Протест, отраженный в майдане

Протест, отраженный в майдане

После майдана во всех массовых выступлениях чудится майдан — особенно если они в том или ином виде связаны с Россией: обжегшись на молоке, начинаешь дуть на воду. Кажется, во время протестов в Ереване против повышения цен на электроэнергию на воду дули все. Армянские СМИ давали информацию дозированно, лаконично и безоценочно. Безоценочность эта даже придавала некоторый комический эффект: из новости о «пострадавшем участнике акции» можно было узнать, что он сломал ногу во время танцев.

Обе стороны после столкновения 23 июня, когда полиция применила против участников выступления водометы и арестовала около 250 человек, тоже стали вести себя сдержанно. Пресс-релиз армянской полиции, где она предлагает участникам акции разблокировать проспект Баграмяна, — образец уважительности и достоинства, в том числе профессионального.

Сравнительно оперативно отреагировали политики: армянские чиновники различных рангов много публично выступали и разъясняли, какова ситуация на текущий момент, и предлагали собственные варианты решения. Которые, в общем, общество устраивали.

Оперативно сработала даже Россия — как раз в эти дни она выделила Армении кредит размером в 200 млн долларов на приобретение вооружения по сниженным ценам.

Все это показывает, что ничего, похожего на майдан, даже те страны, которым что-то не очень хорошее сделала Россия или российский бизнес, у себя дома иметь не хотят.

Это радует. В мире, где можно войну сделать из ничего, почти на пустом месте, и здравый смысл практически мгновенно может быть стерт из сознания слепой яростью, стремление самих участников протестов вовремя остановиться вызывает уважение.

Но этот же пример в очередной раз показал, насколько быстро можно организовать людей во имя чего-либо, напомнив им о прошлой беде или пообещав им светлое будущее. Это означает, что властям не только нужно на опережение пользоваться всеми инструментами связи и мобилизации (во всех смыслах слова), но и самим создавать структуры, которые впоследствии можно было бы использовать для того, чтобы предельно быстро и безопасно взять ситуацию под свой контроль.

Опять госконтроль? А как же демократия? Истина снова где-то посередине, немного в другом измерении и в крайне трудно уловимом балансе между тем и другим. Потому что тоталитаризм — это страшно и плохо. Но и демократия, доведенная до революции и войны — это тоже страшно и плохо.

Впрочем, патриотизм (нормальный, не «совковый») и политический прагматизм тоже действуют, а потому есть надежда, что мир и благополучие реальной страны, будь то Армения, Россия, Украина или Казахстан, окажутся для их жителей дороже любых абстрактных лозунгов, и еще одной войны не будет.

Читайте тему номера: Политический удар током

 

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?