Вариации на тему семьи

Появление наставников в детских домах — это инициатива, которая должна изменить систему воспитания сирот

Вариации на тему семьи

Детские учреждения интернатного типа (ДУИТ) во многих странах признаны несостоятельными, потому что дети-сироты выходят из них плохо социализированными. Самая большая проблема, как отмечают многие эксперты, — это невольное воспитание иждивенческого отношения к жизни у детей и полное отсутствие самостоятельности. У бывших детдомовцев низкий уровень жизненных навыков, им сложно самостоятельно преодолевать трудности, возникают психологические барьеры при общении с другими людьми, они подвержены влиянию криминальных структур и мошенников.

Инициативная группа из представителей неправительственного сектора и бизнес-структур еще в январе 2013 года создала общественное движение «Ребенок должен жить в семье». Общественное движение предлагает закрыть ДУИТ и превратить часть из них в центры поддержки семьи, состоящие из социального патроната — услуг по оказанию помощи кризисным семьям (профилактика разрушения семьи и передачи ребенка в детский дом) и института профессиональной патронатной семьи — формы временного устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Еще один проект движения — «Наставничество», который реализуется с ноября прошлого года в нескольких детских домах Алматы, Астаны и в скором времени запустится в Караганде. По замыслам авторов проекта, наставник помогает ребенку поверить в себя и развить уверенность в собственных силах, способствует созданию условий, при которых появляется возможность лучше узнать себя, осознать цели жизни и научиться брать на себя ответственность за их осуществление. Западные исследователи выяснили, что более преуспели в жизни люди, у которых были опытные наставники. У этих людей лучше сложилась карьера, они чувствовали большую удовлетворенность жизнью и профессией.

«Эксперт Казахстан» поговорил с организаторами проекта, которые подробно рассказали о том, с какими проблемами им приходится сталкиваться в ходе реализации проекта, и поделились его первыми результатами.

Детям — семью

Директор фонда «Дара» и соучредитель проекта «Наставничество» Мадина Бакиева уверена, что любой детский дом не подходит для полноценного развития ребенка.

— Почему ваш фонд занимается реализацией проекта «Наставничество»?

— Совместно с активистами общественного движения «Ребенок должен жить в семье» мы поставили цель: реформировать всю систему содержания детей-сирот и упрощения процедуры усыновления. Мы исходим из того, что детский дом, каким бы замечательным он ни был, все равно не место для развития и взросления ребенка. Место ребенка — в семье. Поэтому совместно с депутатскими группами, уполномоченными органами и другими инициативными сторонами мы работаем над законодательством, входим в рабочие группы, но это очень длительный процесс: на продвижение одной поправки порой уходит несколько лет.

Детям прежде всего нужна забота, личное внимание, социальные и бытовые навыки, которых они не получают из-за отсутствия семьи

А дети в это время продолжают находиться в детских домах. Поэтому мы решили, что помогать им нужно уже сейчас. И помогать не подарками и конфетами, а иным способом. Мы исходим из того, что детям прежде всего нужна забота, личное внимание, социальные и бытовые навыки, которых они не получают из-за отсутствия семьи. Мотивация, вера в собственные силы, упорство, надежда, правильные жизненные ориентиры, навыки управления своими внутренними ресурсами — это непростые задачи, пожалуй, для всех подростков, но воспитанникам детских домов решать их значительно труднее. Другая проблема еще и в том, что система детских домов, в которой дети ежедневно находятся, отличается от обычного жизненного уклада. Это государственные учреждения, которые живут по определенным стандартам и правилам, подходящим для казенных организаций. Начиная с того, что все приобретается через госзаказ, и заканчивая питанием в столовой — это все никак не похоже на ежедневную бытовую жизнь в семьях. Поэтому ребенок, воспитанный в этом микрокосмосе, зачастую не готов в свои 16–17 лет к новой жизни за пределами детского дома. Это особенно трудно, когда рядом нет взрослого и в первую очередь родителей, которые могут подсказать, направить, поддержать в период первой самостоятельности. И именно для того, чтобы дети получили внимание и поддержку, которую обычно получают дети в семьях, мы с движением «Ребенок должен жить в семье» и инициировали проект «Наставничество». Главная его цель — подготовить детей к самостоятельной жизни, дать им поддержку взрослых, помочь решить свои внутренние вопросы.

— Проект придумали вы сами или подобный опыт имеется в других странах?

— Проекты по наставничеству и социализации детей-сирот успешно внедряются во многих странах. Правда, в большинстве этих стран уже нет детских учреждений интернатного типа. Нашим основным партнером является американская организация Kidsave, которая уже несколько десятилетий внедряет формы наставничества детей-сирот в США и других странах, в том числе России. В США внедрение наставничества идет в плотной связке с развитием фостерных (приемных) семей, и потому результаты программы очень хорошие. Большой процент усыновленных взрослых детей, высокие показатели роста эмоционального благополучия, успеваемости среди детей. Мы также внимательно изучаем опыт украинских коллег — проекта «Одна надежда». Эти проекты помогают нам в разработке методологии. Коллеги из Kidsave помогают нам, но многие элементы проекта мы разрабатываем самостоятельно, руководствуясь практикой и местными особенностями как менталитета, так и законодательства.

— Расскажите подробно о методологии проекта.

— Проект «Наставничество» работает в трех направлениях. Первый — наставничество над детьми 8–14 лет. С детьми младше 8 лет наставничество не ведется, так как в силу возраста им очень трудно объяснить разницу между наставником, усыновителем или спонсором. В большинстве случаев малыш будет надеяться, что это новая мама или папа. Конечно, в проект приходят наставники, которые изначально уже задумываются об усыновлении или удочерении, но это необязательное условие для наставничества. Наставничество — это прекрасная модель для подготовки к роли усыновителя, особенно если речь идет о большом ребенке, подростке. У детей старше 8–10 лет уже есть необходимый уровень осознанности, когда можно объяснить, что у людей есть разные роли в отношениях, бывают родители, а бывают наставники.

Проект привлекает волонтеров, желающих помогать детям в детских домах, но помогать эффективно. Волонтеры становятся наставниками, общаются с детьми, дружат, помогают советами и участвуют в подготовке ребенка к взрослой жизни. Для того чтобы такая дружба сформировалась, разработана определенная методология. Сначала организовываются большие, коллективные встречи, куда впервые приглашаются потенциальные наставники и дети. Чтобы у детей не было чувства соревнования или конкуренции, мы обеспечиваем чуть большее количество взрослых. На этих встречах потенциальные наставники и дети знакомятся друг с другом в игровой неформальной обстановке. Ведь чтобы дружба зародилась, нужна какая-то симпатия, общие интересы. Такие большие встречи идут несколько раз, в результате чего появляются пары «наставник — ребенок». После серии малых встреч, в которых ребенок уже участвует вместе со своим наставником, начинается индивидуальная работа. Надо отметить, что прежде чем наставник начинает индивидуальное общение с ребенком, он обязательно проходит психологическое тестирование и обучение в школе наставников. В школе наставники подробно изучают особенности общения с детьми этого возраста и получают советы о том, как построить эффективное общение.

Встречи наставников и детей сначала происходят внутри детского дома, а после сбора необходимых документов с органами опеки и детским домом подписывается «гостевой договор», и встречи могут проходить за пределами детского дома. Это очень важная часть, так как именно за пределами детского дома наставники имеют возможность помочь ребенку увидеть реальную жизнь и задуматься о необходимых навыках. Наставники не только посещают с детьми музеи, выставки, какие-то образовательные учреждения, но и элементарно учат совершать покупки в магазине, готовить полезные блюда, знакомят со своими профессиями, интересами.

Наставничество — это не просто дружба, это ответственная работа, где одного желания бывает недостаточно. Дети, находящиеся в подростковом периоде, задают непростые вопросы, они ищут помощи и совета не только с выбором профессии, но и по своим личным вопросам: взаимоотношения со сверстниками, учеба, родственники, будущее — многое из того, что волнует их каждый день. Чтобы эта работа шла и наставники не теряли энтузиазма, проект выстраивает службу сопровождения, привлекает опытных психологов и других специалистов. Один раз в месяц наставники имеют возможность посещать Клуб наставников, где они делятся своим опытом и получают советы специалистов.

Второе направление — коучинг, который работает с детьми старше 14 лет. Коуч — это личный тренер, который помогает решать личные задачи и выстраивает навыки достижения целей. Коуч мотивирует, учит эффективно использовать время, способности, выстраивать коммуникации с другими людьми. Подростки старше 14 лет часто страдают от недостатка мотивации, от некой лени, причины которой могут скрываться в глубоких психологических переживаниях. По отчетам коучей отмечается, что дети быстро устают, часто жалуются на усталость. По мнению психологов, такая системная усталость у подростка часто происходит из-за психологических проблем: все силы уходят на переживание, например, обиды на родителей или другие жизненные трагедии, и сил на реализацию своих планов (учебы, спорта) может практически не оставаться. Поэтому помимо коучей в проекте работают психологи. С некоторыми детьми работают индивидуально, с остальными в формате групповой арт-терапии.

— Как бизнес может помочь в реализации проекта?

— Для этого есть третье важное направление — корпоративное наставничество. Компании тоже могут быть наставниками. В противовес распространенным праздничным акциям и одноразовым мероприятиям, которые никак не помогают детям в их судьбе, а лишь укрепляют иждивенческое отношение, проект предлагает помочь ребенку с образованием, профессией, поиском наставника, который будет с ним рядом, даже когда все о нем уже забудут. У компаний есть возможность финансово помочь, а можно также взять шефство над группой детей или одним ребенком: устроить стажировку, дать стипендию. И не просто устроить, а помогать социализироваться в компании, помочь получить полезные навыки.

— Поделитесь, пожалуйста, первыми результатами проекта.

— Сейчас проект уже активно работает в двух детских домах в Алматы и детском доме города Астаны. Идет постоянный набор наставников, проводится их регулярное обучение и сопровождение. Всего в рамках проекта прошел обучение и подготовлен 91 наставник в двух городах. Более 30 пар «наставник — ребенок» уже работают в индивидуальном формате. Половина из них оформила «гостевые договоры», чтобы общаться за пределами детского дома.

Что касается коучинга, то с нами сейчас сотрудничают 14 коучей, которые помогают 28 детям старшего возраста. Пока потребность в коуч-волонтерах и психологах остается высокой, так как не все желающие дети получили возможность работать с ними. Мы также планируем расширять корпоративное наставничество. На днях совместно с Новым экономическим университетом запустили стипендиальную программу для детей-сирот. Желающие спонсоры могут внести вклад в образование, а университет при этом оплатит половину стоимости обучения и предоставит общежитие. Проект также поддерживает АО «Сбербанк» — предоставляет помещение для проведения ежеквартальных Школ наставничества. Отель «Ритц Карлтон» проводит для наставников и детей мастер-классы. Это  отличные примеры эффективной помощи, и я думаю, об этом надо говорить, чтобы другие компании тоже присоединялись к этой работе и перестали уже толпами носить б/у одежду или конфеты в детские дома. Помощь должна быть адекватна нуждам ее получателя, иначе от нее больше вреда, чем пользы.

— Какие у вас дальнейшие планы?

— Наш проект в основном волонтерский. На самом деле вся внутренняя работа реализуется небольшой группой энтузиастов без какого-либо масштабного финансирования. Это не было проблемой в начале, но сейчас, когда мы уже рекрутировали более 100 наставников и работаем в двух городах, мы переходим на этап, когда нужны оплачиваемые координаторы, которые могли бы вести всю эту работу более системно. Для этого наша основная задача сейчас — поиск финансирования для поддержки самого проекта. Вторая задача — привлечение грамотных специалистов, так как вопросов возникает очень много. Например, столкнулись с тем, что детям нужна помощь в развитии эмоционального интеллекта, у них много сложностей с выражением чувств и эмоций, с осознанием их. В ближайшее время будем обучать наставников приемам развития эмоционального интеллекта у детей. На прошлой неделе по нашей просьбе Агентство бизнес-решений «Step&Grow» провело для наставников и воспитателей детского дома тренинг по навыкам родительского коучинга. То есть спектр требуемых специалистов очень широкий.

— Планируете ли вы расширять географию проекта?

— Да, еще одна более глобальная задача — расширение географии проекта. Мы получаем много заявок и просьб из регионов, чтобы там инициировать наставничество. Наша цель — чтобы наставничество развивалось повсеместно, но необходимо, чтобы качество и методология проекта при этом были обеспечены. Поэтому в вопросе расширения мы двигаемся пока поступательно. Запустили недавно Астану, на подходе Караганда и далее, возможно, Атырау. Для запуска в регионах нам нужны сильные местные партнеры, имеющие опыт работы с детьми в детских домах, а также поддержка администрации детского дома и местной исполнительной власти. Все три компонента не везде присутствуют, но со временем, мы думаем, наставничество как форма поддержки детей-сирот будет доступна везде. Сейчас благодаря поддержке Фонда первого президента РК мы готовим специальное методическое пособие для координаторов проекта, а также учебник «Школа наставников», чтобы в других городах организации или волонтерские команды могли запустить такой проект самостоятельно. Также в конце года мы подготовим свои рекомендации для комитета по охране прав детей МОН РК и комитета по социально-культурному развитию мажилиса парламента РК по вопросам наставничества и гостевой семьи, которые, в свою очередь, внесут их в готовящийся законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Устаревшая система

Член общественного движения «Ребенок должен жить в семье», соучредитель проекта «Наставничество» и наставник нескольких детей из детского дома Сауле Кагарова говорит о том, что наряду с внедрением проекта необходимо совершенствовать законодательство.

— Какие трудности во взаимоотношениях «наставник — ребенок» вы наблюдаете?

— Взрослые боятся навредить ребенку, не знают, куда с ним ходить, о чем разговаривать и как строить дружеские отношения. Еще одна проблема — у взрослых сразу появляется желание вознаградить ребенка, что-то ему купить или подарить. Мы же своим наставникам говорим о том, что им нужен друг, который придет с пустыми руками, но подарит самое важное — время и свой опыт, будет учить полезным навыкам.

Я тоже стала наставником 15‑летней девочки из детского дома. Сейчас я ее взяла в свою семью на две недели. Мы учимся с ней варить макароны, жарить яичницу, резать овощи — такие элементарные навыки, которые пригодятся ей в дальнейшей жизни. Кроме того, ей через три года выходить из детского дома, и я поставила цель для себя — помочь ребенку определиться в жизни с профессией. Просто всех в этом возрасте кидает от одной крайности в другую, даже с моими родными детьми такое происходило, не говоря уже о детях, оставшихся без попечения и поддержки родителей. Сейчас же моя подопечная в результате нашего общения стала больше уважать и ценить себя. Я ей говорю, что у нее красивые волосы, что она талантлива — и это правда. Эти слова в этом возрасте девочкам очень нужны. Она стала больше улыбаться, рассказывать про какие-то свои мечты и желания. Если сначала мы очень много молчали, то сейчас она больше разговаривает и делится тем, что ей приснилось, что хочет делать в будущем.

Еще у меня из частного детского дома «Ковчег» есть подопечные дети 12 и 10 лет. С ними я общаюсь уже полтора года, но заметила, что только сейчас они начали действительно раскрываться, вести себя со мной иначе.

— С какими целями приходят к вам наставники?

— К нам приходят совершенно разные наставники: и молодые, и зрелые. Те, кто не соответствует возрастному цензу, могут участвовать как волонтеры или координаторы проекта, их помощь нам очень нужна. А люди более опытные, которые имеют какой-то жизненный опыт, приходят непосредственно в наставничество.

Многие наставники приходят с мыслями усыновить ребенка, правда, при этом боятся усыновлять больших из-за возможных сложностей во взаимоотношениях. Как раз через наш проект они могут познакомиться с детьми, посмотреть, как они ведут себя за пределами детского дома, лучше узнать и себя, и ребенка. Например, через наставничество в детском доме «Ковчег» уже две семьи усыновили детей 12, 14 и 10 лет. Это уже достаточно взрослые дети, которых обычно усыновители не рассматривают. Но как раз благодаря общению в рамках наставничества взрослые смогли пообщаться с ними, узнать и полюбить — это и помогло решиться на усыновление.

— Каких результатов вам бы хотелось добиться?

— Мы бы хотели, чтобы этот проект стал реализовываться во всех городах Казахстана. Одна из наших задач — это совершенствование законодательства. Сегодня «гостевые договоры», с помощью которых можно брать ребенка в гости на выходные или каникулы (выходить за пределы детского дома), не закреплены законодательно. Они оформлены в качестве методических рекомендаций для детских домов. Но необходимо законодательно закрепить такую форму, как гостевая семья, для развития таких проектов, как «Наставничество», а также как своего рода переходный этап к опеке или усыновлению. За полгода работы проекта мы также поняли, что нам нужно в Кодекс о браке и семье вводить не только такое понятие, как «гостевая семья», но и «наставничество». Потому что оформление гостевой семьи – более сложный процесс в смысле необходимых документов — в частности, акт обследования жилья. Но ведь, во-первых, не у всех желающих быть наставниками есть собственное жилье, а во-вторых, не все наставники могут или хотят брать ребенка домой с ночевкой, некоторые хотят брать его на несколько часов, водить на разные кружки и секции, но законодательство не позволяет им это делать.

— Как к идее проекта отнеслись уполномоченные органы, ведь в их адрес поступает масса критики.

— Они осознают проблемы, с которыми дети сталкиваются в детских домах, и оказывают нам поддержку в нашей инициативе. Также большую поддержку мы наблюдаем со стороны руководства детских домов, в которых работаем. Без их поддержки вряд ли нам бы удалось осуществить те шаги, которые мы уже предприняли. Я увидела, что там работают компетентные люди, которые заботятся и хотят помочь детям. Просто система интернатных учреждений уже устарела и изжила сама себя. Как бы воспитатели ни хотели изменить жизнь детей к лучшему, сами учреждения не дают возможности получить те навыки, которые нужны для дальнейшей успешной жизни. Одна моя коллега хорошо сформулировала мысль: основная проблема выпускников детских домов в том, что они долгое время живут в социализме, а потом попадают в капиталистическую систему, где нужна единоличная ответственность и другие обязанности. У меня есть много знакомых из детских домов, но именно старшего поколения, которые сделали успешную карьеру, но сейчас таких примеров меньше, потому что изменились условия жизни.

— Получается, что вы хотите в целом реформировать систему поддержки детей-сирот в РК?

— Мы выступаем не просто за развитие в стране усыновления и других альтернативных форм семейного устройства, наша глобальная цель — реформирование системы социальной защиты и поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Реформа, главным образом, предусматривает внедрение эффективной системы профилактики социального сиротства, с тем чтобы семьям в кризисе оказывалась необходимая социальная и психологическая помощь для реабилитации и сохранения семьи. Важно, чтобы ребенок в детский дом не попал. Статистика показывает, что порядка 2–3 тысяч детей в год попадают в детский дом именно из таких семей, а мировой опыт в свою очередь доказывает, что 40–50 процентов семей поддаются реабилитации, надо только грамотно организовать этот процесс. Конечно же, мы ратуем и за то, чтобы в стране развивалась система подготовки и сопровождения/поддержки приемных родителей. Это очень важно, чтобы, во-первых, увеличить количество усыновителей, а во-вторых, предотвратить возвраты детей в детские дома. Кстати говоря, в нашем проекте «Наставничество» мы как раз и отрабатываем систему подготовки и сопровождения. Этот опыт можно адаптировать и использовать для подготовки опекунов, усыновителей, фостерных семей как в школах приемных родителей, так и в службах поддержки семьи.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее