Учение — полумрак

Улучшение школьного образования зависит от трех факторов: прихода современно мыслящих педагогов, финансовых вливаний государства и эффективной системы расходования средств

Учение — полумрак

Существующая система образования устроена так, что детей учат не мыслить, а подставлять предложенные данные в готовые формулы, не понимая их смысла. По данным международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA-2012, которую ведет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), уровень казахстанских школьников сильно отстает от мировых стандартов. В течение нескольких лет непрерывных реформ авторы уделяли повышенное внимание больше формальным вещам: нужно или не нужно ЕНТ, переходить ли на 12‑летнюю систему обучения или нет, но о самой концепции преподавания говорилось крайне мало.

Государство временами осознает, что действующая система образования не может вырастить поколение полноценно мыслящих людей. Так, например, на недавнем ежегодном августовском совещании министр образования и науки РК Аслан Саринжипов признал, что в казахстанской системе образования все еще преобладает принцип заучивания, где способность запоминания оценивается больше, чем способность мышления. Поэтому министр принял решение, что пришло время обновить всю образовательную базу с упором на развитие навыков самостоятельного поиска информации, критического анализа, оценки и функциональной грамотности учащихся. Он уверен, что ученик не должен оставаться пассивным получателем знаний.

Правда, об этом уже говорили и ранее. Три года назад после неутешительных результатов по международным тестам, где мыслительные способности казахстанских учащихся оказались хуже, чем у их сверстников из других стран, был принят Национальный план действий по развитию функциональной грамотности школьников на 2012–2016 годы, в рамках которого планировалось развивать так называемые «Назарбаев интеллектуальные школы (НИШ)». Их генеральная задача — апробировать новые программы и методы оценивания, которые впоследствии будут внедряться в казахстанские средние школы. Идея создания интеллектуальных школ понятна: они способны воспитать разносторонне образованных людей, но механизм передачи их опыта обычным школам не заработает до тех пор, пока не будет достаточного и прозрачного финансирования, повышения квалификации преподавательского состава и в целом готовности к переменам. «Если начнут передавать этот опыт в обычные школы, то сразу всплывет необходимость переподготовить преподавателей, которые должны обучать детей уже по новым стандартам. Но реальность такова, что не у всех школ хватает средств отправлять учителей на повышение квалификации. Сам этот проект очень дорогостоящий, и вряд ли средние учебные заведения смогут приобрести хотя бы часть необходимой материальной базы для построения образовательного процесса по принципу работы интеллектуальных школ. Это идея здравая, но нежизнеспособная в казахстанской действительности. Получится так: часть разработанной программы с какими-то элементами внедрят, а часть будет провисать из-за недостаточного финансирования», — сетует Александра Григорьева, преподаватель кафедры международных отношений, истории и социальной работы гуманитарно-педагогического факультета Кокшетауского университета им. А. Мырзахметова.

Возможно, самая большая проблема казахстанских школ — недостаточное финансирование. Несмотря на формальный рост госрасходов на образование (с 2011 по 2014 год выделяемая сумма на эту сферу увеличивалась с 1 трлн до 1,5 трлн тенге), в стране еще не достигнут рекомендуемый ЮНЕСКО уровень — 6–7% от ВВП, обеспечивающий устойчивое развитие образовательной системы.

Правительство ежегодно стабильно направляет лишь 3,5–4% от ВВП страны на поддержку деятельности детсадов, школ, вузов и других образовательных учреждений.

Другие заботы

В 2013 году центр исследований «Сандж» в Казахстане провел исследование «Разработка рекомендаций по вопросам совершенствования системы финансирования среднего образования», которое выявило, что выделяемых на сегодняшний день средств для общеобразовательных школ недостаточно, хотя они и увеличиваются из года в год (см. график). Специалисты констатируют, что во многом увеличение финансов идет за счет расходов на АО «Новый Университет Астаны», АО «Назарбаев интеллектуальные школы», АО «Astana Knowledge city». «Например, на повышение квалификации педагогических работников ежегодно расходуется 0,1 процента от общей суммы республиканского бюджета, выделенной на образование, на методологическое обеспечение системы образования и анализ качества образовательных услуг и на обеспечение качества образования — 0,4 процента, тогда как на увеличение уставного капитала АО “Назарбаев интеллектуальные школы” с 2009 года наблюдается стабильное увеличение финансов, — говорится в предоставленном исследовании.

По словам автора исследования Айнагуль Шарипбаевой, несмотря на то что многие казахстанские школы находятся в аварийном состоянии, нуждаясь в капитальном ремонте и улучшении материально-технической базы, государство сокращает расходы на инфраструктуру, увеличивая бюджет, который идет на инновации. «В 2009 году 77 процентов бюджета образования шло на инфраструктуру и 23 на инновации, в 2014 году — 51 и 49 соответственно. Мы считаем, что сокращение инфраструктурных расходов кажется несколько поспешным. Недостаточно финансируемая сеть школ будет способна лишь в ограниченной степени впитывать инновационные идеи и функционировать в соответствии с новыми стандартами качества, — говорит “Эксперту Казахстан” г-жа Шарипбаева. — В свою очередь недостаток финансирования порождает также проблему сокращения краткосрочных расходов. Школы вынуждены удовлетворять неизбежные потребности в ущерб важных статей расходов. В частности, директору приходится сокращать расходы на командировочные затраты для повышения квалификации учителей, чтобы увеличить средства на ремонт школы. Зачастую в таком положении оказываются сельские школы. Отсутствие же курсов повышения квалификации отражается на повышении квалификационной категории, которая влияет на заработную плату учителя».

С одной стороны, по словам Александры Григорьевой, сегодня многие инфраструктурные проблемы решены: материально-техническая база большинства школ в сравнительно приличном состоянии. С другой — есть учебные учреждения, где оснащение довольно скудное: из богатств только несколько старых компьютеров на фоне банальной нехватки учебников. Отдельная тема — их качество. Эксперты, родители и чиновники признают, что далеко не все учебные пособия, разработанные в Казахстане, можно назвать качественными. Книги написаны либо сложным языком, малопонятным для школьников, либо с большим количеством ошибок и опечаток. «Выделение денег на оснащение и инновации в среднем образовании должно быть согласовано с комплексом обучения будущих учителей в этих учебных заведениях. То есть среднее и высшее образование должно меняться системно, хотя бы в области кадровой политики. Финансировать инновации нужно, но однако необходимо знать, что в этом случае подразумевается: приглашение хороших иностранных преподавателей, которые научат сельских детей английскому языку, или приобретение какого-то инновационного оборудования, на котором учителя не смогут работать из-за низкой квалификации», — задается вопросами спикер.

Проблемы с недостаточным финансированием выливаются еще и в то, что из-за низких зарплат в школы не приходят новые кадры. В успешных странах большинство школьных учителей относятся к категории людей с хорошим средним достатком или превышающим его. В Казахстане же зарплата учителей хоть и растет, но в целом она составляет 70% от среднеэкономической. Формула привлекательности учительской профессии достаточно проста: приличное вознаграждение, открытые карьерные возможности и общественное признание.

Но деньги мало выделить, их надо правильно использовать. Сейчас на всех уровнях — от школы до области — бюджеты планируются непрофессионально, без надлежащего мониторинга, анализа нужд и расходов, непрозрачны принятие бюджетов и особенно перевод денег в регионы. «Необходимо улучшать эффективность распределения средств, направлять деньги на потребности школы. Сейчас же, к примеру, директор просит деньги на ремонт школы, а ему выделяют на приобретение оборудования. Школе приходится его покупать, так как в противном случае ее обвинят в недоосвоении средств. Вот и приходится ставить дорогие интерактивные доски в классы, где течет крыша», — добавляет социолог Айнагуль Шарипбаева.

На каждую душу

Необходимость перехода на новую более эффективную систему финансирования образования в Казахстане анонсируется уже давно. В частности, в принятой Государственной программе развития образования на 2011–2020 годы предполагается внедрение принципа подушевого финансирования. Это когда количество денег напрямую определяется количеством учеников. Сейчас на содержание учебного заведения из бюджета выделяется фиксированная сумма, которая не зависит от количества школьников. В зависимости от региона, суммы могут отличаться вдвое. Самое низкое финансирование, как правило, в переполненных городских школах, которое составляет менее 100 тыс. тенге в год на одного ученика. В сельских же школах, где, наоборот, мало учащихся, оно доходит до 400 тыс. тенге. Предполагается, что при новой системе в среднем затраты на одного учащегося будут составлять около 200 тыс. тенге в год. Кроме того, если школа показывает успешные результаты на всевозможных олимпиадах, ЕНТ и других мероприятиях, то она получает стимулирующие надбавки.

По заверениям Министерства образования и науки, при такой системе школы окажутся в конкурентной среде, а увеличенная оплата труда педагогов позволит привлечь к работе в средние учебные учреждения молодых специалистов. Поэтому с 1 сентября 2013 года началась апробация подушевого финансирования в 63 пилотных школах в пяти областях республики (Акмолинская, Алматинская, Актюбинская, Восточно-Казахстанская и Южно-Казахстанская области). Планировалось, что в случае успешного завершения проекта с 2015 года новую систему внедрят во все казахстанские школы. Но пока система требует доработок.

«Введение подушевого финансирования даст положительный результат. В частности, увеличится бюджет школ. Школы приобретут самостоятельность в распределении средств. Пилотный проект, проведенный в школах Казахстана, показал, что подушевое финансирование дает положительные показатели роста всех характеристик качественного образования: уровень успеваемости, качество преподавания, рост заработной платы, возможность приобретения новых передовых методик, повышение квалификации кадров, — резюмирует Айнагуль Шарипбаева. — К примеру, средняя зарплата в этих школах увеличилась с 77 до 105 тысяч тенге. У преподавателей появилась мотивация повышать свою квалификацию. Но, правда, практика финансового вознаграждения базируется на узком наборе критериев: результаты ЕНТ, олимпиады, то есть работа с одаренными детьми. Поэтому уклон механизмов доплаты за повышение квалификации в сторону особых достижений сопровождается недостаточным вниманием к обычным учителям, которых большинство. Финансовое вознаграждение должно включать инновационность работы учителя, оценку за эффективную работу с неблагополучными и другими детьми, которые в силу различных обстоятельств не входят в категорию успешных».

К возможным рискам подушевого механизма распределения денег специалисты из центра исследований «Сандж» относят, во-первых, сокращение числа школ, в частности сельских, во-вторых, появление «мертвых душ»: учебные заведения могут зачислять несуществующих учеников. Третий риск — педагоги попадут в зависимость от руководства школы, так как коэффициенты стимулирования оплаты труда будут получать наиболее лояльные к руководству сотрудники, и наконец, в-четвертых, чисто коммерческий интерес школ к ученикам: дети будут рассматриваться как «объекты, приносящие прибыль школе» (см. таблицу).

По мнению г-жи Шарипбаевой, в подушевом финансировании особую роль отводят попечительским советам — именно они должны стать инструментом прозрачности и искоренения коррупции в образовании. При этом стоит понимать, что стоимость реализации реформ превысит нынешний уровень расходов на образование. «Поэтому необходимо провести комплексную оценку финансовых последствий подушевого финансирования, чтобы определить, откуда будут поступать дополнительные ресурсы. Нужно ответить на следующие вопросы: хватит ли финансов у регионов, которые уже сейчас более трети бюджета тратят на образование (например, южные регионы страны). Достаточно ли финансов в республиканском бюджете, так как там и так мало свободы действий для дальнейших существенных увеличений, лишь за счет других секторов, что маловероятно».

Впрочем, как сообщили «Эксперту Казахстан» представители АО «Финансовый центр» при Министерстве образования и науки, занимающиеся внедрением механизмов подушевого финансирования в общеобразовательные школы, государство осознает все возможные риски новой системы. Поэтому часть изменений и дополнений уже вносятся в методику подушевого финансирования среднего образования.

Но сможет ли новая система финансирования обеспечить образование, конкурентное в нынешних требованиях к уровню образованности — большой вопрос. Сейчас работают новая экономика и новые технологии. Эксперт по вопросам развития мышления сэр Кен Робинсон, выступая на известной конференции TED, дал понять, что существующая система образования не просто калечит людей и убивает творчество, она уже экономически невыгодна и не соответствует запросам сегодняшнего дня. Власти Сингапура, чьи школьники занимают первые места в международных соревнованиях по математике и другим наукам, давно убедились, что качество преподавания напрямую зависит от квалификации учителей, а связь между системой школьного образования и процветанием страны прямая. В их государстве 35% лучших выпускников университетов идут преподавать в школу, каникулы длятся всего 11 дней, профессия учителя очень авторитетна и хорошо оплачивается. Само сингапурское школьное образование мотивирует каждого школьника совершенствовать знания на протяжении всей жизни, осваивать новые технологии, развивать предпринимательский дух, уметь брать на себя ответственность перед обществом.

Читайте редакционную статью: Эксперименты на детях. В школе

Школы без готовых решений

Проект по созданию «Назарбаев интеллектуальных школ» реализуется с 2008 года. В новом учебном году во всех областных центрах и в городах Алматы и Астана будет функционировать двадцать интеллектуальных школ, призванных улучшить общий уровень качества образования в Казахстане. «Эксперт Казахстан» поговорил с председателем правления АОО «Назарбаев интеллектуальные школы (НИШ)» Куляш Шамшидиновой, которая рассказала нам о том, как интеллектуальные школы помогут решить проблемы в нынешней системе образования.

— Куляш Ногатаевна, расскажите, как происходит отбор учеников в «НИШ»?

— Ежегодно в феврале-марте проводится конкурсный отбор в 7‑е классы интеллектуальных школ. Совместно с Институтом педагогических измерений CITO (Нидерланды) и Центром талантливой молодежи Университета Джона Хопкинса (США) отбираются дети, способные к изучению естественно-математических наук. Обучение в наших школах бесплатное, учащиеся получают грант первого президента РК «Өркен». Сама система отбора включает два тестирования: предметный тест по математике, казахскому, русскому и английскому языкам и тест на выявление способностей к изучению естественно-математических наук.

В этом году порядка 13 тысяч шестиклассников страны подали заявление на участие в конкурсе. Стоит отметить, что количество желающих поступить в школы с каждым годом растет. Если в 2011 году конкурс на первое место составлял 1,8 человека, то в 2015‑м — 6. В отдельных регионах (Шымкент, Кызылорда, Алматы) было и 12 человек на место.

— А почему вы не проводите собеседование с каждым участником конкурса? Ведь личный контакт помогает раскрыть потенциал ребенка лучше.

— В конкурсе принимают участие, как я уже говорила, большое количество претендентов. Поэтому мы должны обеспечить равные условия для всех. В свою очередь, тестирование исключает коррупционные моменты, которые могут возникнуть при личном собеседовании. Проверяют тесты в Нидерландах и США, а мы уже получаем готовые результаты.

— Сдают ли выпускники ЕНТ после окончания школы?

— Нет, наши выпускники не сдают Единое национальное тестирование. Мы сдаем другие, более сложные, экзамены: по математике, казахскому, русскому языкам, по дисциплине «Казахстан в современном мире», по двум профильным предметам из четырех (физика, химия, биология, информатика). Также учащиеся сдают IELTS. По химии, биологии и физике экзамены состоят из теоретической и экспериментальной частей. По окончании старшей школы выпускники «НИШ» получают аттестат об общем среднем образовании, сертификат по английскому языку IELTS, сертификат ЕНТ, международный сертификат CIE с результатами экзаменов внешнего суммативного оценивания.

С 2010 года мы выпустили свыше трех тысяч выпускников, все они поступили в вузы страны и зарубежья. При этом более 80 процентов из них для своего дальнейшего обучения выбрали специальности технического, естественнонаучного, медицинского, педагогического и экономического направлений.

— Испытываете ли вы дефицит в профессиональных кадрах, как многие другие школы? Где вы берете сильных педагогов?

— Самая большая проблема — это педагогические кадры. В каждом регионе, где открываются школы, мы проводим конкурсный отбор учителей. Преподаватели пишут тесты, эссе на различные темы и проходят собеседование. Мы в ходе конкурса должны оценить их навыки, цели и настроенность на работу в нашем учебном заведении.

Конечно, для работы в интеллектуальных школах необходима предварительная подготовка. Вообще, казахстанские учителя обладают хорошими фактологическими знаниями, но этого недостаточно для того, чтобы развивать у учеников творческие и исследовательские навыки. Поэтому сначала они проходят обучение в Казахстане, затем мы их отправляем учиться в Финляндию, Канаду, Сингапур, Южную Корею.

Кроме того, мы разработали систему аттестации преподавателей, которая определяет поле ответственности и соответствующую зарплату. И по мере повышения квалификации зарплата соответственно увеличивается.

Каждый педагог интеллектуальной школы может выстроить «индивидуальный маршрут» профессионального роста от учителя-стажера до учителя-мастера.

— Какие бы вы выделили основные проблемы и недостатки в школьной системе образования?

— Я бы выделила три основные.

Во-первых, в содержании образования: нынешняя система образования построена на передаче готовой обработанной информации учителем ученику. В этом случае ребенок ориентируется на простое усвоение знаний, умений и навыков по предметам.

Во-вторых, во взаимоотношении в учебном процессе: доминирование учителя над учеником, где последнему отводится пассивная роль; ребенок воспринимает учителя и учебник как источники учебной информации.

В-третьих, в оценивании: система оценивает количество приобретенных предметных знаний, умений и навыков учащихся.

Эти проблемы требуют пересмотра предъявляемых к учителям требований и навыков. Нужно улучшить стандарты базового педагогического образования, а также повышать квалификации преподавателей. Учитель должен направлять ученика на поиск знаний, учить анализировать, делать собственные выводы. Школьная среда обучения должна быть также дружелюбной. В школе нужно создать такую среду, чтобы каждый квадратный метр площади использовался для обучения и получения новых знаний, чтобы, допустим, учитель с учениками мог выйти в коридор и продолжить уже в более раскрепощенном состоянии урок.

Отдельно хочу остановиться на системе оценивания. Принятая в школе оценочная система не может полноценно раскрыть потенциал ребенка. Мы же используем систему критериального оценивания, что позволяет не сравнивать учеников друг с другом, а сравнивать с собственными результатами. Эта система направлена на оценивание достижений, прогресса и успехов каждого ученика. Для этого учителями разрабатываются критерии успеха и в соответствии с ними педагог разрабатывает задания, как письменные, так и устные. В том случае если ребенок с ними хорошо справился, он получает оценку «достиг», а если нет, то «стремится». Эта система позволяет пересдавать задание несколько раз до тех пор, пока материал не будет усвоен до конца. В обычной же школе, например, ученик получил «двойку» за какую-то тему, но исправляет ее уже по другой.

— Я слышала, что «НИШ» разрабатывают программы обучения и для обычных школ. Что в целом с введением «НИШ» может измениться в казахстанской системе школьного образования?

— Сегодня важна интеграция в образовательные программы навыков, которые необходимы в современном мире. Это и умение применять полученные знания на практике, критически мыслить и анализировать, обладать знаниями об инновационных методах, технике и технологиях и, наконец, быть готовым к обучению на протяжении всей жизни.

Наша главная цель — трансляция опыта интеллектуальных школ в систему среднего образования страны.

«Назарбаев интеллектуальные школы» в комплексе транслируют опыт в двух направлениях: внедрение новых методик и технологий обучения и обновление содержания образования.

Работа по повышению квалификации педагогических кадров общеобразовательных школ начата с 2011 года. Был создан Центр педагогического мастерства, который на основе исследований и результатов интеллектуальных школ разработал уровневые программы повышения квалификации: для педагогов, для руководителей общеобразовательных школ. Есть отдельная программа повышения квалификации учителей по развитию функциональной грамотности школьников в рамках проведения Международного исследования PISA. Эту работу мы выполнили совместно с факультетом образования Кембриджского университета.

Особенность наших школ в том, что, во-первых, содержание программы делает упор на практическую направленность, развитие исследовательских и творческих навыков. Во-вторых, трехъязычное обучение. В-третьих, ученик не получает от учителя готовых решений. Здесь роль преподавателя — направить учащегося, помочь ему приобрести новые знания и умения, чтобы он сам сделал необходимые выводы. Мы требуем от ребенка понимания предмета, а не простого зазубривания теорий и формул.

Главная особенность нашей организации — ценностно-ориентированный подход в обучении через преподавание ценностей, знаний и навыков, которые помогут человеку познать окружающий мир и стать самостоятельным и ответственным гражданином страны.

— С одной стороны, в действительности разрабатываемая вами методика обучения может повысить качество образования, но, с другой, можно ли ее внедрить в обычных средних школах, если в классах учится по 25–30 человек и обеспечить каждому ученику индивидуальный подход почти нереально?

— В мире проведено более двух тысяч исследований о том, влияет ли количество детей на качество образования. Согласно результатам исследования, только в 12 случаях это косвенно может повлиять на качество обучения. Чтобы подтвердить свой тезис, приведу несколько примеров. В казахстанских селах в классах сидит по 12–15 детей и качество образования не везде высокое, а в Сингапуре, к примеру, в классах учится по 45 человек, но это никак не снижает их успеваемость, потому что у них другая методика и цели преподавания. Казахстан к этому должен со временем прийти.

Беседовала Ольга Флинк

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?