Авгиевы портфели

Успех по снижению неработающих кредитов может оказаться неустойчивым: усиливается тренд ухудшения качества задолженности с просрочкой платежа

Авгиевы портфели

Национальный банк Казахстана (НБРК) объявил о снижении к 1 июля 2015 года доли неработающих кредитов (НК, NPL) до 9,98%. По предварительным данным, опубликованным прямо 1 июля, цифра НК была несколько выше — 13% от совокупного объема кредитов в банковской системе. Но 28 июля пресс-служба Нацбанка распространила сообщение с уточненной цифрой: впервые с начала кризиса 2008 года доля неработающих кредитов упала ниже 10%. Именно такой целевой уровень для НК установил регулятор на текущий год для банков второго уровня. Нацбанк решил, Нацбанк сделал.

Все сошлось

Незадолго до этого БТА Банк перестал существовать как банк и вместе с ним ушли его проблемные займы, составлявшие почти 86% его кредитного портфеля и более половины всей суммы задолженности по банковскому сектору Казахстана. Кроме того, в БТА была передана часть неработающих кредитов Казкоммерцбанка. В результате доля НК ККБ на начало июля снизилась до 14,3% с 21% на 1 июня.

Напомним, 5 июня Казкоммерцбанк и БТА Банк подписали договор об одновременной передаче обязательств и активов, в рамках которого ККБ передал в БТА свои проблемные активы на сумму 1,172 трлн тенге, а от него получил обязательства на 383 млрд тенге и активы в объеме 413 млрд тенге. БТА, вернув лицензию, сосредоточится на работе с проблемной задолженностью — своей и Казкоммерцбанка. При этом ККБ подписал договор с Фондом проблемных активов о выделении ему 250 млрд тенге на 10 лет для улучшения качества своего ссудного портфеля.

Нацбанк объясняет успех работы по снижению доли НК принятыми в последнее время мерами.

Внесены изменения в налоговое законодательство, которые позволяют представлять льготы по списанию проблемной задолженности.

Разработана единая политика по снижению просроченных займов в банках, которая устанавливает единые подходы, инструменты и меры для управления просроченными займами для банков.

Наконец, создана комиссия по оценке и контролю над деятельностью по снижению просроченных займов. Каждые десять дней банки должны отчитываться перед комиссией о проделанной работе по снижению уровня проблемной задолженности.

В принципе, даже жесткое установление пороговых значений доли НК в последние три года сыграло положительную роль. И все же следует признать, что только изящный обмен активами и обязательствами ККБ и БТА и уход последнего из банковского сектора стали решающим шагом в шестилетней войне (если за точку отсчета брать 2009‑й, когда началось радикальное ухудшение качества портфелей) с «плохими» кредитами.

«Уменьшение доли неработающих кредитов в июле объясняется преимущественно двумя факторами: передачей части кредитного портфеля Казкоммерцбанком БТА Банку и исключением последнего из банковского сектора, а также значительным списанием кредитов АТФ Банком. Существенных взысканий проблемной задолженности банки не показали»,— подтверждает директор группы финансовых институтов международного рейтингового агентства Fitch Ratings Роман Корнев. Добавим, что хорошо поработал с НК и Альянс Банк: после объединения с Темирбанком под названием ForteBank просроченная задолженность Альянс Банка снизилась на 43%.

И все же главное — это БТА Банк, у которого, в отличие от других банков, прошедших реструктуризацию, доля NPL не снижалась, а только росла и, конечно, влияла на показатели всего сектора. О том, что работа по взысканию проблемной задолженности, даже если и принесет какую-ту отдачу, затянется на долгие годы, стало понятно после первой реструктуризации обязательств банка в 2010 году. По ее условиям был предусмотрен выпуск облигаций на восстановление — recovery notes, выплаты по которым должны были осуществляться по мере возврата долгов. Второй реструктуризацией в 2012 году такие бумаги были отменены, взамен их держателям предложили на выбор наличные деньги или новые облигации банка.

В прошлом году в интервью «Эксперту Казахстан» Магжан Ауэзов, нынешний председатель правления ККБ, в то время возглавлявший БТА Банк, рассказал о четырех основных направлениях работы с проблемной задолженностью. Во-первых, списания по тем кредитам, по которым вся претензионно-исковая работа проведена. «В этом году были внесены важные изменения в налоговое законодательство, позволяющие банкам активизировать эту работу. Это в большей мере затрагивает БТА в части тех кредитов, которые относятся к лондонскому процессу. Раньше их невозможно было списывать из-за отсутствия нужных для этого документов. Второй блок — то же самое списание, но по казахстанским кредитам, по которым вся работа уже проведена. Третий блок — по тем кредитам, по которым работа не велась или не была завершена. Если мы увидим малейшую возможность вернуть хотя бы часть займа, продолжим претензионно-исковую работу и постараемся сделать ее более системной и результативной. Ну и еще одна переменная: рост здорового портфеля. Снижение проблемного портфеля станет результатом работы по всем четырем направлениям. Но с тем уровнем проблемных займов, который мы имеем, это будет непросто»,— предвидел г-н Ауэзов (Объединенными усилиями).

Действительно, доля проблемных кредитов за прошедший год снизилась всего на 4 п. п. В абсолютных цифрах снижение внушительное — сумма долга уменьшилась на 657 млрд тенге (данные НБРК). Скорее всего, эти долги были списаны, как и говорил г-н Ауэзов. Отметим, что «плохие» кредиты БТА были зарезервированы полностью.

Время и деньги

Чтобы понять, что же именно произошло между Казкомом и БТА, необходимо совершить небольшой экскурс в историю. О плохом качестве активов банка было известно еще осенью 2008 года. Хотя БТА тогда официально показывал долю НК на уровне 5,08% кредитного портфеля (119 млрд тенге), по оценке Агентства финансового надзора (сейчас комитет финнадзора НБРК), банку было необходимо создать провизии в объеме 2,3 млрд долларов (276 млрд тенге по обменному курсу на тот момент). Об этом «Эксперту Казахстан» рассказала глава АФН Елена Бахмутова: «Это была оценка агентства, основанная на необходимости создания провизий с учетом структуры портфеля. Уже тогда мы определили, что БТА необходима такая сумма для формирования адекватного качеству активов уровня провизий» (Плохой хороший банк).

Регулятору рынка уже в то время было все известно о БТА — о девелоперских проектах за рубежом, финансируемых в том числе из казахстанских денег, офшорных заемщиках, непрозрачной структуре собственности. Тогда же, как можно понять из слов г-жи Бахмутовой, обсуждалась возможность разделения фининститута (не конкретно БТА, а в общем) при нарастании проблем на «хороший» и «плохой» банки. Было принято постановление АФН о добровольной передаче части активов и обязательств по решению органов управления банка с последующим оповещением депозиторов. «Мы предусмотрели потенциальную возможность»,— сказала тогда глава АФН. Очевидно, этот нормативный акт как раз и сработал в случае обмена активами и обязательствами ККБ и БТА.

В 2009 году государство предпочло пойти по другому пути: национализировать банк, влив в него бюджетные средства, но в итоге мы получили то же самое. Остается вопрос, почему нельзя было это сделать шесть лет назад без лишних трат.

В 2008–2009 годах это было невозможно, так как вместе с обязательствами перед клиентами-депозиторами принимающий банк должен был взять на себя и обязательство перед кредиторами по выплате долгов БТА. Так, в процессе интеграции Казкоммерцбанка и БТА в ноябре 2014 года с согласия держателей облигаций была проведена замена эмитента БТА на ККБ по еврооблигациям, выпущенным БТА на сумму 750 млн долларов и сроком погашения в 2022 году. Оставшийся долг БТА по торговому финансированию был полностью погашен БТА в декабре 2014 года. Эта информация размещена на сайте Казкоммерцбанка. В 2009 году, пожалуй, ни один банк не мог позволить себе взвалить на себя долги БТА. После первой реструктуризации в 2010 году внешний долг БТА снизился с 12,2 млрд долларов до 4,4 млрд долларов, после второй, в 2012‑м,— с 11,1 млрд долларов до 3,3 млрд долларов (официальные данные самого банка). Только после снижения долга можно было вести переговоры о продаже БТА, но и тогда очереди из инвесторов не наблюдалось.

Можно было обанкротить БТА еще в 2009‑м, но правительство не решилось сделать это с одним из системообразующих банков, первым по активам и вторым по доле депозитов физлиц (на 1.01.2009 года). Из-за опасения, что среди населения начнется паника. Во всяком случае, такими причинами объяснили правительство и Нацбанк необходимость спасения банка через его национализацию, хотя банкротство проблемного банка многим казалось в то время приемлемым и более экономным вариантом. В итоге через шесть лет банк все равно перестал существовать.

Новый кризис уже здесь

Радость по поводу досрочного снижения неработающей задолженности до порогового значения (уровня в 10% банки должны были достичь к 1.01.2016 года) омрачена тем, что доля кредитов с просрочкой платежа растет. Это еще не безнадежные займы, по многим из них платежи могут возобновиться, но высок риск, что часть из них все же перейдет в необслуживаемые кредиты. «Ввиду ухудшающейся операционной среды мы ожидаем, что казахстанские банки будут продолжать испытывать давление на качество активов в ближайшей перспективе. Это будет отражаться в росте уровней просроченной и реструктурированной задолженности»,— отмечает Роман Корнев.

Рост задолженности связан с ухудшением экономической ситуации. Экономика замедляется из-за снижения цен на нефть. Проблем казахстанским производителям добавляют ухудшение ситуации в России, которая является одним из основных торговых партнеров Казахстана, а также нарушение паритета между слабым рублем и пока более дорогим тенге, что снижает конкурентоспособность казахстанской продукции. Экономические проблемы могут повлиять на способность заемщиков исполнять свои обязательства перед банками, которые вынуждены будут признавать рост просрочки.

Еще одним негативным фактором для качества портфелей может стать наметившаяся в начале года долларизация кредитов (см. график 1). Во время кризиса 2008 года рост фактической стоимости валютных либо индексированных к валютному курсу займов на фоне проведенной в начале 2009 года девальвации тенге стал одной из причин, по которой заемщики переставали выплачивать свои кредиты. Сейчас эта ситуация может повториться. В начале 2015 года некоторые БВУ стали выдавать долларовые розничные кредиты, поскольку с прошлого года растет валютная часть пассивов вследствие долларизации депозитов.

Многие банки, имея приемлемый уровень неработающей задолженности, стали показывать резкий рост просроченных кредитов (см. таблицу). Это и достаточно крупные, и более мелкие игроки. Есть только одна закономерность: наиболее резкое ухудшение качества портфелей наблюдается у «дочек» российских банков, у которых традиционно доля NPL была низкой.

О продолжающемся росте проблемной задолженности говорит и такой факт. «Эксперт Казахстан» пересчитал цифры НК и кредитов с просрочкой платежа за первое полугодие без учета БТА Банка. Динамика обоих показателей оказалась более волатильной (ср. графики 2 и 3). К тому же у некоторых банков неработающая задолженность в июне превысила 10%. Если ухудшение качества их портфелей будет продолжаться теми же темпами, то к началу следующего года вместо ушедшего БТА Казахстан получит новых антилидеров по доле NPL.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности