Тест для учителей

Николай Кузьмин
Николай Кузьмин

Школьные учителя в Казахстане никогда не были обделены вниманием руководства, начальства и различных контролирующих органов — от управления образования до пожарной инспекции. Хотя на невозможность жить и работать в условиях постоянных проверок жалуются преимущественно предприниматели, по числу проверок школы их давно обогнали. Просто учителя — люди покрепче, а потому жалуются реже.

На прошлой неделе министр образования и науки Бахытжан Жумагулов объявил, что учителей ждет еще одна проверка. «Мы должны смотреть, насколько психически здоров человек, потому что этим людям мы доверяем своих детей и внуков», — заявил он журналистам в ходе конференции «Профессиональное развитие учителя: традиции и перемены». При этом сослался на летчиков, для которых такая проверка давно стала нормой, косвенно указав на место учителей среди различных профессий — где-то между пилотом и космонавтом. «Например, чтобы летчика подготовить, мы смотрим, а как он будет вести себя в невесомости. Как он будет переносить, например, перепады давления. А почему мы не должны смотреть, какой будет будущий педагог, способен ли он воспитывать наших детей», — сказал министр.

С тем, что люди, которые учат наших детей и внуков, могли бы быть подобрее и пограмотнее, вряд ли кто будет спорить. Многие согласятся и со словами Бахытжана Жумагулова о том, что «в мире много есть негативных тенденций, когда среди педагогов есть люди, которые перешагивают человеческие взаимоотношения». Но в то, что введение психологического тестирования поможет в будущем этого перешагивания избежать, верится с трудом. В структурах, которые принято называть силовыми, уже давно не только силу и выносливость проверяют, но и психологические тесты заставляют проходить. О качестве работы силовиков интересующиеся могут прочитать в пресс-релизах МВД, КНБ и АБЭКП по поводу взаимных арестов. Повлияла ли на это сдача психологических тестов, установить практически невозможно.

Впрочем, идея психологического тестирования работников набирает популярность. Глава Агентства по делам государственной службы Алихан Байменов, давний сторонник меритократии в кадровой политике, планирует тестировать всех поступающих на госслужбу. Сегодня даже формальные конкурсы при назначениях на новую должность в наших госструктурах не слишком популярны. А с помощью тестов хотя бы при приеме на работу будут отсеивать патологических лжецов и аутистов.

Прохождение психологического теста рассматривается не как способ получения информации о сотруднике, которую вместе с автобиографией следует хранить в отделе кадров, а как способ устранения тех недостатков, которые начинают проявляться в деятельности системы — образования, охраны порядка или иной любой. Это заставляет предположить, что школьным учителям предстоит столкнуться с новыми формами отчетов о новых видах воспитательных работ.

Министр, возможно, сам того не желая, затронул очень интересную тему — о соотношении доверия и психического здоровья. Во-первых, насколько здоровым (психически) нужно быть, чтобы тебе доверили вести уроки? Ведь абсолютно здоровых мало, а после нескольких лет работы в школе их практически не остается. Во-вторых, должен ли быть психически здоровым (и если да, то насколько) человек, которому мы доверяем принятие законов? А человек, исполняющий эти законы? А человек, устанавливающий степень психического здоровья других? Предложение о проведении психологического тестирования кандидатов в депутаты мажилиса избиратели наверняка бы только приветствовали. Узнать коэффициент интеллекта (IQ) народных избранников народу бы тоже было очень интересно.

Кстати, именно с избирательным процессом и связана главная проверка учителей. 15 января пройдут парламентские выборы, а именно в школах размещена большая часть избирательных участков, именно из учителей сформированы избирательные комиссии на них. Поэтому школьными работниками интересуются не только контролирующие органы, но и политики. Власть старается завоевать их лояльность. Правительство регулярно сообщает о предстоящем повышении зарплаты учителям, манипулируя словами «ставка», «проценты» и «категория» так, что создается впечатление, будто зарплата у учителей едва ли не самая высокая по стране. В действительности она намного ниже средней, а самое главное — разная и зависит она во многом от часов, которые получит учитель от директора школы. Зависимость всех учителей от директора настолько сильная, что работать с каждым из них по отдельности необязательно. Оставим в стороне тему прямой фальсификации итогов голосования, поскольку это относится к компетенции правоохранительных органов. Отметим лишь, что в практику вошло закрепление за учителями своих маленьких избирательных участков в несколько домов или подъездов, на которых они обязаны обеспечить высокую явку.

Оппозиция пытается взывать к гражданской совести учителей. Шесть лет назад, накануне президентских выборов 2005 года, группа оппозиционных политиков обратилась с письмом к учителям Казахстана. В нем было сказано: «Мы обращаемся к Вам с огромной человеческой просьбой: не давайте втягивать себя в процесс фальсификации выборов! Не позволяйте чиновникам втягивать себя в преступления против собственного народа, против будущего, против будущего своих детей!»

Обращение это было во многом наивным, потому что в реальности никакие чиновники не обращаются к учителям с просьбой поучаствовать в преступлении против собственного народа. Просьба исходит от директора. Поэтому лучше бы они учителям дали практический совет, как отказать директору и избежать после этого неприятностей. Но совета такого у оппозиции нет. Кроме того, средний учитель на момент участия в избирательной комиссии уже успевает выполнить столько бессмысленных распоряжений, принять столько формальных комиссий, написать столько ненужных планов и отчетов, что и электоральный процесс для него мало отличается от сдачи ЕНТ. Наконец, и сами оппозиционеры не очень любят работать с учителями. Шахтеры или нефтяники им милее, особенно если они бастуют. Они уже настроены оппозиционно, их и агитировать-то не надо. Просто встань рядом и почувствуй себя героем. А к учителям в этом году оппозиция уже не обращается.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом