Новая Европа для Меркози

Перед лицом экономического кризиса Германия предлагает ЕС трансформацию из союза государств в союзное государство. Европейцы предложение восприняли скептически

Новая Европа для Меркози

Семнадцать государств еврозоны должны снова завоевать доверие. «Я верю в то, что с помощью сегодняшнего решения это удастся», — канцлер Германии Ангела Меркель, выступая утром в пятницу на саммите в Брюсселе, делала хорошую мину при плохой игре. Несмотря на долгие и тяжелые переговоры, а также на полную поддержку со стороны президента Франции Николя Саркози (последние недели германо-французский тандем так часто един во мнении, что получил даже прозвище Меркози), немецкому лидеру не удалось сломить сопротивление четырех стран Евросоюза — Великобритании, Венгрии, Чехии и Швеции.

Согласованный с французами немецкий план представлял самые радикальные предложения по выходу из экономического кризиса, которые до сих пор выдвигались европейскими политиками. Больше экономить, больше работать и больше подчиняться Брюсселю — именно так следует понимать слова Меркель о том, что европейцам требуется «больше Европы». Европейским странам, много лет подряд нарушавшим Маастрихтский договор, Меркель предлагает систему жестких и, главное, автоматических санкций за нарушение норм Пакта стабильности. Проштрафившиеся члены еврозоны также должны смириться с тем, что их бюджеты будут проходить одобрение в высших европейских инстанциях. При этом данные нормы в идеале должны распространяться не только на государства еврозоны, но и по возможности на весь Евросоюз. Недаром немецкие чиновники предпочитают говорить о том, что их план разработан не для 17 стран, а для формата «17+».

В пятницу, однако, стало ясно, что планы Меркель поддержаны не всеми членами Евросоюза. С предложениями канцлера согласились 17 стран еврозоны, а также шесть не входящих в валютный союз членов ЕС (включая присоединившуюся к ЕС прямо на саммите Хорватию). Четыре не входящих в еврозону государства, возглавляемые Великобританией, остались несгибаемы. «Моя страна заинтересована в стабильности еврозоны, но не будет делать то, что идет вразрез с ее интересами», — заявил британский премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Именно масштабность плана Меркель является его ключевой характеристикой. По замыслу германо-французского тандема новые правила финансово-политической игры в Европе должны быть сначала одобрены главами государств ЕС, а затем обязательно переданы на ратификацию в каждую конкретную страну и подтверждены там в соответствии с национальными законодательствами. Такой процесс может быть долгим, а результат — негарантированным. Вспомним хотя бы, как два месяца назад Словакия чуть не сорвала процесс ратификации договора об увеличении объема европейского стабфонда, потеряв в процессе парламентского кризиса правительство. Однако только так договор, существенно сокращающий сферу политико-финансового суверенитета национальных государств, имеет шанс оказаться легитимным в глазах европейцев, почти потерявших симпатии к единой Европе. С 2007 года доля граждан ЕС, полагающих, что членство в союзе принесло их стране выгоду, упала с 59 до 40%.

«Нам нужен кардинальный пересмотр основ еврозоны. Нам нужны новые договоры. Мы не можем купиться на типичную брюссельскую шкатулку с фокусами и протащить новые правила в уже имеющиеся договоры под прикрытием не предназначенных для этого параграфов. Мы должны добиться ратификации новых договоров на национальном уровне и сделать это более чем для 17 государств», — сказал перед открытием саммита представитель делегации немецкого правительства. Иронизируя над «брюссельской шкатулкой с фокусами», немецкий чиновник имел в виду мнение президента Евросоюза Хермана ван Ромпея, предлагавшего обойтись без создания новых договоров и утвердить новые правила автоматических санкций через пересмотр Лиссабонского договора брюссельскими структурами, что не требует ратификации.

Впрочем, несмотря на то что на пятничном саммите немцам и не удалось провести свою идею, развитие ситуации будет играть в их пользу. «Нам не нужны гнилые компромиссы. Пока Европа не дошла до точки, когда большинство стран и органов оказались бы готовы изменить договоры. Мы надеемся, что к Рождеству мы дойдем до нее», — спокойно пояснил все тот же представитель немецкого правительства. Если суммировать те части госдолга участников еврозоны, которые превышают 60% ВВП каждой конкретной страны, то общая задолженность зоны, превышающая нормы Маастрихтского договора, составляет 2,63 трлн евро. Это почти в четыре раза больше, чем теоретически максимальный объем европейского стабфонда EFSF. При этом в большинстве стран самая значительная выплата долга приходится именно на предстоящий 2012 год. Это означает, что слишком многим государствам в следующем году понадобятся деньги, а главный источник денег в Европе — это Германия, и поэтому ее предложения окажутся куда более весомыми.

Впрочем, край пропасти, по которой Меркель водит соседей по Европе, призывая пойти на более глубокую интеграцию, может оказаться слишком опасным. Значительная долговая нагрузка, приходящаяся на 2012 год, наложится на углубляющуюся стагнацию. Согласно опубликованному в четверг прогнозу ЕЦБ, в следующем году в странах еврозоны ожидается рост всего на 0,3%, притом что еще в сентябре ЕЦБ заявлял об ожидаемом экономическом росте на 1,3%.

«Риски экономического спада в еврозоне глубоко укоренены», — сказал глава ЕЦБ Марио Драги, представляя в тот же четверг решение снизить ставку рефинансирования до рекордно низкого уровня — до 1%. По его мнению, такое снижение должно помочь росту экономик. Однако маловероятно, что удастся подстегнуть экономику одним лишь снижением ставки, особенно в условиях масштабных сокращений госрасходов.

Берлин