Провинции зовут!

Редакционная статья

Провинции зовут!

Задача привлечения инвестиций в экономику сегодня в большей степени, чем когда бы то ни было, смещается в регионы. В стране уже не осталось крупных проектов, решения по которым целиком принимаются в столице. Алматы и Астана в полной мере реализуют свой инвестпотенциал, тогда как перспективнейшая часть экономики — средний бизнес, занятый в обрабатывающей промышленности, — находится в областях.

В центре создано Министерство по инвестициям, принят закон об инвестициях, учреждены и на инвестиционной ниве работают ряд институтов развития, то есть сформирована неплохая архитектура привлечения инвестиций.

О регионах вспомнили пару лет назад. Тогда в помощь областным акимам из центра выслали молодых и амбициозных чиновников с западным образованием, целью которых была работа с инвесторами. Теперь специальные помощники заместителей акимов областей (именно так называется эта ответственная должность) лично отчитываются перед министром по инвестициям и о привлечении инвесторов, и о внедрении новых проектов.

Еще одной региональной опорой общереспубликанской системы привлечения инвестиций стали центры обслуживания предпринимателей (ЦОП) и центры обслуживания инвесторов (ЦОИ). Различающиеся лишь в том, что первые нацелены решать проблемы местного бизнеса, а вторые — работать с иностранными инвесторами, оба органа часто находятся в одном здании. И в обоих работают бывшие чиновники, ныне рекрутированные в квазигосударственные структуры вроде НПП и СПК.

Третий столп системы — специальные экономические зоны и индустриальные зоны. Это главные мишени на инвестиционной карте региона, куда целятся наиболее крупные инвесторы с самыми технологически сложными проектами.

Однако впечатляющий внешне механизм по-прежнему пробуксовывает, в чем наедине признаются сами специальные замы акимов и руководители акиматовских департаментов, и чиновники из Астаны.

Причин тому много. Это и отсутствие макроэкономической стабильности, и дефицит длинной дешевой ликвидности, и нерешенные качественные системные проблемы, вроде сквозной коррупции. В стране постоянно меняется экономическая политика, реформируется законодательство. Все устали сетовать на непрозрачность монетарной политики. Сам факт принятия в течение полугода 50 даже самых прогрессивных законов никак не свидетельствует о реальной правовой стабильности с точки зрения бизнеса. Да и сама по себе система привлечения инвестиций работает не так эффективно, как должна.

Одна из главных причин тому — ее негибкость. «Откуда чиновник может знать, что нужно инвестору?», — спрашивал «ЭК» больше года назад один из спецзамакимов, недовольный узкой специализацией СЭЗ в его регионе. Его вопрос по-прежнему остается без ответа: СЭЗ до сих пор специализируются на отдельных отраслях, что объективно ограничивает интерес инвесторов. Кроме того, СЭЗ есть не во всех регионах.

Бюджетная система Казахстана сконструирована так, что регионам нужно постоянно что-то выпрашивать у центра. Те же индустриальные зоны строятся на деньги из республиканского бюджета. Кстати, сейчас ассигнования на индустриальные зоны полностью сократили, поэтому тем регионам, что не успели выбить средства, приходится заморозить создание этих чрезвычайно привлекательных для бизнеса площадок.

Ко всему, у администраций регионов очень узкое пространство для маневра. Самый крупный налог — корпоративный подоходный — целиком уходит в Астану. Если хотя бы часть его оставалась бы в распоряжении акимата (опыт РФ), это бы не только расширяло набор преференций для инвестора в регионе, но и стимулировало горизонтальную конкуренцию (области с областью) за инвестиции.

Более внимательной и детальной аналитики требует состояние местного бизнеса. В провинциях у малых и средних частных компаний, как правило, низкий уровень менеджмента, плохое представление о рынке, узкий горизонт планирования. Отношения с региональными властями строятся в основном вокруг социальной повестки: акиматы должны обеспечить компании кредитами или заказами, иначе на предприятии начнется сокращение действующих рабочих мест или не появится новых. Откуда при таких исходных данных взяться качественным проектам, высокой производительности?

И самое печальное — что казахстанский бизнес в массе с таким положением дел свыкся и рассматривает доступ к бюджетным деньгам и средствам госкомпаний как компенсацию за отсутствие полноценных рыночных отношений.

Нынче река бюджетных средств пересохла. И по-старому жить уже не получится.

Читайте тему номера: Передача эстафеты

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики