Рейтинг в законе

Казахстану необходим собственный закон о рейтинге, чтобы защитить рынок от недобросовестных заимствований

Рейтинг в законе

14 июля президент РФ Владимир Путин подписал закон о рейтинговых агентствах. В законе прописаны основные понятия, касающиеся рейтинговой деятельности, условия ее осуществления в РФ и порядок аккредитации агентств в стране. Минимальный размер собственного капитала рейтингового агентства должен составлять 50 млн рублей. Рейтинговое агентство должно быть полностью независимым. По мнению разработчиков закона, такое условие позволит защитить рейтинговые агентства от политического, экономического или иного влияния. Кроме того, агентство не может отзывать рейтинги, присвоенные по национальной рейтинговой шкале, основываясь на решениях других государств.

«ЭК» поговорил о перспективах госрегулирования рейтинговой деятельности в РК и других странах с гендиректором РА «Эксперт» Адилем Мамажановым.

— Адиль, расскажите, пожалуйста, почему Казахстану должен быть интересен закон о рейтинговых агентствах, принятый в России?

— В первую очередь, если смотреть с юридической точки зрения, в договоре о ЕЭС указано, что государства — члены ЕЭС гармонизируют законодательство в отношении требований к осуществлению деятельности рейтинговых агентств прозрачности, подотчетности и ответственности.

— А что именно нужно было гармонизировать?

— На тот момент подписания договора о ЕЭС гармонизировать было особо нечего, в законодательстве Беларуси, России и Казахстана вообще не было законов, регулирующих деятельность рейтинговых агентств. Регулирование происходило на уровне подзаконных актов отдельных министерств, например Минфина, или Центробанка, которые устанавливают требования к рейтинговым агентствам, сферу применения рейтингов, их использование в деятельности финансовых институтов. Но ни в одной стране до 14 июля не было именно закона, который определяет, что такое рейтинговая деятельность, как она регулируется, каковы правила.

— А надо ли в принципе регулировать эту деятельность на уровне закона? Сколько лет они работали без закона…

В Казахстане оценка кредитных рисков и ссудного портфеля - это одна из ключевых проблем всего банковского сектора

— Кризис 2008–2009 годов привел финансовых регуляторов в ЕС и США к тому, что регулирование деятельности рейтинговых агентств должно ужесточаться. Регуляторы понимают, что нужно устанавливать правила работы рейтинговых агентств, правила надзора за ними. В Евросоюзе это было принято еще в 2009 году специальной директивой, которой были установлены квалификационные требования, порядок предоставления отчетности и т.д. Через эти квалификационные требования устанавливаются правила организации внутренних процессов, присвоения рейтингов, контроля за качеством, независимостью и т.п.

— Но рейтинговые агентства не рождаются как грибы после дождя. Насколько эти директивы на самом деле регулируют, а не просто отражают существующую практику? Не взяли деятельность нескольких за бенчмарк и просто не описали все, что у них есть?

— В конечном счете так оно и было. Регулирование в рыночной экономике на Западе появляется так: по объективным рыночным законам формируется спрос на определенный вид услуг, в данном случае независимую оценку кредитоспособности, участники рынка формируют правила, требования к качеству услуги, к тому, кто их оказывает. Потом, когда накапливается рыночная практика, накапливается и критическая масса ошибок. И тогда государство говорит: так, а вот теперь надо регулировать, это настолько глубоко вошло в деловую практику, что мы должны установить правила и кто-то за их соблюдением должен следить. Раньше за их соблюдением следил рынок и немного государство. Но после кризиса в ЕС решили, что за РА должен следить регулятор еще пристальней.

— И теперь в России случилось то же самое?

— Да.

— Но, насколько я поняла, речь идет о том, чтобы защитить Россию от влияния внешних рейтингов, которые сама РФ считает некорректными и политически ангажированными. Нет?

— Такое мнение есть? Но принятый закон в его нынешнем виде эту проблему не решает и даже не пытается ее решить. Конечно, скорость, с которой был разработан этот законопроект, для меня, например, коррелирует с санкциями, которые были приняты против РФ, и, видимо, это объясняется необходимостью наличия юридической инфраструктуры на случай отказа от применения рейтингов международных РА.

— Но тогда эти компании не смогут прийти за деньгами вообще никуда.

— Да, даже на внутренний рынок, потому что регулирование построено так, что эти оценки повсеместно используются как регулятором, так и самими субъектами финсектора.

— Поясните, пожалуйста, требование «быть независимыми». От кого? У РА все равно есть акционеры…

— От государства и бизнеса. Например, уровень доходов РА должен быть достаточным, чтобы иметь возможность отказаться от клиента, который будет оказывать на рейтинговое агентство давление, чтобы получить нужную ему оценку. Второе — не должно быть аффилированности между рейтинговым агентством и компанией, которую оно оценивает, чтобы обеспечить максимальную объективность.

— Вернемся к гармонизации. Что будет предметом гармонизации? Казахстан теперь тоже должен выпустить соответствующий закон?

— Должны быть гармонизированы подходы к регулированию РА. До 14 июля гармонизации не требовалось из-за отсутствия самого предмета гармонизации. В принципе подходы нашего Нацбанка и регуляторов России были похожи: признавались какие-то РА, указывалось, в каких случаях применяются рейтинги — и все. Теперь же закон РФ дает дефиниции, связанные с присвоением рейтингов, он определяет, что из себя должны представлять рейтинговые агентства, а главное — статус закона, а не подзаконного акта или НПА какого-то отдельного госоргана.

— И все же зачем нужна гармонизация?

— В Казахстане сейчас сложилась странная ситуация. В 2009 году было принято решение, что нам надо развивать собственные рейтинги и должны быть собственные РА, которые должны давать независимую оценку кредитоспособности эмитентов.

— Но ведь рынок небольшой, пространство для «развития» минимально. Потому и практической базы для гармонизации, по крайней мере на первый взгляд, нет.

— Я согласен, что спрос на услуги РА в России больше просто из-за того, что рынок в 10 раз больше, поэтому нужны какие-то достоверные инструменты, позволяющие ориентироваться и принимать решения. В Казахстане такого нет, рынок сам не сформировал спрос на независимую оценку контрагентов. По большому счету и рынка как такового нет.

— Разве? Просто спрос удовлетворяется за счет уже существующих РА. Рейтинги присваиваются, меняются. И крупные компании рейтинг имеют.

— Вот именно — крупные. Но ведь и более мелкие компании — это участники финансового рынка, которому надо знать степень надежности своего потенциального клиента, чтобы оценить риски. А рейтинги международных РА дорогие. И далеко не все даже финансовые институты могут себе позволить такое дорогое удовольствие примерно в 100 тыс. долларов за годовое сопровождение.

— А зачем вообще всех заемщиков оценивать по рейтинговой шкале?

— Это на самом деле такое требование — один из ключевых моментов «Базель-2». Рейтинги кредитоспособности заемщика были рекомендованы для расчетов достаточности капиталов. Было два варианта: если в стране развиты рейтинговые услуги и они обладают доверием рынка, то лучше опираться на независимые рейтинговые оценки. Если же нет, банки могут использовать собственные рейтинговые оценки. В Казахстане пошли по второму варианту. Поскольку в Казахстане не было рейтинговых агентств, а оценки международных РА были недоступны большей части заемщиков, было принято решение, что банки сами разработают системы оценки кредитных рисков. Это и было сделано, но в итоге картина получилась разрозненной, потому что у каждого банка своя методика оценки, разные возможности для ее создания, поддержания в актуальном состоянии, накоплении статистики, применении и оценке эффективности этих методик. Крупные банки вроде Казкома или Халыка или банки с иностранным участием могут себе это позволить. Например, банку БЦК эту методику передает корейский акционер. Но у средних банков ситуация другая, подходы разные и не всегда сопоставимые.

— Но если инфраструктура оценки уже есть, нужен ли Казахстану отдельный закон?

— Пример России — это уже пример лучшей практики.

— Почему вы так решили?

— Потому что он регламентирует уже сложившиеся отношения.

— Но вы же сами сказали, что скорость его принятия свидетельствует о том, что это скорее политическое решение.

— Я считаю, и у нас это должно быть политическим решением. В Казахстане оценка кредитных рисков и ссудного портфеля — это вообще одна из ключевых проблем всего банковского сектора. У нас самая высокая доля неработающих кредитов в мире. И то, что эта цифра сейчас сократилась, свидетельствует лишь о том, что их просто перевели в тень. Из-за того, что банки применяют различные методики, высок риск манипуляций с оценкой тех или иных проектов, компаний, особенно тех, которые аффилированы с самим банком. Взять тот же пример с БТА: если бы в стране были независимые РА, которые давали бы собственные независимые публичные оценки кредитоспособности заемщиков, банку было бы труднее выводить деньги так, как это делалось в эпоху Аблязова. Та же ситуация была в России в банке Москвы. Поэтому закон о РА в Казахстане — это не самоцель. Должна быть как внутренняя банковская оценка, так и независимая. Сочетание этих оценок и позволяет получить объективный взгляд на компанию. И это надо не столько самим компаниям, которым проще получить кредит, или банкам, которые смогут более точно оценивать свои риски. Это надо еще и государству, которое сможет в большей степени быть уверенным, что ему не придется спасать какой-то банк, выдавший в больших объемах кредиты сомнительным компаниям, причем сделавший это намеренно через аффилированные, подставные фирмы.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности