Удойная сила

Чтобы обеспечить сырьем производство детского питания, в компании «Амиран» построили собственную высокотехнологичную молочную ферму

Удойная сила

«Я за своей женой так не ухаживаю, как он за этими коровами!» — так глава компании «Амиран» Руслан Юн говорит о голландце Менне Йеллема. Йеллема — из фризов (народ на севере Голландии) и большой специалист по коровам голштино-фризской породы. Иностранный специалист курирует работу сельхоздепартамента компании — ТОО «Амиран-Агро».

Завод «Амиран» — производитель молочной продукции (в том числе единственный в Казахстане производитель детского лечебно-профилактического питания) из натурального цельного молока. Для производства детского питания необходимо молоко высшего и первого сортов, а с сырьем такого качества на местном рынке проблемы. Приходилось завозить молоко из Киргизии, но поставки из соседней страны были нестабильны, завод стоял без сырья, и «Амиран» решил построить собственный сельскохозяйственный комплекс. Теперь в «Амиране» под контролем весь процесс — от заготовки экологически чистых кормов до выпуска и последующей переработки молока.

Коровы нежные, зарубежные

Для получения молока высокого качества были закуплены коровы голштино-фризской породы. Менне Йеллема готов говорить о них бесконечно: «Голштино-фризская порода выведена в Голландии, но именно эти коровы приехали сюда из Канады. В Канаде похожий климат — зимы могут быть очень холодными, а лето жарким. Так же, как здесь, в Казахстане. Коровы здесь уже почти год, и можно сказать, что прижились, адаптировались к местным условиям. Почти все, кроме двух, отелились». Удой первотелок в среднем — 28–29 литров в сутки, у чемпионки — 49 литров. Каждый день 780 коров дают в сумме примерно 21 тонну молока. Таких показателей, уверены в «Амиране», больше нет ни на одной ферме в Казахстане.

Группу журналистов ведут на экскурсию в доильный зал. Коров не смущают вспышки фотокамер — животные дисциплинированно заходят в доильный зал и после дойки так же дисциплинированно уходят. «Мы их специально учим этому, но буквально неделя — и они уже сами знают, куда идти. Коров доят три раза в день, первая дойка у нас в пять утра, следующая, обеденная, в час дня, и третья — в девять часов вечера. От первой до последней коровы интервал 8 часов, и за это время корова успевает и поесть, и полежать, и попить…» — объясняет менеджер доильного зала Бахтияр Марасулов. Этих коров не то что бить — на них даже кричать нельзя, добавляет он. «Они нежные, даже спят на матрасах». Проследовав за коровами из доильного зала в коровники, можно убедиться лично — в 40‑градусную жару в коровнике комфортнее, чем на улице. Если температура в помещении поднимается выше 19 градусов, здесь открываются так называемые шторы (хотя по функционалу это скорее большие окна) для доступа воздуха. Когда это не помогает, автоматически срабатывают вентиляторы. А уж если не помогают и они, включается водяной туманообразователь — и коровник охлаждает холодный пар. А для коров в жару включают душ. У животных действительно есть собственные лежки — это специальные матрасы, довольно мягкие. «На них коровам хорошо спится»,— отмечает Йеллема. Подстилки изготовлены из переработанного навоза — впервые в Казахстане на ферме установлен реактор по переработке навоза фирмы Bauer, позволяющий не складировать навоз в течение 6 месяцев до вывоза на поля, а сразу перерабатывать. На выходе — подстилка для коровы («Она как опилки, но лучше»,— сравнивает Руслан Юн) и удобрения, которые вывозятся на поля сельскохозяйственного комплекса.

Все свое

В жару одна корова в день выпивает 125 литров воды, выделяет около 30 килограммов навоза и потребляет 24 килограмма кукурузного силоса, три с половиной килограмма пшеничного сена, пять килограммов ячменя, три килограмма сои и необходимые премикисы и минералы. « Это специально все сбалансированно именно для того количества и качества молока, которое они дают. Нам нужно производить не просто очень много молока, нам нужно производить молоко очень высокого качества для завода детского питания»,— комментирует Менне Йеллема. Все корма — своего производства, сразу за фермой — почти две тысячи гектаров поливных земель, засеянных кукурузой (257 гектаров), люцерной (451 гектар), соей (532 гектара), пшеницей (150 гектаров), ячменем (450 гектаров). Кукуруза, соя и люцерна содержат много белка и необходимы для получения качественного молока, пшеница и ячмень — для получения концентрированного корма и увеличения надоев. На полях работает современная сельхозтехника от John Deere. «Эти трактора предназначены не просто для уборки — в то же время идет очистка зерна, проверяется влажность зерна и оно измельчается. То есть первую обработку делает сама техника»,— рассказывает управляющий фермой «Амиран-Агро» Жанкелды Абжаппаров. Затраты на приобретение сельхозтехники в «Амиране» считают высокими — 700 млн тенге, но оправданными, поскольку требования к кормам для молочного стада очень жесткие, и ряд культур необходимо убирать в строго определенное время и очень сжатые сроки, чтобы они сохранили все свои питательные свойства, а не превратились, как говорят в компании, в простую «жвачку». На полях «Амиран-Агро» — дождевальные машины, которые работают в автоматическом режиме и управляются одним оператором. Всю необходимую информацию о состоянии почвы можно узнать с пульта управления — на полях стоят станции с влагомерами. На вопрос об использовании удобрений управляющий фермой отвечает: «У нас основная задача — детское питание, поэтому с химией не работаем, на поле работаем с органическими удобрениями. Собственный навоз скота после переработки идет сюда на поле, когда убираем зерно — солома размельченная остается на поле как органическое удобрение».

Удой первотелок в среднем - 28-29 литров в сутки, у чемпионки - 49 литров

На полях и ферме работают около 100 человек, в том числе специалисты, которых на конкурсной основе отобрали из студентов Казахского аграрного университета и обучили на подобных фермах за границей — в Канаде, Голландии, России. Так как работа требует постоянного присутствия на ферме, для сотрудников здесь построены двухэтажные коттеджи, квартиры в которых сразу обеспечены всем необходимым — от стиральной машины до кухонного гарнитура.

Грань рентабельности

Общий объем инвестиций в завод по производству детского молочного питания и молочную ферму, по информации Руслана Юна,— 47,3 млн долларов. «Что из себя представляет наш бизнес? Это не бизнес, а благотворительность. Детское питание продавать крайне невыгодно из-за короткого срока хранения, притом что цены мы поддерживаем на уровне или ниже других производителей молочной продукции, у которой срок хранения 25 дней. У нас социальный продукт, он должен быть доступным… Если бы мы детское питание только делали и ввозили молоко из Киргизии и перерабатывали на детское питание, как и сейчас, десять с половиной тонн — срок окупаемости проекта был бы лет 50»,— объяснил г-н Юн. Именно для того, чтобы ускорить возврат инвестиций, перед Менне Йеллема стоит задача выйти на 25 тонн ежесуточного надоя. 10 тонн молока по-прежнему будут уходить на производство детского молочного питания и еще 15 тонн — в виде молока. В таком случае, уверен Юн, окупиться проект должен в течение 10–15 лет. «Сегодня с 10 тонн молока, из которого делаем детское питание, мы получаем всего лишь 6 миллионов тенге в месяц, потому что держим цены. Если эти же 10 тысяч литров продавать по 300 тенге литр 30 дней, то получится 90 миллионов тенге»,— рассчитал глава «Амирана». Натуральное молоко от «Амирана» в стеклянной таре уже пошло в продажу, и, как говорит генеральный директор ТОО «Завод Казахской академии питания “Амиран”» Алла Пак, объемы производства растут, как и спрос на этот продукт. Несмотря на то что цена в розницу — 360–380 тенге (себестоимость тары — 97 тенге, стеклянная бутылка из Украины, крышка — из Беларуси). По словам Анны Пак, именно стеклянная бутылка в качестве упаковки выбрана по просьбе потребителей. Стеклянные бутылки можно сдать обратно в торговом центре «Амиран» за 30 тенге для повторного использования, но более трех раз бутылку использовать не будут, объясняет директор завода.

Первоначально весь объем своей продукции «Амиран» планировал продавать только в своем торговом центре в Алматы, но опять же по просьбам потребителей, которым сложно было ездить сюда по пробкам, пошел в сети. Сейчас продукция компании представлена практически во всех основных торговых сетях Алматы, и по-прежнему остается актуальным вопрос закупок продукции завода бюджетными учреждениями (см. «Как отдать лучшее детям?»).

«Что дает бюджет? Во-первых, дети могли бы получать продукцию на 20 процентов дешевле, чем мы сейчас продаем, то есть без торговой надбавки. Во-вторых, мы бы не фасовали продукт в маленькие 200‑граммовые упаковки, в садик и школу мы могли бы привезти просто целый бидон. То есть получается, что до 30 процентов мы сможем снизить цену. Мы хотим, чтобы детский продукт был доступен, и он будет гораздо более доступен, если его будет забирать бюджет», — резюмирует Руслан Юн.

Как отдать лучшее детям?

Руслан Юн, председатель совета директоров компании «Амиран», по специальности — горный инженер, а по роду деятельности в прошлом — один из топ-менеджеров корпорации «Казахмыс», рассказал, почему принял решение инвестировать в производство детского питания: «Ключевую роль в этом сыграл президент Казахской академии питания Торегельды Шарманов, написавший мне большое письмо, где обрисовал ужасную картину с детским питанием в Казахстане. Он рассказал о том, что дети в самом раннем возрасте уже имеют аллергии, а в 5–6 лет — сахарный диабет и так далее. И причина в том, что в детские организмы с едой попадают консерванты. Как он мне объяснил, наш организм не может переработать такую пищу без остатка, и в результате происходит зашлаковывание организма, снижение иммунитета…

Естественно, я задал вопрос: “Что мы будем делать с продуктом, произведенным без консервантов, если у него срок хранения — три дня?” Ведь у всей молочной продукции, которая была на рынке, минимальный срок хранения — 30 дней. Но Торегельды Шарманов сказал, что со сбытом проблем не будет, всю продукцию заберет бюджет — садики и школы. И вот это утверждение оказалось неверным, до сих пор бюджет не берет ни одного грамма нашего продукта. Мы вынуждены держать 80 торговых точек в Алматы, и я вам скажу — первые два-три месяца работы завода по производству детского питания мы практически всю продукцию или выбрасывали в канализацию, или отдавали фермам. Потом уже потребители оценили наш продукт, и сейчас мы каждые сутки 10 тысяч литров молока перерабатываем на детское питание. Наши продукты, помимо того, что сделаны из высококачественного цельного натурального молока, не содержат химдобавок и консервантов, уникальны и ценны еще и тем, что в них присутствуют выращенные на заводе по технологии Казахской академии питания бифидобактерии, усиливающие потенциал микрофлоры желудка при перерабатывании консервантов и химических добавок, что помогает избежать зашлаковывания организма.

И почему мы не можем уже года три включить наш продукт в список госзакупок — это большой вопрос. Столько инструкций написано вокруг того, как попасть в список госзакупок, что не пробиться. Три сенатора по моей просьбе занимались этим вопросом — и безрезультатно. Поэтому мы поняли — на бюджет надеяться нечего».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики