Девальвация коснулась всех

Девальвация коснулась всех

Народный банк Китая 11 августа провел самую ощутимую девальвацию юаня за последние 20 лет, в результате которой справочный курс был снижен сразу на 1,9%, с 6,2097 до 6,3238 юаня за доллар США. Неожиданное решение китайского центробанка отразилось на валютах всех стран, торгующих с Китаем, а также на стоимости ценных бумаг по обе стороны Атлантики. Австралийский и новозеландский доллары, связанные с Китаем наиболее крепкими торговыми узами, упали по отношению к доллару США на 1,3% и 1% соответственно. Японская иена достигла минимального за два месяца курса. Примерно на 1% подешевели по отношению к доллару США валюты Сингапура, Южной Кореи и других азиатских стран. Девальвация юаня также сильно ударила и по ценам на сырье. Цена барреля марки Brent, к примеру, снизилась на 1,29 доллара до 49,11. Еще сильнее отреагировала американская нефть, подешевевшая более чем на 4%, до 43,01 доллара за баррель, и приблизившаяся к абсолютному минимуму этого года — 42,03 доллара.

Финансовые аналитики считают, что главной причиной обвала национальной валюты стало падение экспорта. По данным агентства Bloomberg, экспорт Китая в июле снизился на 8,3% из-за низкого спроса со стороны главных торговых партнеров страны — Евросоюза, США и Японии. По мнению главного валютного стратега Saxo Bank Джона Харди, основная причина, подтолкнувшая власти Китая к девальвации,— необоснованное укрепление китайской валюты: ее курс был привязан к доллару США, значительно укрепившемуся за последний год относительно других валют. Еще одну причину г-н Харди увидел в амбициях Китая сделать юань мировой резервной валютой: «Страна рассматривает включение юаня в состав специальных прав заимствования МВФ (SDR) как ключевой фактор, который увеличит популярность юаня, а также обеспечит укрепление финансовой и политической власти. МВФ примет решение о включении юаня в SDR позднее в этом году в рамках пятилетнего пересмотра своей валютной корзины. Между тем фонд считает отсутствие рыночных колебаний одним из главных препятствий для положительного решения по этому вопросу. Кроме того, либерализация валютного курса поможет Китаю углубить свои рынки капитала и привлечь иностранные инвестиции, необходимые для финансирования огромных долговых потребностей страны на всех уровнях — и частном, и государственном».

С г-ном Харди согласен и его коллега из «Финама» Антон Сороко, полагая, что это в определенной степени вынужденная мера, которая должна стать фактором поддержки внутренних производителей КНР. Также она может быть одним из первых шагов к свободной конвертации валюты страны для последующего включения в состав резервных валют МВФ, ведь основные претензии к юаню со стороны международной организации — отсутствие свободного ценообразования китайской валюты: «Не исключаем, что это решение может стать началом раунда снижения китайской валюты по отношению к американскому доллару, направленного на стимулирование промышленного производства и улучшение торгового баланса страны»,— уверен Антон Сороко.

По мнению г-на Сороко, для сырьевых активов эта новость нейтрально-позитивна — в долгосрочной перспективе дополнительное стимулирование экономики Китая может поддержать спрос как на энергоносители, так и на ключевые промышленные металлы. Однако «локально инвесторы опасаются дальнейшего замедления темпов роста китайского ВВП — к девальвации приступают только тогда, когда реальный сектор не может поддерживать существующие темпы роста, а менее кардинальные методы либо уже исчерпаны, либо неэффективны»,— отметил эксперт.

Главный вопрос, который сейчас интересует инвесторов и торговых партнеров Китая,— насколько быстрым и глубоким будет падение китайской валюты. Пока, по мнению экспертов, оно незначительно: «В действительности снижение юаня не такое уж и большое. Многие свободно конвертируемые валюты изменяются сильнее в течение одной недели. За примерами далеко ходить не надо — в январе 2015 года швейцарский франк вследствие решения Банка Швейцарии отвязать национальную валюту от евро укрепился ко всем мировым валютам на 20–25%, что, кстати, вызвало серьезные проблемы у многих международных Forex-брокеров. Тем более не стоит сравнивать данное решение Пекина с падением свободно конвертируемых валют сырьевых стран, где снижение за последние пару лет составляет двузначные числа. Да и рыночные изменения хорошо расторгованных валют без влияния особо сильных внешних факторов могут меняться на 1–2% без каких-либо последствий. Главное, чтобы это решение Народного банка Китая не переросло в полномасштабную девальвацию юаня»,— подытожил г-н Сороко.

 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики