Нефть растет на ожиданиях

Нефть растет на ожиданиях

155 долларов за баррель нефти — по такой цене инвесторы скупают нефтяные контракты с поставкой в следующем году, при текущей цене в 109—110 долларов за баррель. За последние полгода число договоров на поставку нефти по цене 130—155 долларов за баррель выросло на 25% и приблизилось к 95 тыс. В то же время, число опционов в низком ценовом диапазоне 40—60 долларов за баррель­ выросло за этот же период на 33% — до 60 тысяч.

Наибольшее число контрактов с дорогой нефтью было приобретено в сентябре, на волне опасений, что долговой кризис в Европе усилится. Растущая волатильность сырьевого рынка повышает риски инвесторов: стоимость барреля нефти может либо упасть до 50, либо вырасти до 150 долларов. Поэтому каждый из инвесторов оценивает риски в ту или иную сторону. Как видно, тех, кто считает, что нефть в будущем будет дорожать, больше, чем сторонников идеи ценового понижения.

В настоящее время стоимость «черного золота» зависит от нескольких факторов. В первую очередь, от снижения добычи в Ливии (на ее долю приходится 5% добываемой ОПЕК нефти) и возможного нефтяного эмбарго в отношении Ирана (второй по величине производитель нефти в ОПЕК). Беспорядки в Ливии привели к снижению добычи нефти более чем в три раза — с 1,6 млн баррелей в сутки до 500 тыс. По оценке экспертов, страна может выйти на довоенный уровень добычи к середине 2014 года, при условии, что власти сумеют обеспечить безопасность процесса добычи.

Во-вторых, рост цен на нефть носит фундаментальный характер — растущий спрос на энергоресурсы, который формируют развивающиеся страны, прежде всего Китай.

В начале ноября Международное энергетическое агентство дало прогноз, что цена на нефть в 2035 году составит 120 долларов за баррель. Организация стран—экспортеров нефти (ОПЕК), в свою очередь, повысила прогноз до 133 доллара за баррель.

Вместе с тем инвесторы, играющие на понижение, полагают, что долгоиграющий кризис еврозоны может привести к снижению потребления энергоресурсов, что обвалит мировой рынок нефти. Поляризация рисков продолжается.