Перегретая мечта

Китай экстренно пытается спасти свой фондовый рынок. Для этого он изыскивает средства в центробанке, вводит новые запреты, меняет ставки по кредитам и депозитам и ищет виновных

Перегретая мечта

Последние две недели в Китае есть только одна тема, обсуждаемая на всех уровнях. Во всех СМИ и типовых кухнях, курилках офисов и помпезных научных конференциях, на лавочках узких улиц хутунов (дворики китайских традиционных домов) и даже в телевизионных комедийных шоу. Тема эта — падение китайского фондового рынка — далеко не обычна для рядового казахстанца. Но у казахстанского восточного соседа даже убеленные сединами китайские старушки яростно спорят о брокерах и акциях, цена которых в последнее время падает с такой скоростью, что держатели едва успевают считать потери.

Фонды падают — нефть дешевеет

Только с 12 июня китайский фондовый рынок потерял порядка 2,8 трлн долларов, что составляет приблизительно треть от всей его капитализации. Для сравнения, это больше, чем если сложить стоимость фондовых рынков Испании, Голландии, России, Швеции и Италии. Свыше полутора тысяч компаний остановили свои торги на крупнейших в стране биржах — Шанхайской и Шэньчжэньской в надежде переждать сложную ситуацию. Аналитики известного агентства Bloomberg проводят параллели с падением Уолл-стрит в 1929 году, что привело к периоду в США, красноречиво названному «Великой депрессией».

Но кризис китайского фондового рынка начинает выходить за пределы собственно Китая и внушать опасения в мировом масштабе. Аналитики дружно говорят о «китайском пузыре», который вот-вот лопнет по аналогии с американским в 2008 году. Первыми негативно отреагировали азиатские рынки: снижение продемонстрировал японский индекс Nikkei 225 Stock Average, южнокорейский Kospi Composite и австралийский S&P/ASX 200. На этой неделе после торгов в среду 8 июля пошли вниз и американские фондовые индексы.

Наглядно характеризует ситуацию сообщение в прессе директора направления акций США в Robert W. Baird & Co. Росса Ярроу: «Люди очень сильно нервничают. Мои клиенты начинают больше беспокоиться из-за Китая, чем из-за Греции. Просто подумайте о размерах китайского рынка акций — почти каждый день он теряет суммы, превышающие ВВП Греции. Китай потенциально может оказать существенное влияние на основы мировых рынков». В том же ключе, но более сдержанно прокомментировал ситуацию генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга: «Азиатские фондовые биржи испытывают влияние продолжающегося снижения на биржах Китая».

Каждый день открываешь сводки, а там минус. Это как тяжелое похмелье после веселой вечкринки 

Разворот на понижение показал рынок акций и Российской Федерации, являющейся крупнейшим экономическим партнером Казахстана. Особенно высокую динамику падения показывают акции «Норникеля» –1,8%, «Русала» –3,9% и –4,4% РДР, АФК «Система» –2,4%, «Татнефти» –1,6%, «Мечела» –1,9%. Российские акции проседают также на фоне того, что негативные показатели Китая вкупе с ожиданиями ближайшего снятия части международных санкций с Ирана понижают цену на нефть. Как отметил на одной из пресс-конференций министр финансов РФ Антон Силуанов: «В последние месяцы рынок Китая существенно рос, но этот рост не мог быть бесконечным. Произошел перегрев, и мы видим 30-процентное снижение показателей. Это повлияло на мировую финансовую систему, в том числе и на цены на сырье».

Для Казахстана, который строит большие надежды на преодоление экономических сложностей с помощью масштабных проектов с Китаем, новый азиатский кризис из Поднебесной может оказаться неприятным сюрпризом. Помимо рисков не получить заявленные инвестиции это еще и дополнительное снижение спроса Китая на энергоносители, которое усугубит положение Казахстана, сильно зависящего от благоприятной конъюнктуры цен на нефть.

Возникает закономерный вопрос: как вообще возникла такая ситуация в Китае, уверенно избегавшем многих рисков на протяжении десятилетий реформ во время перехода от закрытой системы к открытым рыночным отношениям?

Эйфория риска

«Когда все только начиналось, а акции на рынке росли, чиновники говорили: нужно уважать риск, самая надежная стратегия — это когда деньги работают, надо вкладывать», — делится один из игроков на фондовом рынке, менеджер среднего звена Лю Юйбо (имя изменено по личной просьбе респондента). «А теперь, когда стоимость акций падает с каждым днем, эти же люди нам говорят: а куда вы смотрели? Надо было быть осторожным. Нужно было думать, прежде чем рисковать деньгами, — горько улыбается мистер Лю, — я вложил в акции производителя кондиционеров 10 тысяч долларов и уже потерял из них 5 тысяч. Но я хотя бы не влез в долги ради акций, а ведь некоторые брали кредиты».

История Лю Юйбо действительно относительно типична. Несколько лет назад китайский фондовый рынок охватила настоящая эйфория. Преодолевая мировой кризис 2008 года, китайское правительство всячески стимулировало китайцев перестать жить на накопления, а больше потреблять и вкладывать в акции. В частности, были введены ограничения по ставке кредитов, была ограничена и ставка по депозитам. В итоге с учетом инфляции откладывать деньги стало банально невыгодно. Отсюда возник спрос на другие инструменты инвестирования. Отсюда разбухший пузырь на рынке недвижимости, интерес состоятельных китайцев к золоту и другим ценностям.

Помимо этого, шел постоянный и быстрый рост китайской экономики, увеличивалось на глазах богатство китайских компаний, фондовый рынок стремительно завоевал доверие всего населения. К тому же пузырь на рынке недвижимости лопнул, и желающих вкладывать в него деньги резко стало меньше. Деньги стали перетекать на фондовый рынок.

Сначала игра с акциями захватила тех, у кого были свободные средства для вложения. Потом к ним присоединились те, кто решил увеличить свое благосостояние за счет заемных средств. Логика простая: если прибыль по акциям выше, чем процент по кредиту, который к тому же регулирует правительство, то при постоянном росте экономики прибыль гарантирована. Легкие деньги.

«Это было как мечта. Разбогатеть не выходя из дома, — делится воспоминаниями журналистка местного издания Сяо Ху. — Писать хорошие статьи непросто, надо много читать, искать информацию. Тяжело. А играть на фондовом рынке легко и интересно. Знаете, я могла сидеть на бирже целыми днями, отслеживая индексы. Так увлекательно. А когда пишешь, быстро устаешь, думаешь: хочу отдохнуть. Но за последние три недели я потеряла не только всю прибыль, но и мои собственные средства. Каждый день открываешь сводки, а там минус. Это как тяжелое похмелье после веселой вечеринки, на которой потратил все свои деньги»…

Технологический прорыв

Но важно и другое. Китайцы часто говорят, что Китай проспал первую технологическую революцию в Англии в 16‑м веке, когда «станок Джинни» изменил облик мира. Проморгал индустриализацию развитых стран 19‑го века, когда казалось, что наука всемогуща как никогда, а конвейер стал новой основой производства. Не успел к рывку технологий после Второй мировой войны, венцом которого стал полет Юрия Гагарина в космос. Но четвертую информационную революцию Китай не только не упустил, но даже возглавил.

Информационные технологии развиваются в Китае семимильными шагами. И хотя в стране отсутствуют в силу разногласий в информационной политике такие крупные западные сервисы, как Google, Facebook, Twitter и другие, их местные аналоги полностью самодостаточны на местном рынке. Тем более что сам рынок интернет-пользователей в Китае — это крупнейший рынок на планете. По данным информационного центра интернет-инфраструктуры Китая (CNNIC) по итогам 2014 года, количество интернет-пользователей достигло 649 млн человек. Это в 40 раз больше всего населения Казахстана, в 4 раза больше, чем все население России, и в два раза больше населения Америки.

Благодаря производственным мощностям «фабрики мира», смартфоны, планшеты, ноутбуки и т.п. стали доступны сотням миллионов китайских пользователей. В свою очередь экономическая политика дала возможность китайским компаниям выбросить на рынок свои акции, а прогресс информационных технологий дал широким слоям населения в Китае возможность принять активное участие в торговле акциями. Результат не заставил себя ждать: 80% инвестиций в фондовый рынок делают частные лица.

В ожидании спасителя

Вместе с тем в Китае высок процент патерналистских настроений, поэтому после крутого пике в интернет-обсуждениях было проартикулировано четкое требование к правительству страны спасти капиталовложения частных инвесторов. «У служб спасения есть такое понятие, как “золотой час”, когда еще можно успеть оказать помощь человеку. Фондовый рынок тоже еще находится в этом “золотом времени”, когда еще можно спасти средства, вложенные в акции. Но правительству нужно поторопиться», — пишет пользователь chu_3281 в социальной сети Weibo, набирая лайки у сплоченных общей проблемой читателей.

В отчаянии спасителя пытаются найти везде, например в таком явлении, как «Чжунго Да Ма», в вольном переводе означающем «большая мамочка Китая». Этот термин вошел в список наиболее популярных новых слов в китайском интернете в 2013 году, когда с апреля по июнь «большая мамочка» стала движущей силой на мировом рынке золота. «Большой мамочкой» в Китае называют замужних обеспеченных женщин в возрасте примерно 40–60 лет, которые с развитием технологий стали активно инвестировать свободные средства в недвижимость и драгоценные металлы. Идею о том, что «большая мамочка» уже спасла рынок золота, а теперь может спасти фондовый рынок, стали муссировать не только простые пользователи, но и некоторые эксперты-экономисты.

Однако надежды на «большую мамочку», скорее всего, тщетны. Одно дело скупать золото и платину, а совсем другое — переоцененные акции в период паники на рынке. Тем более что даже официальная информация от комиссии по регулированию рынка ценных бумаг КНР характеризует настроения на рынке как панические.

Битва за фишки

Ключевой игрок в битве за фондовый рынок Китая — это, конечно, правительство страны, которое, надо ради справедливости сказать, с самого начала кризиса начало принимать энергичные меры по «тушению пожара». Энергичность объясняется просто: дестабилизация фондового рынка может подорвать потребительский спрос в стране, а именно он является основной опорой в дальнейшем росте китайской экономики. Эту зависимость Китая от темпов роста экономики эксперты часто сравнивают с велосипедистом, который, чтобы не упасть, должен крутить педали со скоростью не менее 7% в год.

Одним из первых шагов Пекина по преодолению кризиса стало создание специального стабилизационного фонда «China Securities Finance Corporation» для поддержки фондового рынка. Это новое решение для китайского правительства, к которому они прибегают впервые в своей истории. Механизм фонда следующий: созданный при участии Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых бирж стабфонд наполнен деньгами за счет взносов от двадцати крупнейших предприятий, работающих с акциями. Сумма вложений составляет не менее 15% от собственных активов вкладывающих предприятий по состоянию на конец июня текущего года. Также эти предприятия обязались не продавать ценные бумаги, купленные на его средства, пока индекс Shanghai Composite не достигнет отметки 4500.

Все аккумулированные средства будут направлены на покупку паев биржевых фондов (ETF). Как заявил на брифинге официальный представитель комитета по контролю над ценными бумагами КНР г-н Дэн Гэ: «CSF будет поддерживать стабильность “голубых фишек” и обеспечивать ликвидностью продавцов ценных бумаг». Агентство Bloomberg, ссылаясь на собственные источники, сообщает, что фонд намерен направить на поддержку рынка минимум 80 млрд долларов. «China Securities Finance Corporation» стала уникальной компанией в Китае, которая выдает финансирование брокерам под залог маржи.

Однако этих собственных средств стабфонду будет недостаточно для покупки значительного массива бумаг, поэтому китайский центробанк также будет участвовать в финансировании стабфонда. Так, Народный банк Китая планирует использовать инструменты выпуска долговых обязательств, краткосрочного кредитования и рефинансирования, за счет чего достичь необходимого объема ликвидности созданного стабфонда.

Другой мерой стало временное введение запрета на первичные публичные размещения. Этот ход достаточно традиционен для китайских регуляторов и применялся неоднократно в кризисных ситуациях. Текущий запрет нужен для того, чтобы не допустить взрыва «фондового пузыря», а сдуть его, постепенно уменьшая. По данным Wall Street Journal, отложенные IPO составили порядка 645 млрд долларов.

Также Народный банк Китая в очередной раз за последние семь месяцев снизил процентные ставки, установив годовую ставку кредитования на уровне 4,85%. Годовая депозитная ставка сократилась до 2%. Снизились и нормы резервирования для финансовых структур, обеспечивающих МСБ.

Параллельно государственные органы начали изучать вопрос возможных манипуляций на рынке. Эта мера встретила положительную общественную реакцию, так как теория заговора весьма популярна у китайского населения. Особенно часто приводится в пример известный финансовый деятель Джордж Сорос, считающийся основным виновником азиатского кризиса 1998 года.

Насколько китайскому правительству удастся избежать серьезных последствий от кризиса на фондовом рынке, остается открытым вопросом. Другое дело, что подобные пертурбации в Китае, ставшем локомотивом регионального для Центральной Азии и мирового экономического роста, вносят дополнительные тревожные ожидания в дальнейшее развитие. А также служат серьезным уроком по развитию казахстанского фондового рынка.

Читайте редакционную статью: Азартная фондовая игра

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности