Апофеоз беспамятства

Исторические памятники Алматы коммерциализируются и — исчезают. На их месте возводятся новые доходные проекты

Апофеоз беспамятства

В декабре прошлого года в закон об охране памятников были приняты поправки, в которых прописывается ответственность владельцев частных территорий за находящиеся на них исторические памятники. Теперь за исторические памятники отвечает не Министерство культуры, а местные органы власти. «Таким образом, государство снимает с себя ответственность за сохранение памятников, делегируя права акиматам, что окончательно развязывает руки местным чиновникам, позволяя использовать эти территории в частных коммерческих интересах», — бьет тревогу специалист по изучению и охране исторических памятников заслуженный архитектор РК Баян Туякбаева.

Суть поправок, как считает ученый, заключается в том, чтобы узаконить ранее нелегальное право владения государственными историческими объектами — с них снимается статус охраняемого объекта. В результате уже в течение первого квартала 2015 года в Алматы выходят три постановления акимата о лишении статуса охраняемого государством исторического объекта. Сначала это пять памятников эпохи бронзы и ранних кочевников, затем еще 10 памятников различных эпох. А 18 мая 2015 года из списков охраняемых памятников исключается и Верненская крепость. Самое любопытное заключается в том, что еще в то время, когда он числился под государственной охраной, его уже успели дважды продать.

Памятники на распродаже

Из списков охраняемых памятников вычеркнуто поселение эпохи бронзы и раннего железа Бутакты-1, которое можно было бы реконструировать. На этом месте собираются строить коттеджи.

Не осталось следа от описанного Городецким средневекового «городка» с двадцатью мельничными комплексами. Исчезают обнаруженные двух- и трехслойные поселения в Медеуском, Кимасаровском и Большом Алматинском ущельях. Эти территории передаются под коммерческую застройку. Почти не осталось целостно сохранившихся курганных могильников в долинах рек Малая, Большая Алматинка и Есентай (кроме Боралдайского). Там же лишены статуса охраняемых памятников четыре кургана сакской знати. Последнее сохранившееся из девяти средневековых поселений Теренкара поглощается мусульманским кладбищем, где земля под захоронения стоит дорого. Печальная участь постигла Верненскую крепость, где сейчас вырыт котлован и растет свалка мусора. Территория продана под строительство супермаркета. Это вместо того, чтобы согласно госпрограмме, утвержденной указом президента, на базе Верненской крепости создать музей кочевых цивилизаций и военного искусства.

Что касается архитектуры верненского и советского периода — нуждается в реставрации здание Гидромета 1915 года. Собираются снести здание Госплана 1954 года на пересечении Богенбай батыра (бывшая Кирова) и Желтоксан (Мира). Здание использовалось как доходный дом и сейчас находится в хорошем состоянии. Алматинская общественность озабочена сложившейся ситуацией и выступает против его сноса, поэтому готовит открытое письмо акиму Ахметжану Есимову.

В международной практике случаи, когда исторические памятники оказываются в частном владении, нередки. Но они остаются частью социально-культурного ландшафта и не теряют исторического значения. Как считает Баян Туматаевна, это возможно, когда работают юридические механизмы, а памятники уже интегрированы в образовательную или туристскую жизнедеятельность.

В Казахстане же рядом с историческими объектами, как правило, проходят коммуникации, поэтому там очень дорогая земля. Не работают и общественные организации, призванные выполнять вверенные им функции, такие как Общество охраны памятников, Союз архитекторов и Союз дизайнеров. Еще в 1994 году их представители на некрополе казахских ханов в Туркестане хотели построить увеселительное заведение. «Союз дизайнеров РК вел тогда ожесточенную “войну” со службами охраны памятников, чтобы построить около мавзолея Ахмеда Яссави на территории хильвета светозвуковую видеопанораму цилиндрической формы высотой 14 м. Те же авторы (Сулейменов Т. Б. и А. Б. Ордабаев А. Б.) ранее на некрополе казахских ханов под видом современного благоустройства начали строительство фонтанов, бассейнов, подпорных стенок увеселительного центра. Процесс освоения территории памятника остановила тогда резолюция президента РК: прекратить растаскивание национального достояния — древней столицы казахского государства города Туркестана», — припомнила ученая. А ведь существует указ президента о том, что памятники культуры не подлежат приватизации, сетует Баян Туякбаева.

В ансамбле и в комплексе

«Историческое ядро Алматы, занимающее территорию междуречья Большой и Малой Алматинок, представляет собой уникальный памятник градостроительного искусства, отражающий этапы формирования объемно-пространственной и функциональной организации жизнедеятельности общества, начиная с эпохи бронзы и до наших дней. Соответственно, сложившаяся функционально-планировочная структура, исторический ландшафт, включая памятники археологии, архитектуры и этнографии, коммуникационную и ирригационную системы, отражают целостную многослойную систему освоенного еще в древности пространства обитания и имеют непреходящую значимость как для отечественной истории, так и в аспекте определения роли кочевой культуры в развитии общечеловеческой цивилизации»,— говорится в письме, с которым в марте этого года Баян Туякбаева обратилась в сенат парламента. Согласно конвенциям ЮНЕСКО, вся ансамблевая застройка Алматы должна сохраняться. Предполагалась ее регенерация — как в Версале, а не нарушение и разрушение. Как считает Баян Туматаевна, исторический центр Алматы мог бы стать уникальным музейным комплексом, наглядно демонстрирующим переход от кочевой цивилизации к оседлой. Реконструкция сохранившихся археологических памятников и артефактов способствовала бы развитию этого масштабного культурно-исторического и туристического проекта.

Несмотря на то что на данный момент выявлено и обследовано более тысячи памятников, в государственных списках охраны историко-культурного наследия числятся всего 148. Из них 30 отнесены к республиканской категории значимости. Однако большая часть из них — это современные здания, монументальные и надгробные памятники. Взяты они под охрану без историко-культурной оценки. По мнению ученого, их включили, чтобы не уменьшался охранный список, скорее всего, за деньги родственников покойных и собственников зданий. Напротив, памятники археологии и архитектуры исключаются из списка или включаются в него локально, без учета исторического ландшафта целостных культовых комплексов или вне контекста ансамблевой застройки столичного центра.

Несмотря на катастрофическую ситуацию, сложившуюся с охраной памятников, г-жа Туякбаева уверена, что их разрушение еще можно остановить, начав работы по реконструкции принятого указом президента исторического музейного комплекса под открытым небом.

Коммерция апокалипсиса

В 1995 году государственный орган охраны памятников — департамент историко-культурного наследия МК РК, объединявший более пятидесяти научных, инспекционных и реставрационных учреждений, был ликвидирован. В то время Министерство культуры возглавлял Т. Мамашев, вице-министром был В. Кутовой, который сбежал из страны по подозрению в хищениях в размере 2,5 млн долларов. Позже был заочно приговорен к 5 годам лишения свободы.

Этот прецедент позволил отстранить специалистов, отстаивавших памятники, приватизировать реставрационные мастерские и даже Научно-исследовательский проектный институт памятников материальной культуры превратить в частное предприятие ТОО «НОМАД».

«После этого процесс уничтожения памятников, то есть собственных исторических корней, стал расширяться и углубляться. По существу, это хитроумные лазейки для легализации рыночных отношений между охранно-реставрационными службами Министерства культуры РК, местной властью и новыми собственниками памятников. Таким образом образовался порочный круг», — уверена г-жа Туякбаева.

Масштабная приватизация исторических зон и памятников вновь приостанавливается в 2000 г. указом президента РК № 422 «Об объектах государственной собственности, не подлежащих отчуждению», куда были включены и памятники истории культуры (пункт 16). Однако затем в Закон об охране историко-культурного наследия вновь вносятся поправки, в соответствии с которыми памятники республиканской значимости низводятся к статусу местной категории охраны. После этого, не дожидаясь даже формального исключения их из списков госохраны, территории памятников распродаются частным владельцам.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики