Резкие движения противопоказаны

Списания неработающей задолженности и девальвация отпущенного в свободное плавание тенге — основные события последних двух кварталов 2015 года. Под их влиянием менялись ключевые показатели банковского сектора. Обесценение тенге будет влиять на банки и в 2016 году

Резкие движения противопоказаны

Снижение доли NPL, оказавшее ключевое влияние на показатели банков второго уровня во втором квартале, было предопределено обстоятельствами прошлых лет. Здесь можно назвать приватизацию государственных БВУ — Альянса, БТА и Темирбанка — и последующие слияния этих институтов с подконтрольными новым акционерам банками. Альянс Банк и Темир, объединившиеся под крышей ForteBank в сентябре 2014 года, сумели уменьшить неработающую задолженность с 73% (общая доля у Темира и Альянса на момент консолидации активов) до приемлемых 13% на конец третьего квартала этого года.

В АТФ Банке, который был приобретен еще в 2013 году ТОО «КазНитрогенГаз» у UniCredit Bank Austria, новая команда менеджеров достаточно решительно занялась расчисткой портфеля плохих кредитов, в результате чего доля NPL снизилась с 45% на момент заключения сделки до 15,6% по итогам сентября 2015 года. Основные списания пришлись на июнь этого года.

И, наконец, наиболее существенным событием прошедшего лета стал обмен активами между Казкоммерцбанком и БТА Банком и выход последнего из банковского сектора. На баланс БТА была сброшена часть неработающей задолженности ККБ и большая часть старых NPL самого БТА, в результате чего кредитный портфель Казкома значительно улучшился: доля займов с просрочкой больше 90 дней на начало октября достигла 10%.

В обзоре банковского сектора по итогам первого квартала 2015 года (см. «ЭК» № 22 от 25 мая 2015 года), опираясь на экспертное мнение, мы высказали сомнение в том, что таким банкам, как БТА, ККБ и АТФ, удастся снизить долю NPL до установленного Нацбанком уровня — 10% портфеля к началу 2016 года. Ошиблись мы не только в этом: в октябре НБРК перенес срок достижения доли неработающих кредитов до уровня менее 10% ссудного портфеля на 2018 год.

Списания NPL в июне привели к значительному сокращению совокупного ссудного портфеля (почти на 2 трлн тенге) и умеренному снижению активов (на 200 млрд тенге), что смазало показатели деятельности сектора за первое полугодие. Отметим, что сокращение просроченных долгов стало результатом не работы по взысканию, а списания или передачи в дочерние компании по управлению стрессовыми активами.

Девальвация тенге, наоборот, поспособствовала росту многих показателей из-за переоценки валютных активов и обязательств по новому курсу тенге: банковская статистика оперирует только национальной валютой.

Активы сектора увеличились на 4,4 трлн тенге, ссудный портфель — почти на 2 трлн, депозиты — на 2,5 трлн. Мы видим, что в меньшей степени переоценка повлияла на займы вследствие снижения в последние годы валютного кредитования из-за регуляторных ограничений. Кроме того, вывод из системы неработающей задолженности БТА Банка, номинированной в основном в иностранной валюте, повлиял на снижение объема кредитов в валюте. Так, в июне сумма валютных займов в целом по сектору сократилась на 1 трлн тенге — с 3,6 трлн до 2,6 трлн.

Девальвация сказалась и на депозитной базе БВУ, увеличив до максимальной величины долларовую часть, особенно в депозитах физических лиц: номинированные в иностранной валюте розничные вклады составили 75,4%. В целом доля валютных депозитов клиентов на 1 октября составила 64%. Стабилизировать тенговую часть депозитной базы, по крайней мере на год, позволила обещанная компенсация вкладов населения.

Обесценение тенге пока оказывает умеренное влияние на банковский сектор, но к концу года и в 2016 году его последствия могут усилиться. Определенные опасения вызывает возможность своевременного погашения валютных займов корпоративными заемщиками в условиях снижения цен на нефть и ухудшения общей экономической ситуации. По той же причине можно ожидать увеличения просроченных потребительских кредитов: замедление экономики и рост инфляции уже вызвали снижение доходов населения.

Инициированная Национальным банком программа рефинансирования ипотечных займов сейчас набирает обороты, но ее условия ограничивают число участников: государство готово помочь, но не всем. Аналитики опасаются, что из-за преобладания в базе фондирования иностранной валюты банки увеличат валютное кредитование.

В качестве барьера Нацбанк вводит новое регуляторное ограничение: с 1 января 2016 года риск-веса новых займов в инвалюте для расчета коэффициента достаточности капитала будут повышены со 100% до 200%. А только что подписанный президентом Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам неработающих кредитов и активов банков второго уровня, оказания финансовых услуг и деятельности финансовых организаций и Национального банка РК» запрещает банкам выдавать ипотечные займы в иностранной валюте физическому лицу, не имеющему доходов в валюте.

Это общие проблемы для всего сектора. Как они повлияют на отдельные фининституты, зависит от их конкретного состояния.

Вверх по лестнице

«Эксперт Казахстан» подготовил очередной ренкинг банков второго уровня по итогам третьего квартала 2015 года на основании статистических данных, опубликованных Национальным банком.

Среди наиболее быстро растущих банков — небольшие фининституты из второй, третьей и даже четвертой десятки банков по объему активов (см. таблицу 2). Очевидно, рост части игроков можно объяснить переоценкой валютных активов по новому обменному курсу. Активы пяти банков из десятки увеличились за счет роста кредитного портфеля и только три из них вошли в десятку лидеров по динамике капитала (см. таблицы 3 и 9). Несколько БВУ, благодаря увеличению активов, улучшили свое положение в ренкинге, так, дочерний PNB-Казахстан переместился с 33‑го на 29‑е место по величине активов.

Но такие движения происходят внизу списка, для верхних строчек ренкинга они не характерны, их стабильно занимают одни и те же фининституты (см. таблицу 1). Правда, произошло одно перемещение: Цеснабанк уступил третье место по размеру активов Сбербанку, который вырос с июля по октябрь почти на 25%, скорее всего, причиной стала переоценка валютных активов по новому курсу доллара. У Сбера снизился размер собственного капитала (СК) на 0,1%, и он не вошел ни в одну из лидирующих групп нашего ренкинга по динамике отдельных показателей.

Рост активов необходимо подкреплять увеличением капитала, чтобы создать подушку безопасности для поглощения рисков, обычно сопровождающих быстрый рост. Но у трех крупных банков нашего ренкинга СК снизился: кроме Сбера отрицательный прирост капитала продемонстрировали kaspi bank, Банк ЦентрКредит и Нурбанк (см. таблицу 1). Но в целом все банки отвечают регуляторным требованиям по достаточности капитала, хотя у некоторых крупных институтов значение коэффициента приблизилось к опасной границе (см. таблицу 10).

«Коэффициенты капитала банков умеренно снизились в результате воздействия девальвации на активы, взвешенные по риску, частично компенсированного доходами от производных финансовых инструментов. Определенное ослабление регулятивных правил капитализации НБРК, предложенное в третьем квартале 2015 года, предоставляет некоторую передышку для ряда крупных банков, которые приблизились к минимальному значению коэффициентов регулятивной капитализации», — объясняет директор группы финансовых институтов рейтингового агентства Fitch Ratings Роман Корнев в резюме к обзору банковского сектора РК за третий квартал 2015 года.

Напомним, что 25 сентября на заседании совета финансовой стабильности скорректирована программа перехода на Базель III: в 2016 году сохранены все минимальные требования к достаточности собственного капитала, включая буферы собственного капитала на уровне 2015 года. Также рассмотрен вопрос увеличения переходного периода на стандарты Базель III до 2021 года и снижения таргетируемого значения достаточности собственного капитала с 12% до 10,5%.

Болезни роста

У быстрорастущих институтов увеличиваются кредитные риски. В то время как банки, нарастившие просроченную задолженность в кризис 2008 года, избавляются от нее, у игроков, не имевших проблемных кредитов в кризис, портфель ухудшается.

Как раз Сбербанк подтверждает этот тезис. За пять лет (с 2010‑го по 2015‑й) он переместился с 12‑го на 3‑е место по размеру активов. Низкая доля плохих кредитов была одним из важных факторов его роста. Но в нынешнем году качество портфеля банка стало быстро ухудшаться: на 1 января кредиты, просроченные больше чем на 90 дней, составляли 3,4%, на конец третьего квартала — уже 7,5%.

Еще один пример — быстрорастущий Bank RBK. При низком уровне неработающей задолженности резко выросла доля просроченных кредитов в целом — с 5,4% на начало 2015 года до 24% на 1 октября.

Ухудшение общей платежной дисциплины, связанное с проблемами в экономике, — тренд года и бомба, заложенная под деятельность банков в следующем году.

С начала года выросла задолженность, просроченная от 1 до 90 дней, которая не считается еще неработающей, тем не менее ее величина должна настораживать и регулятора, и банки (график 1). По части кредитов платежи, скорее всего, будут возобновлены, но часть все же перейдет в необслуживаемую задолженность, и мы увидим рост показателей NPL у ряда БВУ. Активность банков по списанию плохих кредитов, возможно, затормозится в связи с переносом выполнения требования о 10‑процентной доле NPL на два года. Но расслабляться не стоит, ввиду того что с 2017 года определение неработающего кредита будет расширено: в него включат и реструктурированные займы, которые пока не учитываются при расчете доли NPL. В 2015–2016 годах показатель неработающих кредитов продолжит выполнять функцию индикатора раннего реагирования, а с 2018‑го приобретет статус пруденциального норматива. Для казахстанских банков это очень важное дополнение: с учетом реструктурированных займов качество портфеля заметно ухудшится.

Дешевые займы, дорогие депозиты

В сентябре снизилась доходность банковского сектора (см. графики 2, 3). У семи из первой десятки банков ренкинга «ЭК» сократились доходы по сравнению с тем же периодом прошлого года. Среди лидеров по росту прибыли только два крупных банка — АТФ и ForteBank. «Мы считаем, что прибыльность отдельных банков выросла в результате валютной переоценки, что является краткосрочным явлением. С другой стороны, прибыльность банков сдерживается низким ростом ссудного портфеля, повышением стоимости риска и стоимости фондирования», — говорится в обзоре банковского сектора за третий квартал, подготовленном Halyk Finance.

Доходы банков находятся под давлением ценовых условий кредитования и фондирования, а также замедления кредитной деятельности БВУ.

Дефицит тенге еще в начале года привел к росту ставок по тенговым депозитам, особенно подорожали короткие деньги компаний. Срочные вклады населения в нацвалюте уже несколько лет держатся вблизи уровня, рекомендованного КФГД — 10% годовых (см. графики 5, 6). Эффективная годовая ставка вознаграждения, предлагаемая некоторыми БВУ, превышает это значение. Согласно отчетности Нацбанка о доходах и расходах банков за девять месяцев нынешнего года выросли в целом и доходы, и расходы, связанные с получением вознаграждения, по сравнению с тем же периодом прошлого года — 1,2 трлн тенге и 574,3 млрд тенге, 1 трлн и 552,2 млрд тенге соответственно.

Размещение в короткие потребительские кредиты (до 3 месяцев) остается наиболее выгодным вложением: средневзвешенные номинальные ставки доходят до 35–40%. Но спрос на розничные кредиты сегодня снижается из-за падения доходов домохозяйств, роста цен и ожиданий дальнейшего ухудшения ситуации в экономике.

После временной стабилизации ставок репо в коридоре базовой ставки Нацбанка (15–17% годовых) цены на денежном рынке вновь стали расти после ухода Нацбанка с валютного рынка и его отказа от базовой ставки и достигали максимального уровня 56% годовых по однодневным сделкам и 40% по семидневным в первой декаде ноября. Ставки остаются высокими при снижении объемов репо. Валютный своп — один из основных каналов тенговой ликвидности для банков — также дорожает.

Сбалансированная структура фондирования — дополнительный бонус для банков. У большинства банков в депозитной базе преобладают средства юридических лиц, более дешевые по сравнению с розничными вкладами. Среди крупных банков исключение составляют Народный банк Казахстана, у которого на вклады населения приходится 40%, а на депозиты юрлиц — 34%, а также kaspi bank — розничные вклады составляют 53%, депозиты компаний сократились вдвое по сравнению с предыдущим кварталом (см. таблицу 5).

Кстати, у большинства БВУ сжалась доля депозитов юрлиц. Очевидно, это также последствие переоценки: объем преимущественно валютных вкладов населения после пересчета по новому курсу значительно вырос. Доля менее долларизированных корпоративных депозитов в итоге сократилась.

Основным риском для банков до конца 2015‑го и в 2016 году остается обесценение тенге на фоне дальнейшего ухудшения макроэкономической среды. С ним будет связано замедление кредитования, ухудшение качества кредитов и, как результат, падение прибыли.

* независимый аналитик, автор-составитель приведенного в материале ренкинга банков

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики