Банки: не виноватые мы, он сам упал

Нацбанк назвал главных спекулянтов на валютном рынке

Банки: не виноватые мы, он сам упал

После взлета доллара 16 сентября, когда в ходе торгов обменный курс достигал 300 тенге за доллар, а по итогам дня средневзвешенный курс сложился на уровне 283,98 тенге, Нацбанк сообщил о том, что был вынужден вмешаться в биржевые торги и совершил интервенцию в объеме 144 млн долларов.

Уже 17 сентября курс откатился до 270 тенге за доллар. По мнению аналитиков Halyk Finance, укрепление на 5% по отношению к предыдущему дню связано с продолжающимся вмешательством Нацбанка либо с техническим откатом после сильного ослабления. Есть еще одна вероятность: банки ограничили свое участие в торгах после того, как на сайте НБ РК был опубликован список БВУ по объему их участия в торгах валютной парой тенге/доллар (см. таблицу).

Комментариев к списку Нацбанк не дает. Его публикация, очевидно, должна доказать, что упреки в непрозрачности действий регулятора лишены оснований, как и упреки в бездействии при столь сильной волатильности курса. Население, привыкшее все свои расходы и доходы пересчитывать на доллары и небезосновательно ожидающее резкого роста цен  и обесценивания зарплаты в долларовом эквиваленте, в падении тенге винит обычно власти, особенно Нацбанк.

Последний уже отчитался по принятым мерам, опубликовав пресс-релиз о своем вмешательстве в торги, чтобы не допустить необоснованного ослабления национальной валюты в отсутствие «существенных изменений фундаментальных макроэкономических факторов». Причину курсовой волатильности Нацбанк видит в спекулятивных операциях на валютном рынке.

С другой стороны, отпуская нацвалюту в свободное плавание, регулятор должен был предвидеть спекулятивные атаки на тенге. Спекуляции – обычная практика на свободном рынке, противостоять им может только нерыночное сдерживание курса в определенном коридоре. Сейчас на курсовой разнице хотят заработать все – от населения и обменных пунктов до банков и их клиентов.

Можно предположить, что банки были шокированы самим фактом публикации списка основных участников валютных торгов. Эта информация традиционно закрытая и доступна только профучастникам. Нужно также учитывать, что пресс-релизы со списком и сообщением об интервенции Нацбанка шли в одном пакете. Возникло приращение смысла: регулятор объяснил свое вмешательство в торги спекуляциями участников рынка – и тут же приложил список главных спекулянтов – тех, кто раскачивает тенге.

Самым крупным «спекулянтом», судя по этому списку, стал Народный банк Казахстана:  объем участия  в торгах НБК вместе с «дочкой» Алтын Банком оценивается в 105,6 млн долларов. В самом банке, правда, пояснили, что, несмотря на связанность банков, у Алтына свое казначейство, которое принимает самостоятельные решения по участию в торгах.

Народный банк не стал отмалчиваться: пресс-служба банка распространила релиз, в котором НБК раскрывает, что стоит за понятием «участие в торгах» (и покупка, и продажа), а также призвал Нацбанк быть последовательным в раскрытии информации не только по участникам торгов, начиная с 17 августа, но и по всему финансовому рынку. НБК признал публикацию списка правильным, но лишь первым шагом по повышению прозрачности финансового рынка РК.

Но опубликованная информация, считают в Народном банке, неполная, вводит в заблуждение и ведет к неправильной трактовке со стороны участников рынка.   «Указанные объемы являются общим оборотом всех покупок и продаж доллара США в течение дня на Казахстанской фондовой бирже. В частности, оборот Народного Банка в сумме 58 млн долларов включает в себя объемы по продаже доллара в сумме 46 млн долларов США и объемы покупок доллара в размере 12 млн долларов. Таким образом, Народный Банк 16 сентября 2015 года выступил нетто-продавцом доллара в размере 34 млн долларов», - оправдался банк. В сообщении отмечается, что Народный банк продавал доллары наряду с Нацбанком, который также выступил нетто-продавцом 144 млн долларов.

В сообщении также поясняется, что объемы покупки и продажи санкционированы клиентами, которым нужна та или иная валюта для собственных целей. Как рассказал автору на условиях анонимности источник в одном из банков, 17 сентября крупный клиент поручил купить для него на падающем курсе 50 млн долларов. Вероятная цель – «для импортных закупок». Но на прямой вопрос «или чтобы заработать на росте доллара?», не исключил и ее.

Оба релиза – Нацбанка и НБК – интересны тем, что показывают назревающий конфликт между регулятором и банкирами на конкретном примере.

В частности, в том, что касается размещения пенсионных денег. «Считаем, что Национальный банк РК, как инвестиционный управляющий, заинтересованный в формировании объективного общественного мнения, может опубликовать инструменты, в которые размещаются средства Единого накопительного пенсионного фонда, а также их эмитентов, в том числе банки, получающие депозиты с указанием сумм, сроков и ставок», - говорится в сообщении. В своих требованиях НБК последователен: этими вопросами – какие банки, почему именно они,  и какие объемы финансирования они получают от ЕНПФ – банк озабочен не первый год.

В ценные бумаги самого Народного банка (акции, облигации, евробонды, депозитарные расписки) на 1 сентября 2015 года было вложено 321,5 млрд тенге ЕНПФ. Для сравнения: в инвестиционном портфеле ЕНПФ объем ценных бумаг ККБ составляет 241 млрд тенге, Цеснабанка – 100,5 млрд, ForteBank – 70,3 млрд, Сбербанка – 45,2 млрд тенге. Но на депозитах НБК, согласно данным ЕНПФ, пенсионные деньги на эту дату действительно не размещались.

В конце сообщения Народный банк напоминает, что к заявлениям центробанков всегда приковано внимание, «так как каждая их фраза оказывает существенное влияние на рынок, может спровоцировать повышенную волатильность и недоверие к национальной валюте. Необходимо быть корректным, объективным и выражаться ясно при подаче любой информации». 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики