Золотой эквивалент финансовой засухи

Нехватка денег и низкие цены на золото не позволяют нормально развивать золоторудные проекты в Казахстане

Золотой эквивалент финансовой засухи

Три года назад гендиректор российской добывающей компании «Полиметалл» Виталий Несис заявлял, что компании нужны не деньги, а права недропользования. Сейчас ситуация обратная: у компании стоят на балансе запасы одного из крупнейших золоторудных месторождений Казахстана, но денег на строительство предприятия нет. 

Бакырчик

В релизе о покупке проекта Кызыл, куда входит второе по размеру месторождение Казахстана Бакырчик, «Полиметалл» сообщил, что на строительство предприятия потребуется «существенно меньше» денег, чем рассчитывали бывшие владельцы и разработчики предыдущего ТЭО (Ivanhoe Mines, переименованная в Turquoise Hills). Вместо 1 млрд долларов называлась цифра около 500 млн долларов.

Причина столь существенного удешевления проста: если предыдущие собственники готовили ТЭО для предприятия полного цикла (от добычи руды до сплава Доре), то «Полиметалл» предпочел ограничиться производством концентрата: «Первый ключ к месторождению — не пытаться извлечь золото из соединений мышьяка, а предоставить это делать тем людям, которые умеют это делать. Умеет Китай»,— заявил на встрече с журналистами Виталий Несис.

Дело, впрочем, не в умении: максимальное извлечение золота из двухупорной руды Бакырчика дает обжиг — его планировали использовать предыдущие собственники. Одна из немногих стран, которая еще разрешает строительство предприятий с использованием обжига (его запрещают из-за экологических опасений),— это Китай. В Синьцзян-Уйгурском автономном районе работает несколько таких предприятий, и, по словам г-на Несиса, компания уже начала с ними переговоры: «Есть понимание того, что после запуска Кызыла произойдет своп. Т.е. мы майский концентрат направим в Амурск, а концентрат с Кызыла пойдет в Китай. Мы работаем с провинциями Шаньдун и Хэнань. Можно возить концентрат с Кызыла по железной дороге прямо туда, в принципе, тарифы на китайских железных дорогах вполне умеренные. Другой вариант — есть предприятия, с которыми мы еще не работали в Синьцзяне, мы наладили с ними контакт, и все упирается в то, что они находятся далеко от наших дальневосточных предприятий».

Строительство установки для автоклавного выщелачивания обойдется еще в 500 млн долларов — то есть полный проект «до Доре» в редакции «Полиметалла» стоил бы тех же денег, которые планировали потратить предыдущие владельцы.

Вероятно, найти деньги на второй в компании (после Амурского ГМК) автоклав «Полиметалл» не сможет. Цена на золото, обвалившаяся в апреле 2013 года, в последние несколько месяцев колеблется в диапазоне 1100–1200 долларов за унцию. Кроме того, компания снизила объем производства: в первом полугодии 2015 года она произвела 186 тыс. унций, что на 5% меньше показателя годичной давности.

По итогам 2014 года вырос чистый убыток компании (198 млн долларов в 2013 году и 210 млн долларов в 2014 году). С 1,664 млрд долларов до 1,940 млрд долларов выросли долговые обязательства компании. Долгосрочные обязательства сократились с 1,17 млрд долларов до 1,1 млрд долларов, краткосрочные же выросли с 300 млн до 1 млрд долларов. Из них почти 276 млн долларов — обязательства по выкупу акций в связи с покупкой «Кызыла». Компания вынуждена рефинансировать свою задолженность: в феврале 2015 года она привлекла четырехлетнюю кредитную линию на 100 млн долларов у UniCredit Bank, средства будут направлены на реструктуризацию долгов и оплату текущих расходов компании.

Сам г-н Несис считает, что перспективы привлечь долговое финансирование у компании есть: «Мы работаем как с европейскими банками, так и с российскими, также развиваем сотрудничество с Евразийским банком развития. Конечно же, за последние полтора-два года кредитная ставка достаточно сильно подросла, но принципиальная доступность финансирования не ухудшилась, поэтому мы свои крупные инвестиционные проекты не приостанавливаем, не сокращаем, и это в первую очередь касается проекта Кызыл». Однако вряд ли какой-то банк, кроме ЕАБР, даст деньги на Кызыл. Горнорудным компаниям во всем мире сложно привлечь финансирование из-за падения цен на металлы, к тому же на российские компании влияют санкции, введенные из-за конфликта на Украине. В конце 2014 года «Полиметалл» уже подписал соглашение с ЕАБР об открытии пятилетней кредитной линии на 80 млн долларов на ТЭО и подготовительные работы на Кызыле в 2015 году и в первом полугодии 2016 года.

Как именно будет строиться и отрабатываться Бакырчик в условиях дефицита денег, в настоящее время сказать сложно. Но настораживает тот факт, что компания решилась на отработку месторождения открытым способом с крайне высоким коэффициентом вскрыши — 1:25: «Понятно, что коэффициент очень высокий, но наше предприятие на Дальнем Востоке Сопка Кварцевая отработало пять лет с коэффициентом 25. Оно практически полностью отработано из карьера»,— заявил г-н Несис.

Однако если верить документам самого «Полиметалла», максимальный коэффициент вскрыши на Сопке был вдвое и даже втрое меньше. Возможно, гендиректор ошибся, припоминая без подготовки показатели своего предприятия. Но это был ответ на вопрос о том, знает ли он рентабельные проекты с таким же коэффициентом вскрыши. То, что гендиректор компании не смог припомнить производство с показателями, аналогичными ключевому для компании проекту, говорит о том, что таких производств в мире, скорее всего, нет. И вполне возможно, что на Бакырчике компания будет компенсировать громадные затраты на вскрышу за счет селективной добычи богатой руды. А селективная добыча — это сокращение срока жизни рудника, недополучение налогов и золота.

Как это происходит, можно увидеть на примере той же Сопки. В 2012 году богатая руда (лишь около 25% объема всей добытой руды) со средним содержанием 6,2 г/т была вывезена на Кубаку, а около 75% объема с содержаниями 0,9 г/т было складировано для кучного выщелачивания. Уже в 2013 году стало понятно, что проект «дорабатывается», хотя в 2014 году объем добычи руды вырос. Проект кучного выщелачивания был перенесен с 2015 на 2016 год, в полугодовом релизе за 2015 год про него вовсе забыли. Открытые горные работы были закончены в 2014 году, подземные в 2015 году начаты не были, несмотря на официальное наличие на Сопке запасов в размере 2,8 млн тонн с содержанием золота 1,9 г/т, или около 170 тыс. унций. Сопка должна была отрабатываться, по данным годового отчета 2012 года, до 2018 года.

Варвара

Главная проблема «Полиметалла» на Варваре — сырьевая база. Собственной руды должно хватить еще на 10 лет, но содержания в руде — 1 г/т, и улучшаться они будут в лучшем случае на 0,1–0,2 г/т на новых карьерах. Прежде всего это Южный карьер, который начали вскрывать в 2013 году, а добыча начнется в четвертом квартале (предположительно в октябре) 2015 года. Два Северо-Восточных карьера компания планирует начать отрабатывать в 2016 году. Сроки запуска Приречного карьера будут зависеть от цены на золото и разрешений от регулятора.

Предполагалось, что Варваринское будет перерабатывать руду других месторождений, с более богатыми содержаниями. Однако после того, как Комаровское купил «Казцинк», других поставщиков за почти два года «Полиметалл» найти не смог.

Г-н Несис заявил, что перспективные кандидаты на участие в Варваринском хабе — это Комаровское, Кутюхинское, Маминское и Тарутинское (последние два принадлежат «Полиметаллу»). Но «Казцинк» намерен отрабатывать Комаровское самостоятельно. Как сообщил «ЭК» знакомый с ситуацией источник, переработка будет происходить на месте, как только будет построена необходимая инфраструктура, а продажи руды, даже если и рассматривались бы, всегда были бы только временными.

На Кутюхинском (принадлежит ТОО «Брендт») начата опытная переработка методом кучного выщелачивания. Мощность проекта — 200 тыс. тонн руды в 2013 году и 300 тыс. тонн в 2014 году. В конце июля 2015 года компания получила первые слитки.

Про Маминское Виталий Несис в феврале нынешнего года заявлял, что «Маминское законсервировано» и никаких планов дальнейшего развития месторождения в 2015 году нет.

Тарутинское действительно рассматривается компанией как часть ресурсной базы для Варвары. Но, во-первых, руда с Тарутинского начнет поступать, по оценкам гендиректора компании, лишь в 2017 году, а во-вторых, судя по первичному подсчету ресурсов, содержание золота на месторождении в 10 раз ниже, чем на Варваре. По данным годового отчета компании за 2014 год, на месторождении руда содержит 0,1 г/т золота. Сможет ли такая руда улучшить показатели Варвары — непонятно.

Ключевой вопрос — что будет с предприятиями, если цены на золото останутся на текущем уровне или продолжат снижаться. По некоторым оценкам, такая ситуация может продлиться еще 10–15 лет. Вероятно, рудник и обогатительная фабрика на Бакырчике все же будут построены и заработают: в этом заинтересовано и правительство РК, и новый акционер «Полиметалла» (структуры зятя президента РК Тимура Кулибаева). Возможно, высокие содержания на месторождении позволят сделать проект прибыльным.

Варвара же вряд ли сможет найти сторонних продавцов руды: ранее предприятие уже пыталось договориться более чем с 30 потенциальными поставщиками, переговоры оказались безрезультатными. Себестоимость производства, по данным сотрудников Варваринского месторождения, сейчас составляет 900 долларов на унцию, и можно предположить, что при нынешних ценах на золото и медь компания уже работает на грани рентабельности или даже убыточна. Что будет делать «Полиметалл» с убыточным проектом — вопрос открытый.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее