От эксклюзива до массового производства

Современный британский дизайнер поделился секретами мастерства с отечественными специалистами

От эксклюзива до массового производства

На днях в Алматы в Музее казахских народных музыкальных инструментов состоялась лекция известного британского дизайнера Гарета Нила на тему: «Локальность. Люди. Процесс. Создание смысла».

Лекция организована в рамках проекта «Дни британского дизайна», реализуемого Британским советом при поддержке компании Chevron совместно с Бизнес-инкубатором MOST и проектом Experimentarium Live. Проект представляет собой серию лекций и мастер-классов на тему дизайна и направлен на развитие навыков начинающих модных и индустриальных дизайнеров Казахстана и молодых профессионалов, работающих в данном секторе.

Презентация началась с цитат знаменитых дизайнеров современности. Затем Гарет Нил рассказал о своих собственных проектах, которые были направлены на то, чтобы привлечь внимание к проблемам экологии, общества и производства вещей. Работы, представленные на экране, напоминали больше инсталляции, а события, сопровождавшие их создание — акции в духе сontemporary art. Например, изготовление стульев прямо в лесу по технологии старых английских мастеров, производство сланцев из прессованного мусора, собранного на пляже, или загружающиеся с планшета одеяла пэчворк для больных детей в госпитале.

Из презентации стало понятно, что Гарет Нил сторонник штучного производства. Большинство представленных им изделий сделаны вручную при помощи традиционных столярных инструментов и из традиционного материала — дерева. Но нередко при их моделировании дизайнер прибегает к компьютерным программам. Его интересуют возможности цифровых инструментов.

Одна из важных эстетических задач современного дизайна — работа с материалом. Придавая материалу определенную эстетическую форму, художник меняет его исходную природную сущность и внешний вид таким образом, что его трудно узнать. Например, ваза из дуба сделана так, что преображенный дизайнером материал обретает не совсем характерные для него вытянутые волнисто-пластичные формы. Это благодаря тому, что объект растянули в графическом редакторе.

Несмотря на пристрастие к изготовлению уникальных вещей, Гарет сотрудничает в области промышленного дизайна с известными компаниями, производящими вещи для широкого потребителя.

«Эксперту Казахстан» удалось побеседовать с известным британским дизайнером. Г-н Нил назвал три принципа своей дизайнерской философии — это красота, мастерство, долговечность. И обозначил три приоритета для казахстанского дизайна. 

Дизайн как storytelling

— Гарет, чем, на ваш взгляд, художник отличается от дизайнера?

— Моя работа представляет собой нечто среднее между работой художника и дизайнера. Традиционно дизайнеров всегда занимал вопрос функциональности и решения определенной проблемы, в то время как для художника важнее концепция и выражение. Я считаю, что и то, и другое важно, поэтому я использую дизайн, чтобы рассказывать истории о людях, месте и процессе.

— Как происходит переход от искусства к дизайну?

— Я не разделяю свою работу на «искусство» и «дизайн». Я использую инструменты и приемы, характерные и для художников, и для дизайнеров. Это помогает мне достичь комплексного подхода, чтобы вдохновить современную аудиторию.

— Каковы проблемы выхода к производителю и потребителю? В какой степени вашу деятельность можно определить как творчество и как бизнес?

— Найти правильную форму сотрудничества с производителями — это всегда трудно, потому что необходимо гарантировать качество продукции, а также сделать так, чтобы продукты предлагались потребителям по правильной цене. В моем случае дизайнерские магазины и магазины при галереях выступают в качестве посредников и помогают мне найти правильных клиентов, и я не мог бы заниматься этим бизнесом без них. Некоторые из них лучше других, и по мере того как вы приобретаете репутацию, вы можете работать с самыми лучшими партнерами.

Ведение бизнеса всегда требует постоянного обучения, поэтому я всегда думаю о балансе между творчеством и бизнесом и время от времени пересматриваю приоритеты. Иногда ко мне обращаются с замечательными проектами, которые не принесут много денег, так что мне приходится думать о том, будет ли это правильно для моего бизнеса. Бывает полезно поработать в условиях финансовых ограничений, чтобы разработать нечто особенное, что потом повлияет на другие работы. Мои дизайнерские работы бывают очень разными: от эксклюзивных произведений для коллекционеров до мебели для массового производства. Но при этом я всегда соблюдаю последовательность согласно своей дизайнерской философии, которая подразумевает красоту, мастерство и долговечность.

— Можно ли сказать, что вы создали свой авторский бренд как художник и теперь работаете под ним как дизайнер на заказ?

— Я создал уникальный стиль в сфере дизайна и ремесла, который помог мне в работе над теми проектами, которые мне предлагают. Я стараюсь выходить за рамки традиционного ремесла, в своей работе я использую комбинацию традиционных процессов и цифрового производства, чтобы выявить скрытые свойства материалов, процессов и функций.

Культура, партнеры, реализм

— Вы отметили, что главными параметрами для вас являются место, процесс и люди. Но разве на эти принципы не опирается современное искусство перформанса и акционизма?

— Нет, это только мои принципы, в которые верю я сам и которые я считаю важными. Я надеюсь найти потребителей, которые также считают эти принципы важными для себя.

— Какую роль играет для вас материал? Можно ли сказать, что это такой же важный фактор, как люди, место и процесс?

— Локальность, место и процесс являются неотъемлемой частью сущности. Я всегда стараюсь находить экологически рациональный источник материалов, иногда я даже путешествую, чтобы найти подходящие материалы. В 2012 году я проехал 150 миль до леса в Англии, чтобы создать серию мебели в рамках моего проекта In Pursuit of Carbon Negative, направленный на снижение выброса углерода. Целью другого моего проекта, «Стул Оркни» (примечание: Оркни — графство в Шотландии), было возрождение традиционной техники плетения соломы, которая тесно связана с производством местного материала.

— Как вам показалось после знакомства с нашими дизайнерами, каковы главные проблемы в этой сфере в Казахстане?

— Я могу отметить три ключевых направления для дизайнерской индустрии Казахстана. Один из приоритетов — это повышение культуры потребителя. Это займет некоторое время, но будет происходить очень быстро.

Второе направление — создание партнерской сети, которая будет служить связующим звеном между производителями и дизайнерами и поможет продемонстрировать производителям потенциал современного дизайна.

И третье. Дизайнерам необходимо сосредоточиться на том, что у них уже есть, вместо того чтобы думать, чего у них нет.

Свежий замысел и старые материалы

Гарет Нил практикует уникальный подход к дизайну посредством изобретательности в выборе материалов, любознательности и новой интерпретации знакомых вещей. Он помог сформировать новую эру в сфере дизайна и ремесел. Его деятельность связана с его собственным исследованием, которое он проводит на базе Университета Брайтона, направленным на изучение традиционных процессов и digital-производства. Работы Гарета представлены на международных выставках, от музея Виктории и Альберта в Лондоне до музея искусства и дизайна в Нью-Йорке.

MOST собирает стартапы 

В рамках программы по развитию творческих индустрий Клуб молодых предпринимателей MOST совместно с корпорацией Chevron объявил о наборе на акселерационную программу для стартап-проектов в сфере творческих индустрий. Для участия в Школе творческих предпринимателей будут отобраны 20 лучших проектов, которые получат возможность бесплатно пройти двухмесячную программу акселерации на базе Бизнес-инкубатора MOST.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?