Черная кошка в темной комнате

Выиграют ли клиенты банков от компенсации тенговых депозитов по новому курсу доллара через год, пока не может сказать никто

Черная кошка в темной комнате

Компенсацию депозитов при постепенном ослаблении тенге предложили еще прошедшей зимой директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов и управляющий партнер компании Tengri Partners Ануар Ушбаев. В январе они представили комплекс мер, названных «тенговой гарантией», в котором обосновали необходимость индексации сбережений в нацвалюте по девальвации, если ее значение превышает 6% в год. Причем выплату компенсаций должен гарантировать и взять на себя Национальный банк.

Авторы были уверены в том, что «если создать условия, которые “обнулят” лишний спрос на валюту, резервы страны вырастут, платежный баланс улучшится, а курс тенге перестанет нести социальную нагрузку и будет определяться чисто экономическими факторами». Как мы отмечали в материале «Чужая валюта ближе к телу» (Чужая валюта ближе к телу), эти меры строятся на возврате доверия к тенге за счет дополнительных преференций и исходят из того, что новая девальвация является безусловным злом.

После сокрушительного обвала обменного курса со 188 до 255 тенге за доллар 20 августа этого года среди населения, ранее успокоенного заверениями Нацбанка о стабильности валютной политики (в апреле о том, что девальвации не будет, заявил и глава государства Нурсултан Назарбаев), началось брожение. Люди атаковали обменные пункты, чтобы купить доллары, пока «товар» еще больше не подорожал. Хотя в последующие дни произошел откат и нацвалюта отыграла позиции, укрепившись до 218–220 тенге за доллар, заявление Нацбанка о введении режима свободно плавающего обменного курса укрепило общество во мнении, что тенге теперь может падать до бесконечности. В такой ситуации актуализировалась идея о гарантиях по сбережениям в тенге. Президент страны еще 20 августа поручил правительству и Национальному банку разработать и внедрить механизм выплаты компенсаций по тенговым депозитам физическим лицам.

Нацбанк объявил о готовности компенсировать курсовую разницу по тенговым вкладам, начиная с 18 августа, при условии, что срочный вклад, сумма которого на эту дату не превышала 1 млн тенге, будет заморожен на год. Таким образом регулятор, очевидно, рассчитывал достичь двух целей: предотвратить отток тенговой ликвидности из банков и снять социальную напряженность, вызванную очередной девальвацией тенге. Идея Худайбергенова–Ушбаева несколько вульгаризировалась: их «тенговая гарантия» своей конечной целью подразумевала дедолларизацию экономики. Нацбанк так сильно пока не замахивается. По словам г-на Худайбергенова, компенсация депозитов в нацбанковском варианте «рассчитана на мелких депозиторов, тогда как дедолларизация происходит прежде всего за счет крупных депозиторов».

Но, по сути, как подтверждает директор Центра макроэкономических исследований, вариант НБРК — это та же самая компенсация курсовой разницы по тенговым депозитам, но с отличиями. Г-н Худайбергенов их перечислил: «Во-первых, в наших предложениях нет ограничения в один миллион тенге, так как, чтобы добиться реального эффекта дедолларизации, нужно компенсацию распространить на всех. Иначе это даст лишь социально-психологический эффект. Во-вторых, предложенный нами вариант компенсации рассчитан как мера, сопровождающая постепенную, около 6 процентов в год, девальвацию тенге. То есть растянутую на несколько лет, а не разовую. В-третьих, в нашем случае формула предполагает меньшие расходы по компенсации относительно объема депозита, так как частично компенсация по девальвации происходит за счет высокой разницы доходности между валютным и тенговым депозитами (около 8 процентов). И, в-четвертых, в нашей схеме не надо создавать никаких спецсчетов, писать заявления и так далее — все предельно автоматизировано и упрощено».

Антидевальвационная формула

Базовые условия выплаты компенсаций по модели, предложенной НБРК, следующие. До 30 сентября депозит, оформленный в БВУ, по заявке вкладчика переоформляется в спецсчет, движение средств по которому должно быть заморожено на год. При этом учитывается остаток на депозите по состоянию на 18 августа 2015 года. Если вкладчик, у которого на эту дату на сберегательном счете находился 1 млн тенге, при переоформлении увеличил сумму вклада, ему все равно будет компенсирована сумма в 1 млн. Но если он перед переоформлением снял часть денег, компенсации подлежит только фактическая сумма, зачисленная на специальный счет.

Банковские проценты будут начисляться на депозит без учета компенсации. Тем более что только в октябре 2016 года будет известна ее сумма, ведь все зависит от курса тенге/доллар на день выплаты. Сумма компенсации рассчитывается по следующей формуле: курс доллара на 18 августа 2015 года, деленное на курс доллара на 30 сентября 2016 года минус 1, умноженное на сумму депозита.

Как мы видим, в этой формуле пока два неизвестных: сумма депозитов, которая компенсируется, и курс тенге на 30 сентября 2016 года. И еще одно неизвестное, не входящее в формулу: Нацбанк пока так и не раскрыл информацию, из каких фондов будут выплачены деньги. Пресс-служба НБРК также не смогла прояснить этот вопрос.

Эксперты склоняются к мысли, что компенсационные выплаты будут сделаны за счет печатания новых дензнаков. Другие источники сегодня найти трудно. Государственный бюджет на 2016 год уже сверстан, и в нем не предусмотрены расходы на выплату компенсаций. Размер трансфертов из Нацфонда в бюджет постоянно растет, маловероятно, что нефтяные средства в момент падения цен будут расходовать на выплаты компенсаций.

Олжас Худайбергенов и Ануар Ушбаев предлагали делать это за счет эмиссии. «Дело в том, что если все перекладывают в момент паники доллары по старому курсу, а потом обратно продают Нацбанку по новому курсу, то Нацбанк на разницу вынужден делать новую эмиссию. Это стандартная практика всех центробанков. Поэтому курсовая разница должна компенсироваться только за счет эмиссии», — утверждает г-н Худайбергенов.

Сумма депозитов

Рассмотрим отдельные члены формулы компенсации. По информации НБРК, на 18 августа 2015 года насчитывалось около 2 млн вкладов, которые отвечали условиям компенсации. Понятно, что сумма каждого из них не обязательно равна миллиону тенге. Но если мы предположим, что в среднем на каждом хранится 500 тыс. тенге, в таком случае объем замороженных вкладов составит 1 трлн тенге! А по данным Нацбанка, сумма срочных вкладов физлиц в тенге всего 1,019 трлн тенге. То есть это почти весь объем срочных розничных депозитов. Конечно, это очень приблизительная сумма. На прямой вопрос, о каком объеме вкладов идет речь, пресс-служба Нацбанка пока ответить не может.

Для этого есть объективные причины. Вот что говорит о сумме, подлежащей компенсации, заместитель председателя правления Банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Яковлев: «Общая сумма компенсаций будет подсчитана только по итогам проведенных мероприятий, после подсчета фактического количества подписанных соглашений с вкладчиками. Согласно условиям, установленным Нацбанком, для получения курсовой разницы вкладчик берет на себя обязательство по сохранению депозита на специальном счете на срок не менее одного года. Количество и объемы депозитов, которые не будут изъяты за этот срок, невозможно прогнозировать, ведь у клиента могут быть личные причины, по которым он захочет досрочно закрыть вклад, несмотря на компенсацию».

Почти то же самое говорят в Народном банке Казахстана. «На данный момент в банке размещено около 267 тысяч депозитов, подпадающих под программу компенсации. Однако точнее сказать, сколько вкладчиков примет решение участвовать в программе, на сегодня сложно, поскольку программа является добровольной и вкладчик сам принимает решение об участии в ней. Можно только отметить, что вкладчики, которые примут участие в компенсации, должны будут продержать свои вклады в тенге в течение года. Однако при этом государство компенсирует разницу по вкладу по курсу на момент окончания данного срока», — ответили нам в пресс-службе банка.

Банки еще не сообщали о том, как идет прием заявок от клиентов. БВУ должны решить чисто технические задачи. Вот алгоритм действий банков в изложении пресс-службы Bank RBK:

1. Оповестить своих вкладчиков, депозиты которых подпадают под условия программы.

2. Переоформить их депозиты (заключить новые договора банковского вклада или допсоглашения к имеющимся договорам) с учетом условий, обозначенных в порядке выплаты компенсации по депозитам физических лиц, а именно принятие вкладчиком на себя обязательства не истребовать депозит ранее 30 сентября 2016 года.

3. После истечения срока депозитов в сроки, определенные НБРК, зачислить на счета вкладчиков сумму компенсации, которая будет перечислена в банк Нацбанком.

Если учесть сжатые сроки — о том, что вклады физических лиц будут компенсированы, президент Нурсултан Назарбаев объявил 20 августа, а механизм выплат Нацбанк утвердил только в начале сентября, и количество вкладов — около 2 млн, банки просто бы не успели принять все заявки и заключить новое соглашение по каждому вкладу. В результате Нацбанк продлил прием заявок до 1 декабря 2015 года.

«Данное решение принято с целью наиболее полного охвата вкладчиков, имеющих право на компенсацию тенгового депозита, а также по просьбе банков», — говорится в сообщении пресс-службы НБРК. Интересно, что с продлением срока переоформления депозита изменился и срок выплаты. В первоначальном варианте сумма компенсации должна быть выплачена до 10 октября 2016 года всем без исключения вкладчикам, независимо от даты подачи заявки. Теперь, как подчеркивается в сообщении, «для получения компенсации вкладчик берет на себя обязательство по сохранению депозита на специальном счете на срок не менее одного года с даты переоформления депозита».

Но даже продление акции еще на два месяца не гарантирует, что все отвечающие условиям компенсации депозиты будут переоформлены. Вариант, предложенный Худайбергеновым—Ушбаевым, — автоматическое начисление курсовой разницы — менее трудозатратный, к тому же позволил бы охватить все вклады. Наверняка мы еще услышим обвинения от вкладчиков в адрес банков в том, что их вовремя не оповестили о программе, и сетования на несправедливость.

Курсовая розница

Глава государства, делая заявление о компенсации вкладов, не уточнил, какой новый курс будет взят за основу. Он лишь отметил, что гражданам будет компенсирована курсовая разница по старому курсу при условии, если они переоформят депозиты на специальные счета и сохранят их в банке в течение одного года.

Было бы логично, если бы выплатили курсовую разницу между стоимостью тенге на 18 августа и средневзвешенным курсом за год. Но в формуле Нацбанка указан курс на 30 сентября 2016 года. В сообщении о продлении срока приема заявок не сказано о том, по какому курсу будут считать компенсацию тем, кто переоформит депозит позже 1 октября 2015 года. Скорее всего, это будет курс на день выплаты.

Каким он будет через год, прогнозировать никто не возьмется. Возможно, доллар подскочит еще выше — до 300–400 тенге, но может и упасть до 200. Все будет зависеть от макроэкономических факторов, в частности, от цены на нефть, состояния платежного баланса и золотовалютных резервов Нацбанка. Тем более регулятор, отпустив тенге в свободное плавание, оставил за собой право вмешиваться в торги валютой, чтобы сглаживать необоснованно сильную волатильность курса. И воспользовался этим правом, начиная с 17 сентября, на следующий день после того, как доллар протестировал уровень 290–300 тенге. Как объяснил Нацбанк, вынудили его к вмешательству спекулятивные атаки на тенге. Не исключено, что регулятор и к 30 сентября 2016 года подтолкнет обменный курс к приемлемому значению в ответ на действия спекулянтов, которые по понятным причинам будут в тот день атаковать тенге как никогда сильно.

В настоящее время курс стабилизировался во многом благодаря интервенциям НБРК. Конечно, здесь Нацбанк ограничен своими валютными резервами, а также переходом к режиму свободно плавающего обменного курса, при котором курсообразование в основном рыночное. Он не сможет противостоять обесценению тенге вслед за дальнейшей девальвацией российского рубля и других валют относительно доллара. Поэтому не может быть и речи об укреплении тенге до старого курса при неизменности макроэкономических условий.

Но рост цен на нефть может поменять благоприятный для вкладчиков расчет компенсаций. Так, директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев не исключил, что цену 100 долларов за баррель нефти мы увидим гораздо раньше, чем ожидалось. «По факту мы имеем ценовую войну между ОПЕК и американскими нефтяниками. Первое октября — это начало нового финансового года в США, соответственно, банки-кредиторы американских нефтяных компаний начнут пересматривать залоги, а цена на нефть с начала года снизилась, соответственно, их акции и запасы обесценились, и в перспективе в революцию сланцевой нефти уже мало кто верит. Низкие цены на нефть бьют по всем, но если Казахстан и Венесуэла могут потерпеть, то в Америке — стране классического капитализма — терпеть никто не будет и компании банкротятся. И когда ОПЕК решит, что ценовая война выиграна, квоты будут сокращены и цена на нефть вернется к уровню 100 долларов за баррель», — предполагает г-н Разуваев. Министерство национальной экономики более пессимистично в своих прогнозах, в отличие от аналитика «Альпари»: мировая цена на нефть может оставаться на уровне 50 долларов за баррель в течение 5–10 лет, заявил глава ведомства Ерболат Досаев.

Для Казахстана подорожание нефти стало бы наилучшим сценарием развития событий. Для вкладчиков, ожидающих компенсационных выплат, следующее за ростом цен на нефть укрепление тенге нежелательно. Тем более если они в течение года не смогут снимать деньги со счета, будут испытывать какие-то неудобства в расчете на существенное дополнение. У долларовых депозиторов сумма в тенговом эквиваленте уже выросла на 27%, и для этого им не пришлось ничем поступаться.

Повернуть вспять отток

Кто точно выиграет от этой акции, так это банки с большим количеством депозитов, подлежащих компенсации. Мы уже упоминали, что в Народном банке насчитывается 267 тыс. таких вкладов. В Казкоммерцбанке нам дали такую информацию: 177,8 тыс. депозитов физических лиц на общую сумму около 33 млрд тенге. Евразийский банк сообщил о том, что общее количество вкладчиков банка с депозитами, соответствующими условиям программы компенсации, превышает 60 тыс. Не только перечисленным, но всем банкам второго уровня, работающим с депозитами населения, будет обеспечена не дополнительная ликвидность — ведь речь идет об открытых депозитах, но некая стабильность тенгового фондирования.

«Подобные депозиты есть во всех банках, окажет ли процесс выплаты компенсаций влияние на тенговую ликвидность конкретного банка, будет зависеть от количества этих депозитов и средней суммы по ним. Для банков, в которых количество депозитов, попавших в программу компенсации, измеряется сотнями тысяч, этот процесс может иметь значение. Для более мелких банков — нет. Мы полностью поддерживаем данную инициативу президента и рассматриваем ее, прежде всего, как поддержку вкладчиков. На ликвидность большинства банков эта процедура не окажет заметного влияния», — считает г-н Яковлев.

Выполнит ли программа компенсации социальную роль, можно будет оценить только через год, когда начнутся первые выплаты, а крупные банки могут пользоваться ее плодами в течение всего года. Все же, на наш взгляд, вариант компенсации, предложенный в «тенговой гарантии», дал бы больше не отдельным вкладчикам, а всей экономике. Но для него основным условием было постепенное ослабление тенге, при резкой девальвации в полной мере этот план не реализовать.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности