Полуспящий террор

Методы террористических организаций идут в ногу со временем

Полуспящий террор

По мнению директора кыргызского аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыра Маликова, террористические атаки во Франции стали неожиданностью для всех. Уровень системы безопасности Франции и подготовленность ее спецслужб, которые не смогли непросто предотвратить террористические атаки, но и предвидеть угрозы, тому подтверждение. А ведь угрозы существовали и даже постоянно росли. Не были учтены многие факторы и индикаторы – радикализация части граждан внутри страны, оскорбительные карикатуры журнала “Шарли Эбдо” в адрес мусульман, выезд и участие граждан Франции в конфликте в Сирии на стороне ИГИЛ и т.д.

Фото: vakhdat.ru

- Какова структура террористических организаций и их ячеек, которые базируются в регионах, где нет широкого подполья, как например в странах Европы?

- Структура напоминает разветвленную сеть, состоящую из почти автономных ячеек, которых возглавляют местные амиры. Террористические ячейки из разных городов Франции, Германии, Великобритании, Бельгии поддерживают контакт между собой и имеют выход на Сирию и Ирак. Кроме того, связи не ограничиваются вышеназванными странами, они могут контактировать с подобными же группами, которые базируются в Африке, Азии и Америке. Ячейки также могут связываться с международными преступными группировками и контактировать с тюремным контингентом.  

Численность этих групп-джамаатов колеблется в пределах от  двух до десяти человек, что делает конспирацию ячеек надежной. Как правило, подавляющее большинство членов имеет гражданство ЕС, и ранее не попадало в поле зрение полиции или спецслужб. По своей сути, это так называемые полуспящие ячейки.

Да, современные джамааты сформированы как ячейки. Самое интересное, что в методике создания этих группировок лежит принцип децентрализации - когда людей объединяет идеология, а не система. Эта теория получила название «джихад одиночного устрашения (терроризирования)». Группы, созданные по этой модели, могут состоять всего лишь из двух-трех человек. Ее очень трудно вскрыть: она работает автономно, и если погибает одна ячейка, то вторая продолжает функционировать, не зная о существовании другой. Хотя перед ними могут стоять общие задачи или им дают дублирующие задания, но разные по времени. 

- Насколько велика роль интернета в вербовке и финансировании террористических ячеек или важнее реальные контакты?

- Роль интернета нельзя недооценивать, учитывая, что члены террористической группировки ИГИЛ имеют своих специалистов и используют все возможности IT-технологий как для вербовки, так и для передачи информации и руководства.

Распространение информации через Всемирную паутину практически невозможно контролировать, поскольку любой надзор подразумевает уменьшение прав и свобод граждан на доступ к информации. Многие страны оказались в интересном положении, когда они не могут пойти на ужесточение интернет-связи: ведь это нарушение международных конвенций по правам человека на доступ к информации.

Вышеназванные ячейки получают сигналы из Интернета через видеохостинги (как например, YouTube) или существующие социальные сети наподобие Facebook, «ВКонтакте» так далее.

- Если сравнивать террористические организации 10-15 летней давности с сегодняшними, какие отличительные черты вы бы отметили?

- По сути, мы сейчас имеем дело с новым феноменом, так называемыми мобильными и глобальными интернациональными группировками. Они готовы и могут слетаться по одному сигналу, собираться в любой точке земного шара, проникать в любое государство, привлекать местные ячейки.

Как было сказано, террористические ячейки имеют сетевую структур, и они сформированы по принципу «от человека к человеку + идеология». И здесь проблема в идеологии. Дискурс ИГИЛ подобно вирусу распространяется среди протестной части населения и молодежи. К несчастью, идеология ИГИЛ больше всего рассчитана на молодежь из стран третьего мира, в том числе Центральной Азии. 

Угрозу недооценивают, она носит не столько военный, сколько идеологический характер. ИГИЛ – это проект-вирус с конкретными задачами и целями: построение халифата путем демонтаж светских режимов и правительств или создание зоны нестабильности, автономных анклавов. Это делается с использованием лозунгов и призывов к построению справедливого общества и халифата. 

Несмотря на все это, государство борется с проявлением терроризма и экстремизма традиционными методами. Однако нарастающие риски ставят вопросы об их эффективности. Чтобы противостоять, нужна новая идеология: мировоззренческая система, построенная на умеренных основах ислама и способная стать щитом против радикальных идей. 

Сегодня главную угрозу для нашего региона представляют спящие ячейки внутри стран Центральной Азии, имеющие связи с ИГИЛ и всевозможными джихадистскими группировкам. Они сейчас концентрируются на севере Афганистана. Думаю, что угрозы по отношению к странам Центральной Азии могут быть со стороны севера Афганистана. Как будут развиваться эти события? Будут ли это лобовые атаки? Или тайное проникновение боевиков на территорию Таджикистана, а затем Кыргызстана в Ферганскую долину? Трудно спрогнозировать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее