Чужая спецовка ближе к телу

Рынок аренды спецодежды еще не сформирован: при большом потенциальном спросе, как ни странно, практически отсутствует предложение

Чужая спецовка ближе к телу

Спецодежду можно арендовать так же, как машины и оборудование. И это оказывается выгоднее, чем сначала тратиться на закупку униформы или ее пошив, а затем на чистку. Прокат униформы и средств индивидуальной защиты, обслуживание грязезащитных ковров (матсервис), аренда ресторанного и гостиничного белья — все это разные сегменты текстильного сервиса.

По оценке консалтинговой компании Deloitte, годовой оборот европейского текстильного сервиса в 2012 году составил 11 млрд евро. На тот момент в Евросоюзе в данной индустрии было занято 135 тыс. человек. Несмотря на впечатляющие цифры, подавляющая часть европейского бизнеса покупает для себя спецодежду, которую чистит собственная прачечная или рабочие на дому. При условии, что все существующие европейские компании отдадут свою химчистку на аутсорсинг, годовой оборот текстильного сервиса достигнет 46 млрд евро.

В РК текстильный сервис не развит. Финская компания Lindström, которая представлена в 24 странах с оборотом чуть более 300 млн евро, дает униформу в прокат 30 казахстанским предприятиям из строительной, автомобильной, пищевой отраслей, фармацевтики и ретейла.

Конкурент финнов казахстанского происхождения — Textiline — сократил это направление бизнеса и сегодня сотрудничает только с одной компанией. «Шесть лет назад мы активнее начали продвигать другое направление — бренд детской одежды Mimioriki, поэтому опцию “аренда спецодежды” оставили только для “Казцинка”», — объясняет исполнительный директор Textiline Инна Апенко. К списку казахстанских текстильных сервисников стоит добавить еще несколько небольших фирм, обслуживающих грязезащитные ковры; остальные сегменты (мягкий текстиль) не развиты вообще либо развиты слабо.

Плюсы аренды

Спецодежду дают в аренду по следующей схеме. Поставщик услуги получает от клиента техническое задание, в котором оговаривается необходимое количество элементов и комплектов униформы, состав материала и форма одежды — вплоть до того, сколько карманов должно быть на ней. После этого утверждается график чистки и замены рабочей одежды, а также необходимый объем товарного запаса.

«Мы прежде всего разрабатываем для каждого клиента особый дизайн, по которому изготавливается униформа. Каждому работнику мы предоставляем шкафчик с замком. В нем он оставляет грязную одежду и находит чистую», — объясняет президент и CEO Lindström Group Юха Лаурио. Таким образом, арендная плата рассчитывается исходя из затрат на пошив, транспортировку, стирку, ремонт и утилизацию рабочей одежды.

Когда обслуживание спецовки отдается в аутсорсинг, то связанные с ним затраты переходят из постоянных в разряд переменных. «Если производство сокращается, то вместе с ним сокращаются затраты на аренду спецодежды. Мы выставляем счет только за использованное количество одежды по факту», — подчеркивает г-н Лаурио. По его мнению, аренда рабочей одежды очень привлекательна в кризис. «Именно поэтому в 2009 году во время последнего кризиса наша компания несмотря ни на что набирала обороты», — отмечает собеседник.

Арендованная у профессионалов текстильного сервиса рабочая одежда, по словам Юха Лаурио, повышает степень безопасности производимой продукции (фармацевтика, пищевая промышленность), а также защищает работника (вредное производство), потому что при изготовлении униформы учитывается специфика каждого производства. «Функционал одежды и защитные опции» — важный пункт в техническом задании. Кроме того, спецодежда в прокат шьется по единым лекалам с фирменной нашивкой заказчика, что подчеркивает корпоративный стиль.

По мнению Инны Апенко, нефтегазовые и горнодобывающие компании — монстры по потреблению униформы — ключевые потенциальные клиенты аренды спецодежды. «Высокодоходным компаниям важнее тратить свой интеллектуальный ресурс на развитие основной деятельности. Им неинтересно создавать дополнительную инфраструктуру, обслуживающую второстепенные бизнес-процессы», — уверена она.

Поэтому главные потребители аренды рабочей одежды — это крупные компании легкой и тяжелой промышленности, большие сети гостиниц и ресторанов. Неслучайно Lindström нацелен на нефтегазовый сектор и планирует открыть филиал на западе страны.

Малому и среднему бизнесу, у которого в производстве работают, допустим, 50 человек, прокат униформы не интересен. «Руководителю небольшого предприятия выгоднее купить спецодежду за три с половиной тысячи тенге, которую рабочий будет носить, условно говоря, три месяца. Тем более что под боком Китай и Кыргызстан, которые поставляют и сырье для пошива рабочей одежды, и готовую спецовку по сходной цене», — говорит управляющий директор компании — производителя спецодежды OverALL.kz Азиз Валидов.

Спрос и предложение

По словам президента Казахстанской ассоциации гостиниц и ресторанов Рашиды Шайкеновой, сегодня в гостиничном бизнесе, как наверняка и во всех других сферах, сложилась непростая ситуация. Уровень загрузки отелей — главный показатель работы туристической отрасли и гостиничного бизнеса — в 2014 году составил 26%. «В этом году загрузка упала до 21 процента. Эти цифры показывают низкую рентабельность бизнеса на сегодняшний день. В этих условиях у владельцев отелей возникает потребность уменьшить издержки, и один из способов — аутсорсинг. Аренда мягкого текстиля — полотенец, гостиничного белья — дает возможность не держать у себя прачечную и большое количество горничных. Если компании текстильного сервиса предложат адекватные цены и высокое качество, то гостиницы заинтересуются в услуге», — уверена г-жа Шайкенова.

По словам Инны Апенко, спрос на рабочую одежду в Казахстане колоссальный. А это значит, что есть интерес к сопровождающей услуге — аренде спецодежды. Но здесь проблема с предложением. Практически все опрошенные предприниматели, которые шьют и продают спецодежду, не знают о существовании проката спецовки. «Клиенты, с которыми мы работаем, ни разу не спрашивали о такой опции», — признается г-н Валидов.

Становление текстильного сервиса — вопрос не ближайших двух - трех лет, а десяти 

Textiline — одна из немногих казахстанских компаний, предоставляющих рабочую одежду в аренду. «Такую услугу мы оказываем “Казцинку” уже на протяжении восьми лет, — рассказывает руководитель Textiline Инна Апенко. — Аренду спецодежды подсмотрели когда-то у Lindström и реализовали ее в Казахстане». По ее словам, текстильный сервис развивается, когда на рынке есть высокодоходные компании, которым важно оптимально выстроить свой бизнес-процесс, отдав второстепенную деятельность на аутсорсинг. «Именно так развивался европейский текстильный сервис. Опыт показал, что специализированный поставщик обслуживает униформу лучше всех», — говорит Инна Апенко.

По ее словам, в промышленных регионах страны есть компании, которые дают в прокат рабочую одежду. «Наверняка кто-то оказывает такую услугу для компаний уровня “Тенгизшевройл” и “ПетроКазахстан”. Мы ушли в розничный сегмент, поэтому сегодня не продвигаем аренду спецодежды», — говорит г-жа Апенко.

В Казахстане спецовку шьет малый и средний бизнес, которому не по карману на собственной базе наладить дополнительную опцию в виде аренды текстиля. Нужно закупать стиральные машины, дорогое специализированное оборудование, расширять производственные и складские помещения для обработки и хранения текстильных изделий. Поэтому пока в сегмент не придет солидный капитал, предложение будет незначительным.

Непонятая услуга

Компания Lindström не боится быть первооткрывателем отрасли. В 2007 году финны создали текстильный сервис в Индии и за 8 лет открыли свои цеха в десяти городах страны. «Основной вызов, с которым мы сталкиваемся, когда выходим на новый рынок, — рассказывает г-н Лаурио,— это незнание наших потенциальных клиентов особенностей аренды текстиля. Поэтому зачастую нашими первыми клиентами становятся локальные подразделения международных компаний. Их менеджменту знаком текстильный сервис. Затем местные компании той страны, куда мы заходим, видя, что международные компании начали работать с нами, решают сотрудничать на предмет текстильного сервиса».

Чтобы аренда спецовки (шире — текстильный сервис) уверенно развивалась, аутсорсинговые компании должны предлагать цену, при которой предприятию-клиенту невыгодно содержать собственную прачечную.

Однако, с одной стороны, низкая стоимость в Казахстане неквалифицированного труда делает обслуживание спецовки внутри предприятия дешевым; с другой — казахстанские рабочие привыкли стирать свою униформу самостоятельно.

У текстильного сервиса в РК все же есть будущее, уверена г-жа Апенко. «Крупные нефтегазовые и горно-металлургические предприятия — большие потребители рабочей одежды. Руководители этих компаний — это западные менеджеры, для которых эта услуга близка и понятна. Мы пришли в этот бизнес восемь лет назад, Lindström на казахстанском рынке появился относительно недавно, но крупные игроки текстильного сервиса, которые могли бы заявить о себе как об отдельном сегменте, так и не появились. Поэтому становление текстильного сервиса так, как его понимают в Европе, вопрос не ближайших двух-трех лет, а десяти», — резюмирует Инна Апенко.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом