Изобрести реанимобиль

Редакционная статья

Изобрести реанимобиль

Корпоративная статистика — лучший индикатор состояния экономики. Именно официальные данные о финансах предприятий по итогам I квартала уходящего года, опубликованные в июле, позволили нам сказать, что в стране начинается кризис, сопоставимый по масштабам и глубине падения с тем, что был в 2009 году. В то время, как выручка компаний просела на 30–40% к прошлогоднему, а доля рентабельных фирм по ряду секторов ушла ниже 50%, индексы физического объема производства товаров и услуг все еще находились в зоне позитивных значений, давая политикам и экспертам мнимую уверенность, что в экономике страны все не так уж плохо.

Именно поэтому ежегодно публикуемый на страницах нашего издания рейтинг «Эксперт-200‑Казахстан» — перечень результатов самых крупных компаний по объему реализации — хороший индикатор состояния бизнеса и ключевых тенденций, которые направляют экономику. Нынешний, седьмой по счету рейтинг компаний национального бизнеса, свидетельствует: 200 крупнейших бизнесов страны, дающих в общем половину выручки всей экономики, еще в 2014 году просигналили: Казахстан сползает в рецессию.

Вот те тренды, которые обозначились в 2014‑м, но окрепли и развились в 2015‑м, а также будут оказывать влияние на ключевые источники роста экономики и за горизонтом 2016‑го.

С середины прошлого года стали падать цены на нефть. Из-за отложенного эффекта на выручку нефтеэкспортеров (расчет по купленной нефти и ее поставка происходит через квартал после торгов) падение цен в минувшем году составило всего 3%. Одновременно посыпались и другие commodities, дающие стране экспортную выручку: металлы и зерно. По итогам первых шести месяцев нынешнего года нефть просела сильнее — на 46%.

Итак, такой источник роста, как экспорт, не срабатывает. И, судя по прогнозам на ближайшие год-два, ждать толчков отсюда нет смысла.

Из-за пикирующей нефти еще в конце 2014‑го обвалилась валюта второго после ЕС торгового партнера РК, России, с которой Казахстан состоит в экономическом союзе и не имеет таможенной границы с середины 2011 года. За рублем вниз поплыли валюты всех развивающихся стран и стран-нефтеэкспортеров. Сильный тенге стимулировал приток импорта, чем ослабил не только экспортеров, но и тех отечественных производителей, что ориентированы на внутренний спрос.

Проведя резкое ослабление нацвалюты в феврале 2014‑го, монетарные власти страны решили поддержать экспортеров, традиционно активно наполняющих бюджет. Но в стране, где импортозависимость находится на уровне 80%, это означает сжатие внутреннего спроса. В результате уже в 2014‑м торговые фирмы (а они занимают четверть нашего списка) ощутили давление на выручку. И все же именно внутренний спрос поддержал рост в минувшем году. Наверняка 50‑процентное ослабление нацвалюты в августе-сентябре 2015 года убьет и этот источник роста.

Удержать экономику от падения призваны государственные инвестиции. И по антикризисному «Нурлы жолу», рассчитанному на 2015–2019 годы, экономика должна получить до 24 млрд долларов в виде вложений в инфраструктуру. И это уже сказывается на показателях компаний, занятых в инфраструктурном строительстве: их результаты превосходны и будут усиливаться.

Однако все средства по программе, выделенные из стремительно таящего Нацфонда, должны быть впитаны экономикой в первые три года. Дальнейшее снижение экспортных цен и объемов (срыв ключевых нефтяных проектов развития в прошлом году делает этот риск весьма реалистичным) делает будущее за пределами 2018–2019 годов совсем мрачным: мы истратим Нацфонд и исчерпаем все источники роста.

По нашему мнению, контрольной отметкой станет следующий год. Если нынешние негативные тенденции сохранятся и в 2016‑м, нужно, не дожидаясь коллапса системы, кардинально менять экономическую политику. Стандартные кейнсианские методы разгона больше не помогут.

Но какими должны быть эти новые меры? Нам видится, что решения могут быть приняты только в двух направлениях: систему либо сильно зарегулируют, либо заметно либерализуют. Какой из вариантов выберут в Астане, зависит уже не от качества предлагаемой экономической программы.

Мы вышли из зоны, в которой спасают экономические решения. В том сумереке падающих котировок commodities и ослабевающих валют, теряющего доходы бизнеса, куда мы попали в 2014‑м, нужны серьезные и ответственные политические решения. Решения, по фундаментальности аналогичные только тем, что принимались в начале 1990‑х.

Читайте тему номера: Ростом не вышли

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?