресурсному потенциалу регион стал первым. Другое его преимущество — высокий уровень потребления. Большое количество населения и конкурентный уровень доходов позволяют области выйти на третье место по уровню совокупных денежных доходов населения после Астаны и Алматы. Карагандинская область также на третьем месте после крупнейших городов по объему кредитов, выданных физическим лицам.

В целом показатели региона являются довольно сбалансированными, структура экономики одна из самых диверсифицированных; он не имеет явных недостатков ни по одному из анализируемых направлений при определении интегрального потенциала, за исключением трудового.

Надежные середнячки

Группу регионов со средним инвестиционным потенциалом формируют схожие по структуре экономики области: Алматинская, Восточно-Казахстанская (ВКО), Мангистауская, Костанайская, Южно-Казахстанская (ЮКО) и Павлодарская.

Как мы и предполагали в предыдущем рейтинге, по итогам 2014 года сырьевые провинции продолжают сдавать позиции, и в «пелотоне» их сменяют промышленные регионы. Павлодарская область специализируется на металлургии и нефтехимии. Южные регионы — на пищевой промышленности. В Костанайской области, кроме обрабатывающей промышленности, высокую долю в структуре экономики занимают логистическая и горнодобывающая сферы. Суммарно эти регионы формируют 27,3% республиканского потенциала.

Мангистауская область пока сохраняет позиции за счет высокой динамики ВРП. Во многом это обеспечено восстановительным ростом на предприятиях нефтедобывающей госкомпании РД КМГ. Однако в 2015‑м компания, как и ее коллеги по цеху, столкнулась с негативной рыночной конъюнктурой, поэтому в очередном рейтинге Мангистау выйдет на ту же траекторию, что и другие нефтегазодобывающие регионы страны.

Потеряли позиции Актюбинская и Западно-Казахстанская области (ЗКО) — регионы с высокими долями добывающего сектора в структуре ВРП. Кроме них к группе регионов с низким инвестиционным потенциалом относятся Акмолинская и Северо-Казахстанская области с развитым агропромышленным комплексом, Кызылординская область, в ее экономике преобладает горнодобывающая отрасль, и Жамбылская область, в ВРП которой наибольший вес приходится на услуги.

В силу малых экономических масштабов названные регионы, как правило, находятся во второй половине списка по основным видам потенциалов. Среди них выделяются Акмолинская и Северо-Казахстанская области. Здесь высокая плотность железнодорожных и автомобильных дорог, что позволяет регионам занимать передовые позиции по инфраструктурному потенциалу. В сумме на эти четыре области приходится 22% общестранового потенциала.

В координатах риска

Вторая составляющая инвестпривлекательности региона — это инвестиционный риск — показатель, характеризующий масштабы тех или иных проблем в регионе. В отличие от потенциала, риск напрямую не зависит от размеров экономики региона, а отражает уровень надежности капиталовложений. Инвестриск является более волатильным показателем, изменение рангов интегрального риска на одну-две позиции за один год является нормальным явлением.

Лидерами рейтинга с самым низким уровнем инвестриска являются Атырауская область, Астана и Кызылординская область. Атырауская область, вытеснив в прошлом году прежних лидеров, наиболее привлекательна с точки зрения интегрального инвестиционного риска. В регионе стабильно самые низкие финансовый и социальный риски. Финансовые показатели как местного бюджета, так и компаний региона являются одними из лучших в стране. В социальной сфере регион имеет одно из самых низких значений безработицы по итогам 2014 года, 5%.

Основной вклад в перемещение региона на первое место по интегральному показателю инвестиционного риска внесло сохранение управленческого риска на низком уровне. В 2013 году главной причиной получения ею штрафных баллов при оценке управленческого риска, сделавших ее аутсайдером по этому показателю, было множество уголовных дел, связанных с деятельностью экс-акима Бергея Рыскалиева. После громких отставок и полной смены руководства администрации региона в 2013‑м ситуация стабилизировалась и регион значительно улучшил показатели управленческого риска.

Второе место по уровню инвестиционного риска, передвинувшись на две позиции, занимает Астана. У города республиканского значения стабильно высокие и сбалансированные показатели. Выделяются низкие финансовые и экономические риски, высокий показатель отношения инвестиций в основные средства к ВРП за 5 лет.

Слабым местом региона в этом году остается криминальный риск — в прошлом году по этому показателю регион занимал 14‑е место, а в текущем — уже 15‑е. Также в Астане высок экологический риск, по которому регион занял 12‑е место, уступив одну позицию с прошлого года.

Кызылординская область в 2014 году поднялась сразу с седьмого на третье место благодаря значительному снижению криминального риска: область передвинулась с 9‑го на 1‑е место. Количество тяжких и особо тяжких преступлений в 2014 году там сократилось на четверть, а число экономических преступлений, согласно официальной статистике Генпрокуратуры РК, снизилось на 49%. Также важно отметить потерю одной позиции по уровню экономического риска ввиду значительной составляющей сырьевого сектора в регионе. А также рост на одну позицию по уровню финансового риска за счет улучшения положения с просроченной задолженностью по кредитам банков и перед другими кредиторами.

В группу регионов с умеренным риском в этом году вошли наименее волатильные и крайне непохожие регионы: Алматы, ВКО, Мангистауская, ЗКО, Костанайская и Жамбылская области.

Причины сохранения умеренного риска в этих регионах также разнятся. Алматы является диверсифицированным деловым и финансовым центром, такие области, как Мангистауская и ЗКО, располагают значительными разрабатываемыми нефтегазовыми ресурсами. ВКО и Костанайская область сохраняют позиции благодаря развитию обрабатывающих отраслей промышленности, менее подверженных мировой конъюнктуре на сырьевые товары. Важно отметить положительное влияние интеграционных процессов. Жамбылская область менее подвержена глобальным рискам благодаря своему масштабу, реализуемым крупным проектам и ориентации на сектор услуг, являющийся наиболее гибким и адаптивным в кризисные периоды.

В группе регионов с высоким уровнем инвестиционного риска в 2014 году оказались Карагандинская область, ЮКО, Павлодарская и Акмолинская области. На усложнившуюся ситуацию в Карагандинской области значительное влияние оказало увеличение управленческого и финансового рисков. Напомним, в 2014‑м разгорелся скандал вокруг бывшего руководства региона, в который были вовлечены и чиновники из Астаны, в том числе бывший премьер Серик Ахметов. Судебное разбирательство продолжается до сих пор. Финансовый риск возрос за счет проблем с ростом кредиторской задолженности в области. В начале 2015 года эксперты акцентировали внимание на усилении проблем с кредиторской задолженностью на фоне масштабного сокращения штата на системообразующем предприятии «АрселорМиттал Темиртау».

ЮКО остается в группе с высоким инвестиционным риском. Нет позитивных подвижек в части социального и криминального рисков, однако наблюдается положительная динамика по экономическому и финансовому риску, которые в свою очередь являются базисом для системного улучшения показателя инвестиционного риска.

В следующем году стоит ожидать ухудшения показателей рейтинга регионов в целом, а в отдельных регионах падение окажется глубоким

Показатели Павлодарской области по итогам 2014 года отражают значительное сокращение инвестиционного риска. Снижение наблюдается по таким составляющим, как финансовый, экономический и криминальный риски. Сохранение темпов роста экономики области, сокращение доли убыточных предприятий и рост объема фискальных отчислений в Нацфонд ослабили экономический риск. Финансовый риск пошел вниз благодаря увеличению налоговых поступлений в местный бюджет. Криминальный риск снизился вслед за значительным сокращением числа тяжких и особо тяжких преступлений.

Акмолинская область в группе регионов с высоким инвестиционным риском находится третий год подряд. Традиционно у региона значительно выше среднего показатели по таким составляющим, как экономический, финансовый и социальный риски. Учитывая непосредственную близость с такими экономическими центрами, как столица Казахстана и промышленно развитая Карагандинская область, регион находится в неблагоприятной конкурентной среде. Области сложно привлекать и удерживать ресурсы для собственного развития.

Итоги рейтинга

Задача разработки и составления рейтинга инвестиционной привлекательности регионов Казахстана представляет собой прикладной инструмент для мониторинга и оценки сбалансированности развития казахстанской экономики в разрезе регионов.

Собрав и проанализировав данные по каждому региону за пять лет (2008–2014 гг.), главное, что мы отметили, это крайне низкая динамика потенциалов регионов. В данном случае имеются в виду не только вертикальные изменения — значительный рост или снижение (например, при запуске Кашагана инвестиционный потенциал западных регионов и страны в целом значительно вырастет). Намного печальнее, что не прослеживается горизонтальных изменений, которые отражали бы межрегиональную конкуренцию.

Очень показательный момент — разнородность наиболее стабильных участников рейтинга. Пара крепко удерживающих позиции лидеров — диверсифицированные и прогрессивные города республиканского значения Астана и Алматы. В средней и нижней зоне укрепились крайне негибкие как в экономическом, так и в социальном плане Мангистауская и Кызылординская области. Далее к крайностям: есть прогрессивная и эффективная, но узкоспециализированная и очень концентрированная Атырауская область или емкая, но неэффективная Карагандинская. И за пять последних лет динамика изменений в этой плоскости отсутствует.

Второе, что мы отметили,— это невысокое качество существующей волатильности в рисках. В большинстве случаев она практически полностью определяется внешней конъюнктурой через динамику экономического риска с последующим переходом на финансовый уровень. Социальные риски, характерные для регионов, не претерпевают изменений, и, вероятно, динамика здесь может возникать только в результате шоковых ситуаций или глубоких кризисов.

Активные внутренние факторы представляют собой только составляющие управленческого риска, где стабильно положительная динамика просматривается в снижении детской смертности и подобных стабильно растущих в развивающихся странах показателях. Наиболее активным внутренним фактором является показатель постоянства администрации, однако он зачастую определяется интенсивностью антикоррупционных кампаний, вместо четких KPI.

Одним из ключевых показателей эффективности администраций регионов является показатель привлечения в регион инвестиций. Однако в сложившейся системе отношений «центр — регионы», а также когда в структуре инвестиций концентрация крупных иностранных и государственных инвестиций зашкаливает, качественно отнести этот фактор к управленческой активности регионов достаточно сложно. Все значимые страновые проекты инициируются центром, и в поиске инвестиций для них регионы никак не участвуют и не несут ответственности.

В экспертном сообществе уже давно сложилось понимание, что у регионов недостает компетенций и отсутствуют полномочия. Выходит, управленческая функция в регионах зачастую сведена к безошибочному выполнению указаний из центра, поддержанию лояльности местных элит, а региональные инициативы носят не стратегический, а частный характер.

Поэтому сейчас и в ближайшем будущем инвестпривлекательность регионов в большей степени зависит от внешней конъюнктуры, а количественные параметры благодаря сложившейся системе госуправления продолжат превалировать над качественными.

Горно-металлургическая промышленность сталкивается с низкими ценами на мировых рынках с 2012 года, и это продолжает сказываться на рейтингах профильных регионов. Цены на пшеницу в январе 2013 года составляли 605 долларов, в январе 2015‑го цена составила 590, а к декабрю снизилась до 470 долларов за тонну. Выражение этого падения цен мы наблюдаем в этом рейтинге по Северо-Казахстанской и Костанайской областям.

Однако наиболее значительным фактором является падение цен на нефть, за последние полтора года снизившихся более чем на 50%. Как результат — просадка позиций всех нефтегазодобывающих регионов — доноров в республиканский бюджет. В следующем году мы увидим дальнейшее перетекание негативных последствий в другие регионы за счет сокращения государственного и местных бюджетов. Согласно данным, озвученным в последнем президентском послании, сокращение поступлений в бюджет с начала 2015 года составило более 20%.

Оценки в отношении развития мировой экономики однозначно негативные, международные институты постоянно корректируют свои прогнозы в сторону понижения. Добавляя к этому геополитическую напряженность, внешняя конъюнктура будет работать против казахстанской экономики.

В следующем году стоит ожидать ухудшения показателей рейтинга регионов в целом, а в отдельных регионах падение окажется глубоким. В зоне риска — все регионы. К горно-металлургическим Карагандинской, ВКО и Павлодарской областям в этом году добавились нефтегазовые — Атырауская и Мангистауская области, ЗКО.

Регионы, специализирующиеся на хлебе, зависимы от цен на зерно. Частично отыграть позиции у них пока получается за счет высоких урожаев, но системные проблемы с долговой нагрузкой крупных холдингов, возникшие в начале 2014 года, еще не преодолены и давят на финансы предприятий. Самое важное, что в следующем году к зависимым от внешней конъюнктуры регионам добавятся все остальные — через сокращение бюджетных расходов и государственных инвестиций.

Действия правительства РК и меры, озвученные в последнем президентском послании, призваны хоть как-то самортизировать внешний шок. Однако важно, чтобы из виду не упускались качественные преобразования как в центре, так и в регионах. Объявлены серьезные реформы госуправления. Итоговая цель — получить конструктивную и ответственную инициативу снизу, на местах. Делегировать полномочия из центра так, чтобы акиматы располагали собственным инструментарием для реализации региональных стратегических инициатив. Качество и масштаб активно проводимой сейчас реформы госуправления и акцент на местных исполнительных органах для регионального развития становятся актуальнее с каждым годом.

* Эксперт отдела рейтингов Рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА Казахстан»).

Читайте редакционную статью: Провинции зовут!

Как составлялся рейтинг

Аналитическое исследование «Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов Казахстана» направлено на сравнение преимуществ и недостатков инвестиционного климата регионов, выработку предложений для дальнейшей деятельности региональных властей по улучшению позиций своих регионов в рейтинге. Результаты рейтинга ежегодно публикуются в журнале «Эксперт Казахстан», начиная с 2012 года.

В качестве составляющих инвестиционного климата в рейтинге инвестиционной привлекательности казахстанских регионов рейтингового агентства RAEX используются две относительно самостоятельные характеристики: инвестиционный потенциал и инвестиционный риск.

Инвестиционный потенциал — количественная характеристика, учитывающая насыщенность территории региона факторами производства (природными ресурсами, рабочей силой, основными фондами, инфраструктурой и т.п.), потребительский спрос населения и другие показатели, влияющие на потенциальные объемы инвестирования в регион.

Инвестиционный потенциал региона складывается из девяти частных потенциалов. Каждый из них, в свою очередь, характеризуется целой группой показателей:

  • природно-ресурсный (средневзвешенная обеспеченность балансовыми запасами основных видов природных ресурсов);
  • трудовой (трудовые ресурсы и их образовательный уровень);
  • производственный (совокупный результат хозяйственной деятельности в регионе);
  • инновационный (уровень развития науки и внедрения достижений научно-технического прогресса в регионе);
  • институциональный (степень развития главных институтов рыночной экономики);
  • инфраструктурный (экономико-географическое положение региона и его инфраструктурная обеспеченность);
  • финансовый (объем налоговой базы, прибыльность предприятий региона и доходы населения);
  • потребительский (совокупная покупательная способность населения региона);
  • туристический (наличие мест посещения туристами и отдыхающими, а также мест развлечения и размещения для них).

Инвестиционный риск — качественная характеристика, зависящая от политической, социальной, экономической, финансовой, экологической и криминальной ситуации. Его величина показывает вероятность потери инвестиций и дохода от них.

В настоящее время рассчитываются следующие виды риска:

экономический (тенденции в экономическом развитии региона);

  • финансовый (степень сбалансированности регионального бюджета и финансов предприятий);
  • социальный (уровень социальной напряженности);
  • экологический (уровень загрязнения окружающей среды, включая радиационное);
  • криминальный (уровень преступности в регионе с учетом тяжести преступлений, экономической преступности и преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков);
  • управленческий (качество управления бюджетом, степень развитости системы управления, уровень младенческой смертности как интегральный показатель результатов социальной сферы).

Оценка инвестиционного климата регионов состоит из следующих этапов:

Первый — оценка инвестиционной привлекательности — рассчитываются доли каждого региона в Казахстане по 9 видам инвестиционного потенциала и индексы 6 видов частных инвестиционных рисков.

Второй — все регионы ранжируются по величине совокупного инвестиционного потенциала или интегрального инвестиционного риска.

Третий — сравнительная оценка инвестиционной привлекательности — каждому региону присваивается рейтинг инвестиционной привлекательности — индекс, определяющий соотношение между уровнем интегрального инвестиционного риска и величиной совокупного инвестиционного потенциала региона. По соотношению величины совокупного потенциала и интегрального риска каждый регион Казахстана относится к одной из 12 рейтинговых категорий.

Основными информационными источниками для составления рейтинга являются данные комитета по статистике Министерства национальной экономики (КС МНЭ РК), региональных департаментов статистики, Министерства финансов РК, Национального банка РК и комитета по финансовому надзору НБ РК, МВД РК, Министерства здравоохранения и социального развития РК, базы данных рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан». Также используется информация администраций регионов, присланная по специальному запросу и представленная на сайтах облакиматов в интернете.

Оценка вклада каждой составляющей в совокупный потенциал или интегральный риск получается в результате ежегодных опросов, проводимых среди экспертов казахстанских и зарубежных инвестиционных, консалтинговых компаний и предприятий.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности