Точки роста Ефимграда

Исторически Актау - один из высокотехнологичных центров страны

Точки роста Ефимграда

Если в интернете задать поиск крупнейших казахстанских населенных пунктов, то выданный список непременно возглавит Актау – в алфавитном порядке. Но не только поэтому цикл статей о казахстанской провинции стоит начать именно с этого сравнительно небольшого индустриального городка на западе страны. Так уж получилось, что по многим, и самым разным показателям он в Казахстане – первый, и только по одному – последний.

Ядро города

Если точнее – последний по возрасту. Актау – самый молодой город нашей страны, основанный в 1958 году, когда первый десант первопроходцев высадился в так называемой Меловой бухте – на высокий белый берег Каспийского моря.

Первоначально новое селение получило имя бухты - Меловое. Со стартом разработки урановых месторождений проект приобрел статус секретного населенного пункта Гурьев-20.

В 1963 году ПГТ наконец-то обрел статус полноценного города и имя прославленного украинского поэта и художника Тараса Шевченко, некогда сочинявшего в здешнем суровом краю ссыльные элегии. Ну а уже в суверенную эпоху он стал Актау.

Хотя мог бы называться, например, Ефимград. Ведь, как рассказывал в одном из последних интервью Саламат Мукашев, в 70-80 годы прошлого века возглавлявший сначала Гурьевскую, а затем Мангышлакскую область, фактически город был основан волевым решением министра среднего машиностроения СССР Ефима Славского.

Вскоре после Великой Отечественной войны началась Холодная война, и в ответ на американскую атомную бомбу советское руководство ударными темпами создавало свой ядерный арсенал. В поисках уранового сырья отправляло первопроходцев порой в самые экзотические места. И как только геологи разведали на Мангышлаке крупнейшие месторождения урана, полуостров стал предметом внимания всесильного министра: и мирный, и военный атом в Советском Союзе курировал Минсредмаш.

Пока атомную энергетику с центрального места в промышленности Мангистау не вытеснила нефтянка, МАЭК был индустриальным сердцем региона

“Вероятно, свою очередную звезду Героя Социалистического Труда Славский (а он был трижды героем) получил бы и так: просто вывозя урановый концентрат с Мангышлака, - вспоминал Мукашев. - Но он увидел перспективу: ведь ураном природные богатства края не ограничивались - нефть, газ... С его подачи пустынный Мангышлак решили осваивать всерьез и надолго”.

И в 1961 году XXII съезд КПСС дал отмашку на создание в Западном Казахстане новой индустриально-энергетической базы.

В результате здесь была построена первая и пока единственная в стране атомная электростанция (производящая «попутно» и оружейный плутоний, а потому в связи с безъядерным статусом суверенного Казахстана выведенная из эксплуатации). Да и вообще, Мангистауский атомный энергокомбинат (МАЭК) – нечто гораздо большое, чем просто электростанция: вокруг МАЭКа вскоре вырос город.

Инженерная столица Казахстана

Оценив потенциал углеводородных ресурсов Мангышлака и всего Западного Казахстана, советское правительство еще в 1930-х сделало ставку на нефтегазовую и нефтегазоперерабатывающую специализацию края. К началу активного строительства города - 1960-м, в Западном Казахстане уже скопилась критическая масса профессионалов-нефтяников разных профилей.

Прикаспийский край в те годы превратился во всесоюзную стройку - и даже больше. Еще раньше - в 1945-м - нефтеперерабатывающий завод в Гурьеве (Атырау) был построен с помощью союзников по войне американцев. Заводы по производству полиэтилена там же, полистирола в Актау возводились с участием монтажников из Франции. Много было чехов, венгров и прочих соседей по соцлагерю. Ну и, понятное дело, нации и народности Советского Союза - числом, как известно, более ста, приехавшие строить город будущего на берегу моря.

Плюс лучшие казахстанские специалисты, делегированные сюда со всей республики для проекта века.

Многие затем остались, да и местных выучили. В то время Актау был самый, если угодно, инженерный город Казахстана. С таким кадровым потенциалом он был идеальной площадкой для любых инновационных проектов. В том числе и для нефтехимии.

Труба из пробирки

С тех пор сменилась эпоха, миграционные процессы 1990-х изменили лицо региона, но индустриальные традиции остались. Как и специалисты.

43-й километр автотрассы Актау – Форт-Шевченко. Сегодня здесь на Актауском заводе стеклопластиковых труб выпускается один из самых  высокотехнологичных продуктов, производимых в Казахстане.

Добытые и приведенные в товарный вид углеводороды оправляются на нефтехимический завод. Здесь в процессе крекинга отбирают нужные фракции, в том числе горючий газ пропилен. Из которого производят его полимер в виде мелких гранул или порошка.

Недалеко от промышленного Актау располагается самая северная колония фламинго

На взгляд наблюдателя, незнакомого с органической химией, происходит фокус: из газа изготавливается твердый и долговечный материал, из которого затем можно лепить все, что угодно. При добавлении стекловолокнистых армирующих материалов, изделия из пластика становятся прочными и долговечными.

Стеклопластиковая труба столь же полифункциональна, как и обычная стальная, только в четыре раза легче, значительно дешевле и служит в отличие от стальной не три-четыре года, а пятьдесят лет. Технология эта свежая, молодая, во всяком случае, для Казахстана завод уникальный. А вот поводом его появления в стране стала ситуация заурядная, хотя и чуточку курьезная.

Как рассказал казахстанский промышленник Рашит Сарсенов, основатель и владелец Актауского завода стеклопластиковых труб, на мангышлакском месторождении Жетыбай регулярно происходили аварии на внутрипромысловом трубопроводе. Проблемный участок длиной 5-6 километров (из обычных стальных труб) проходил через сложный рельеф, из-за чего ремонт каждый раз превращался в серьезную проблему. Было у нее и другое, принципиальное решение: проложить менее коррозийные пластиковые трубы.

Но таковых в Казахстане не производили. А спрос на них, как успел убедиться бизнесмен (в то время в его ведении находились все мангышлакские нефтепромыслы), был – и немалый. Так и родился «стеклопластиковый проект».

Наша “кремниевая долина”?

"Этот мир придуман не нами" - безотносительно утверждается в песне. Как знать. Посетив Мангышлак, немудрено и засомневаться. Жилую среду, приспособленную для обитания, здесь, в этой каменистой  пустыне создали сами люди. И если вообще-то жизнь - это таинство, то жизнь на полуострове Мангышлак - это смелое инженерное решение.

Актауский морской порт - один из перспективнейших транспортно-логистических активов в Казахстане

Заново сотворить пресную воду (из соленой морской – и таким образом решить фундаментальную задачу жизнеобеспечения большого города в безводной пустыне, где к тому же в подземных водах присутствуют радиоизотопы). Или создать «в пробирке» неестественную, прежде невиданную субстанцию…

Актау вполне мог стать их всесоюзным полигоном – эдаким идейным (не идеологическим) ответом Западу: каменистый Мангышлак против Кремниевой долины! Однако распался СССР, а без союзных связей город Шевченко-Актау был как колосс на глиняных ногах.

Было время, казалось, пустыня вновь поглотит с таким трудом отвоеванный у нее оазис. Во всяком случае, о всяких научно-технических амбициях уж точно пришлось бы забыть.

Однако город выстоял. И не просто выжил, а вновь – в научно-техническом авангарде страны. Символично, что упомянутый трубный завод стоит на месте недостроенного в 1980-х нефтеперерабатывающего завода, потом забытого и растасканного по кусочкам. Так что история этого даже не объекта, а самого места, земли, на которой он сооружен - ярчайшая метафора всей казахстанской экономики. Как через годы кризиса из индустриальных руин советской империи превратилась в современный бизнес и передовое производство с использованием новейших технологий.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?