Еще раз о неизбежном

Еще раз о неизбежном

Точных данных о том, какая часть экономики страны не выходит из сумрака, нет.

«Вопрос определения точного значения уровня теневой экономики является спорным, уровень теневой экономики варьируется от 20 до 28 процентов ВВП»,— рассказал на очередной налоговой конференции, организованной Ассоциацией налогоплательщиков Казахстана 13 ноября в Алматы, председатель комитета госдоходов (КГД) Минфина РК Даулет Ергожин, прибавив, что для налоговиков более важен вопрос сжатия теневого сектора, каким бы он ни был.

Глава КГД объяснил нынешний уровень теневой экономики сложением трех факторов. «Первый — пассивный правовой нигилизм населения. Некоторые люди элементарно не знают, как заполнять налоговую отчетность, предпочитают просто игнорировать обязанность платить налоги. Во-вторых, это стадия активного правового нигилизма, когда предприниматель сознательно идет на нарушение закона с целью максимизировать свою прибыль. И третье — это, конечно, коррупция. Причем как коррупция в госорганах, так и частных компаниях. И, как правило, она крутится вокруг госзакупок»,— структурировал г-н Ергожин.

В свете этого налоговики предпринимают серию мер. Например, усиливают систему управления рисками (СУР). Если ранее фискальная СУР была направлена, например в секторе внешней торговли, на сам товар, то теперь — на компанию, которая его продает или покупает. Если фирма исправно платит налоги, то она получает «зеленый коридор» на границе; в рамках этого режима все процедуры сведены к минимуму. И сейчас порядка 40% внешнеторгового оборота идет по «зеленому коридору».

«Причем поступления от компаний этого потока, когда мы его открыли, увеличились на 70 процентов,— подчеркнул г-н Ергожин. — “Синий коридор” — направление на посттаможенный контроль, “желтый” — для компаний, которые имеют налоговую нагрузку менее 1–2 процентов. И их мы проверяем более тщательно».

Одно из направлений работы — переводить как можно большее количество сделок на безнал. Пока доля безналичных расчетов в экономике составляет 50%, но КГД ставит целью догнать Южную Корею, где этот показатель составляет 97–98%.

Кроме того, г-н Ергожин прокомментировал две наиболее животрепещущих темы: спад поступлений от внешнеторговой деятельности и инициативы по внедрению новых налогов. Сокращение импорта он объясняет затовариванием складов казахстанских импортеров и перетоком части импорта в Кыргызстан из-за того, что стоимость растаможки в КР существенно занижается, а на казахстанском участке таможенной границы ЕАЭС сбор производится исходя из реальной цены.

Что же касается замены НДС на налог с продаж и розничный налог, то Даулет Ергожин подчеркнул, что в целом поддерживает ввод налога с продаж (НСП), но видит его равноэффективным НДС. Правда, при полноценном использовании последнего. Чиновник уверен, что при внедрении НСП нагрузка на малые фирмы не увеличится. Основную тяжесть будут нести компании, привлекающие много подрядчиков. К слову, именно они и являются главными противниками НСП.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики