Экспортный краш-тест

Редакционная статья

Экспортный краш-тест

Топ-менеджер одной известной иностранной сетевой корпорации в частной беседе с «ЭК» неожиданно выдал тезис, который может стать ключевым для мировой экономики в ближайшие пять-десять лет. «Вы спрашиваете о развивающихся странах? Их больше нет,— почти безэмоционально сказал он. — Да-да, больше нет развивающихся стран. Точнее, страны, которые мы привыкли называть развивающимися, притормозились в развитии настолько, что развитые показывают более оптимистичные результаты. Раньше Китай и другие страны БРИКС действительно выглядели как точки роста мировой экономики, но сегодня старая Европа и США показывают превосходную динамику ВВП, инвестиционный поток развернулся в их сторону. Чем могут похвастаться развивающиеся? Их рынки за последние 10–20 лет были достаточно интенсивно освоены, учитывая местный уровень доходов. Наблюдается отток инвестиций».

Конечно, примитивно воспринимать мировую экономику как взаимодействие двух игроков — один из которых быстр и голоден, а другой сыт и медлителен. Это многосторонняя игра, в которой любые группировки — не более чем конструкты.

Разберем это на конкретных примерах. Замедление Поднебесной — один из важнейших факторов, которые упоминают в контексте упадка развивающихся. Но почему замедляется Китай? Государственное стимулирование инвестиций нашло потолок, на фондовом рынке появились пузыри, угрожающие экономике, промышленность которой, казалось бы, прочно обосновалась во всех мыслимых нишах мирового рынка, обоснованно претендуя на звание фабрики мира. Но вместе с тормозящим по факту и развивающимся по классификации Китаем замедляется и член ОЭСР Канада с ее скромной интегрированностью в мировую экономику, но большим ресурсным сектором, ориентированным на экспорт.

И Казахстан, так же переживающий один из тяжелейших экономических кризисов в своей истории, повторяет модель не Китая, а Канады с определенными расхождениями. То есть дело не столько в степени развития, сколько в устойчивости самой экономики, высокий уровень которой достигается только в том случае, когда большая часть и спроса, и предложения генерируется внутри страны.

Но соблюдать это условие, строго говоря, могут лишь две мегаэкономики — Штаты и ЕС. Маленьким рынкам вроде Казахстана приходится ориентироваться на экспорт. Это уже большой риск. Вдобавок дисбаланс экспортной структуры с креном в сторону ресурсов данный риск усиливает. В периоды высоких цен мы болеем голландской болезнью, опьяненные сверхдоходами. Во времена низких — наступает абстенентный синдром, длящийся до следующего опьянения.

Мрачно? Пожалуй. Однако небезысходно. Выход в диверсификации экспорта, стимулировании развития экспортеров несырьевых продуктов. Но это дело не одного десятка лет. Скорой помощью экономики обрабатывающая промышленность станет в лучшем случае за горизонтом 2035 года.

Не беда, остался ведь резерв и у сырьевиков — у них высочайшая рентабельность. Этот сектор может привлечь инвестиции даже в тяжелые для commodities времена. Однако и инвесторы, и правительство признают: ресурсный сектор экономики раздут до неприемлемого: там большие штаты, проекты все дороже. Как итог — низкая производительность, повысить которую оперативно не выйдет: нужны болезненные решения и время на их воплощение.

Но именно с решениями и качественным их воплощением в Казахстане традиционно туго. Намного убедительнее получается объяснять экзогенную природу кризиса и досадовать на ущербность мировой финансовой системы.

Падающий экспорт — краш-тест не только для нашей экономики, слабо реагирующей на реализацию программ развития, но идеально коррелирующей с ценой на нефть. Это испытание для системы государственного управления и менеджмента в частных компаниях. Это испытание, позитивный эффект которого состоит как раз в том, чтобы как можно меньше сдерживать силу удара. И за это сегодня волноваться не приходится. Во-первых, сдерживать нечем. А во-вторых, незачем.

Если нынешняя модель экономики, несмотря на многочисленные доработки, все равно осталась нерабочей, она разобьется в лепешку. Тогда нужно собраться с духом, сдать ее в металлолом, а затем заказать новую. И лучше у других конструкторов.

Читайте тему номера: Невыученный урок 

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?