Сокровенное ВТО

Сокровенное ВТО

24 июня в Женеве состоялось финальное заседание рабочей группы, на котором официально было объявлено о завершении переговоров по вступлению Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО). «Событие является для нас историческим. Казахстан станет 162‑м членом ВТО», — прокомментировал глава государства Нурсултан Назарбаев в своем видеообращении, опубликованном на сайте Акорды. По его словам, сегодня 90% казахстанской торговли приходится на страны — члены ВТО.

Переговоры шли 19 лет. «Все это время наше правительство и эксперты напряженно трудились, отстаивая выгодные для нас условия. Мы согласовали позиции по самым чувствительным для нашей экономики вопросам. Среди них и поддержка сельского хозяйства — именно по данному пункту мы вели сложные переговоры в связи с тем, что от нас требовали снижения субсидий, но мы отстояли свои позиции. Это и вопросы “казахстанского содержания”, и рынок финансовых услуг и телекоммуникаций. Нам удалось совместить требования ВТО и ЕАЭС, исходя при этом из наших национальных интересов», — заверил глава государства.

По словам президента, Казахстан после вступления в ВТО не откажется от содействия отечественным предприятиям. Только теперь меры поддержки, оказываемые государством, должны соответствовать правилам организации. Теперь Казахстан может принять участие в предстоящей конференции министров ВТО в декабре текущего года как полноправный член многосторонней торговой системы, говорится в заявлении Евросоюза.

Впрочем, в реальности не все так однозначно. Власти до сих пор не раскрыли точные условия вступления Казахстана в ВТО, храня эту тайну за семью печатями. Как ни странно, ни бизнес-сообщество, ни бизнес-ассоциации, ни даже «всесильная» Национальная палата предпринимателей ничего не знают о предстоящих изменениях. Как сказал заместитель председателя правления НПП Рахим Ошакбаев, «есть общее понимание».

В общество периодически идут дозированные вбросы информации. Так, министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова в ноябре 2011 года сообщала, что Казахстан в условиях ВТО оставляет за собой право применять экспортные пошлины по целому ряду товарных позиций. Тогда она сообщила, что в Казахстане в отношении 206 товарных позиций, таких как нефть, нефтепродукты, лом цветных и черных металлов, алюминий и сплавы и также шерсть и шкуры, применяются экспортные таможенные пошлины. «Мы договорились о том, что эти уровни экспортных пошлин будут сохранены и после вступления Казахстана в ВТО. Что касается нефти и нефтепродуктов, у нас будет возможность в том числе повышать эти пошлины в отношении нашего экспорта», — заверила г-жа Айтжанова.

В марте 2012 года она сообщила, что Казахстан не без труда добился права на то, чтобы обеспечивать местное содержание в области недропользования: введены квоты на привлечение иностранной рабочей силы и обязательное участие казахстанских кадров. На 49% введено ограничение иностранного участия в компаниях, оказывающих телекоммуникационные услуги, на 20% — в сфере СМИ.

В апреле 2014 года главный переговорщик страны заявила, что один из трех тормозящих вступление Казахстана в ВТО вопросов — согласование ветеринарных и фитосанитарных мер. Помимо него, в этом списке — вопрос гармонизации импортных таможенных пошлин с Россией. Тогда Жанар Айтжанова говорила, что по данной позиции Казахстан будет вступать в ВТО на собственных условиях, поэтому до завершения переговоров таможенные пошлины с Россией у нас будут разными.

Этот факт и настораживает. Казахстан с Россией в Таможенном союзе и ЕАЭС. Большая часть обязательств перед ВТО была согласована Казахстаном еще до формирования ЕАЭС. Это и тормозило процесс вступления РК в ВТО, поскольку по более чем 3 тыс. позиций — четверть от общего числа, согласованные с ВТО импортные тарифы Казахстана ниже, чем у России и внешнего тарифа ЕАЭС в целом. По словам министра по делам экономической интеграции, Казахстан обязался начать переговоры по гармонизации обязательств с Россией через три года после вступления в ВТО и «это никоим образом не будет подрывать ЕАЭС и его политику».

Другое мнение у министра по торговле ЕЭК Андрея Слепнева. Он считает, что на выравнивание импортных пошлин между Казахстаном и ЕАЭС может уйти шесть-семь лет после присоединения страны к ВТО. По его словам, необходимо выстроить механизмы, чтобы товары из перечня изъятий не попадали на территорию остального союза.

В ЕЭК сейчас проводят анализ исключений для Казахстана и их эффекта для экономик стран ЕАЭС. Список исключений, по правилам ВТО, будет опубликован только после официального одобрения присоединения Казахстана генсоветом организации.

Наконец, открытым остается вопрос, насколько в целом для экономики окажется полезным членство в организации. Как показывает практика, участие в ВТО выгодно прежде всего государствам, которые производят конечную конкурентоспособную продукцию. У Казахстана в этой сфере очевидные пробелы.

 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики