Подвиг размером в тысячу книг

Каковы реальные тиражи книг казахстанских и центральноазиатских авторов и по каким критериям их произведения возьмутся опубликовать в Лондоне, рассказал соучредитель лондонских издательских домов Silk Road Media и Hertfordshire Press Марат Ахмеджанов

Подвиг размером в тысячу книг

Известный британский издатель — выходец из Узбекистана — живет в Англии последние 10 лет. Он первый и единственный человек из Центральной Азии, имеющий степень магистра в области издательства. Получивший образование в Великобритании, он нашел свою нишу. Hertfordshire Press — это единственное в мире издательство, которое с 2002 года занимается публикацией книг о Центральной Азии и центральноазиатских авторов на английском языке в Лондоне. На сегодня уже издано более 50 книг и журналов, посвященных региону, на пяти языках.

В Казахстане Марат Ахмеджанов оказался в результате туристической поездки по Казахстану и Центральной Азии.

Траст в помощь

— Господин Ахмеджанов, в чем цель вашей поездки?

— Познакомиться и рассказать о туристическом потенциале Казахстана. Мне это интересно, потому что уже много лет я занимаюсь продвижением Центральной Азии. Мы (Silk Road Media. — «ЭК») издаем в Лондоне журнал Open Central Asia, Hertfordshire Press занимается изданием книг из Центральной Азии на английском языке. Издав большое количество путеводителей о регионе, я, к моему стыду, не видел сам некоторых вещей, хотя бывал в Казахстане неоднократно. Вот и решил воспользоваться предоставленной мне возможностью и посмотреть ту часть Казахстана, которую раньше не видел.

— Открыли что-то новое?

— Да. Меня удивила и восхитила одна из достопримечательностей Южного Казахстана — пещера «Ак Мечеть». Она стала для меня открытием. Нечто подобное есть в Куала-Лумпуре. Это мегапопулярное место Малайзии. Ежегодно тамошние пещеры посещают до двух миллионов паломников и туристов. «Ак Мечеть» ничуть не хуже, но о ней практически ничего неизвестно за пределами Казахстана. По крайней мере, я не встречал никакой информации в путеводителях.

— Это одна из больных проблем местного туризма, но не единственная. К примеру, пресловутая неразвитая инфраструктура.

— Да, мы столкнулись с этим. Нет удобств для туристов. Отсутствие туалетов на туробъектах стало для наших бабушек в группе не только шоком, но и большой физической проблемой. Удивительно и то, что местные жители не зарабатывают на продаже сувениров. К примеру, в Отраре мы их не увидели. А вот на Байконуре продажа сувениров достаточно хорошо налажена.

При этом практически все повсеместно винят в слабом развитии турбизнеса местные власти. Я считаю, что на самом деле это неверная позиция: абсолютно неправильно заставлять их делать то, чего они не умеют, чем нет времени и сил заниматься. И учить этому их тоже бесполезно и бессмысленно. В этих структурах очень сильна ротация кадров: потратишь год-два на обучение какого-то чиновника, а его, как часто бывает, потом переведут в другую структуру.

— И что же делать?

— По моему мнению, ситуацию в сфере казахстанского бизнеса можно исправить, если использовать опыт Великобритании. Главный принцип и основа успешного функционирования турбизнеса здесь состоит в том, что им специализированно занимаются общественные фонды, трасты. К примеру, есть такие крупные, как «Английское наследие», National Trust. Всего их с десяток. Эти фонды — общественные организации, которым государство передает в управление достопримечательности на годы — 20–40 лет — и выделяет гранты. Они освобождены от налогов полностью, вся получаемая ими прибыль идет на развитие объектов — восстановительные работы, улучшение инфраструктуры, ремонт, обслуживание и т.д. Важно, что эти фонды не обладают монополией, и если власти недовольны работой того или иного фонда, с ним расторгается контракт и заключается с другим.

В британских трастах работает профессиональная команда, люди занимаются этим бизнесом 7 дней в неделю, 365 дней в году. Да, они подлежат контролю со стороны государства, но они не платят налоги, у них нет проблем с текучестью кадров и т.д. Для них созданы особые условия, и это работает.

Я уверен, что в Казахстане есть достаточное количество специалистов для внедрения такого опыта. На первом этапе можно привлечь международных специалистов. Для стимулирования изначально нужен фиксированный государственный грант. Но прежде всего, конечно, нужно принять волевое решение сверху. Привлечение профессионалов обязательно скажется позитивно на рекламе, маркетинге, продвижении и узнаваемости казахстанских туробъектов и в целом на развитии этого бизнеса. Плюс это работа для настоящих патриотов страны, которые не хотят работать на государство, но хотят трудиться на благо своей родины.

— Скажется ли это на стоимости туруслуг?

— Выгода здесь обоюдная: и для работников фонда, и для посетителей. На многих таких объектах в Великобритании бесплатный вход, а доход идет от парковок, сувениров. Члены этого общества, которым может стать любой, получают бесплатную парковку, доступ, скидки в магазинах и т.д. К примеру, я состою в «Английском наследии» и получаю почти все бесплатно, плачу только за парковку. 80 фунтов в год стоит членство на семью, но эти деньги окупаются за шесть-семь поездок. Потому что все равно поставишь машину, купишь сувенир. Мне это выгодно. Фонду тоже выгодно: с миллиона членов он имеет порядка 100 миллионов долларов добровольных пожертвований. Кроме того, так как это общественная организация, государство возвращает налог на прибыль со всех пожертвований. Поэтому фонды сами борются за членов: они получают 80 фунтов взносов плюс еще 30 фунтов от государства.

Бизнес в художественной обложке

— Насколько я знаю, во время поездки вы обговаривали вопросы проведения в Шымкенте казахстанско-британского литературного фестиваля?

— Да, мы выступаем партнерами литературного фестиваля, который пройдет в Шымкенте в сентябре этого года в рамках празднования 25‑летия с момента установления партнерских связей Шымкента с британским городом-побратимом Стивенэйджем. Шымкент в перспективе рассматривается в качестве одного из будущих мест проведения международного литературного фестиваля Оpen Central Asia Book Forum & Literature Festival (OCABF).

— В прошлом году он проводился в Алматы, где будет проводиться в этом?

— Четвертый OCABF планируется провести в ноябре этого года в Казани. В этом году мы ожидаем тысячу участников, их количество от фестиваля к фестивалю неизменно растет. Если на первом фестивале, который прошел в 2012 году в Бишкеке, участвовало 142 автора, на втором, в Лондоне, — 168, то на третьем, в Алматы, — 456. Очевидно, что фестиваль всколыхнул писателей и поэтов Центральной Азии и других стран, и он востребован.

— Ваш проект — реальный шанс получить международное признание. Произведение победителя переводится и издается на английском языке в Лондоне и презентуется на престижной Лондонской книжной ярмарке. Как отбираются победители, если, судя по условиям конкурса, у вас нет никаких ограничений?

— Участником литературного фестиваля OCABF может стать любой автор, у нас действительно нет ограничений. Единственное, если человеку меньше 18 лет, необходимо согласие родителей.

Отрывки из произведений мы выставляем для знакомства и оценки читателями на нашей странице в Facebook. Для профессиональной оценки отправляем синопсис и перевод работы на английский язык (тысячу слов) членам международного жюри. Основная их задача — определить, будет ли это произведение пользоваться коммерческим успехом на английском языке. Для этого они отвечают на два вопроса: купил бы он эту книгу и инвестировал бы в нее деньги?

— То есть это только бизнес и ничего другого? Но ведь литература — это не только товар, но и особый художественный мир, который сложно мерить только коммерческими критериями.

— Премий, которые оценивают высокохудожественные произведения, много. Мы с ними не конкурируем. Тем, кто хочет утвердить художественную ценность своего произведения, надо обращаться не к нам. Мы хотим дать питателям и издателям возможность понять и доказать, что на книгах можно зарабатывать. Кстати, все встреченные мною в Казахстане представители издательств уверены, что это нереально. Они работают главным образом на госзаказе.

Я им говорю: выходите, проводите книжные чтения. Почему по всей стране нет ни одного билборда с фотографией современного писателя? Почему я не видел портретов этих людей в учреждениях? Почему нет полных залов на выступлениях писателей? Ответ один: потому что все это не делается. А как вы ожидаете, что их будут читать и любить, если не воспринимаете это дело как бизнес?

— Всегда ли жюри дает безошибочные прогнозы?

— Члены жюри — это англоязычные профессионалы, которые занимаются продвижением либо изданием книг. Среди них есть писатели, издатели, литературные критики. Да, бывает иногда, что их прогнозы не сбываются.

— А как вы определяете объективность читательской оценки в интернете?

— Мы анализируем статистику. Берем 25 топовых — наиболее посещаемых — работ. Потом разбираем на предмет накрученности трафика. Интернет — это хорошая система для определения того, как читает выставленные отрывки аудитория. Статистика посещения конкурсных работ говорит о многом. Если у кого-то зашкаливает число посещений, это вызывает подозрения. Можно проверить ip-адреса. Если книжку на русском языке читает тысяча человек из Китая, понятно, что это покупной трафик. Мы смотрим также на время пребывания пользователей на странице. Если они находятся на странице всего 10 секунд, понятно, что людей попросили просто «зайти» и проголосовать. Такие результаты мы игнорируем. Анализ статистики — не основной критерий, но если его результаты совпадают с мнением жюри, мы предполагаем, что отчасти находимся на правильном пути. Если не совпадают, просим жюри еще раз прочитать работу.

Хочу подчеркнуть, что конечное слово ставит читатель в магазине, когда он покупает или не покупает книгу. В магазине есть всего две-три минуты, чтобы заинтересовать его. К примеру, когда я хожу я детьми в книжный магазин, я смотрю на обложку, читаю синопсис и цитаты, отзывы экспертов и потом читаю две-три страницы. Если тебя «зацепило», ты берешь книгу, если нет — ставишь обратно на полку.

— Есть ли какие-то «трудности перевода»?

— Русскоязычная аудитория воспринимает тексты иначе, чем англоязычная. Дело не всегда бывает только в самой книге. Иногда она не пользуется большим успехом, потому что аудитория еще не готова. Некоторые авторы, напечатавшие в Англии книгу, спрашивают: когда я получу первый чек? Я говорю: не знаю. Потому что ты можешь быть мегазвездой в своей стране, можешь получить 20 «Буккеров», но твою книгу на английском может не купить ни один человек. У нас разные менталитет и ценности, мы по-разному ставим акценты. То, чем мы восхищаемся, там, на Западе, считается ненужными деталями. К тому же читатели в мире все еще много не знают о Казахстане.

Героизм книжного масштаба

— Какие книги вызвали наибольший интерес у англоязычной аудитории?

— Самой успешной оказалась не художественная литература — это наша книга «Биография Игоря Савицкого». Ее популярность отчасти была обусловлена выходом голливудского фильма «Пустыня запрещенного искусства». Также достаточно успешна книга «Птицы Узбекистана», получившая позитивные оценки в прессе. После выхода ревью в «Гардиан» только за неделю продали 500 экземпляров.

— Это хорошие показатели?

— В Англии все, что продано более чем в одну тысячу экземпляров, считается хорошим показателем. Потому что убедить англичан купить книгу — это большая проблема. Англичане — безумно практичный народ, они купят книгу только при одном условии: если собираются ее прочитать. Англичанин не купит ее для друга, чтобы прочитать через месяц или год. Американцы купят, французы, русские, казахи купят, но не англичане. Англичанин купит ее, только будучи уверенным на сто процентов, что прочитает эту книгу. Так что если ты смог продать англичанам тысячу экземпляров, ты герой.

— Но разве публикация тысячи экземпляров — это бизнес, который может принести прибыль? У нас вообще такие цифры считаются мизерными.

— Во-первых, у вас врет статистика, я сам из Центральной Азии, знаю, как это делается. Во-вторых, покажите мне казаха, который продал реально одну тысячу экземпляров — не насильно, не по госзаказу, а добровольно в книжных магазинах. Я с удовольствием начну с ним переговоры на издание его книги на английском языке. Поэтому, когда мне какой-нибудь местный автор говорит, что он издал 10 тысяч экземпляров, я уверен, что он столько не напечатал либо его книги лежат дома, либо он насильно их «втюрил» кому-то в подарок, либо тираж купил Минкульт.

— А вам выгодно издавать одну тысячу экземпляров?

— Мы издаем за свой счет только одну книгу в год. Остальные — при наличии дополнительного финансирования. То есть выигрываем гранты либо рекомендуем авторам обратиться в грантодающие организации или фонды. Есть меценаты. Сначала мы издаем одну тысячу экземпляров как тестовый тираж. Половина этого тиража рассылается по профессиональным организациям — это школы, библиотеки, университеты, книготоргующие организации, литературные критики. Вторая половина идет в продажу, чтобы протестировать спрос. Если мы видим позитивные отзывы, возрастание спроса, тогда издаем необходимое количество абсолютно за свой счет. Автору оплачиваем стандартные 10 процентов.

В Англии никто не издаст неизвестного писателя из неизвестной страны за свой счет. Мы — единственные сумасшедшие, которые делают это раз в году.

Издательский дом Hertfordshire Press издает книги авторов из Центральной Азии и книги авторов, пишущих о Центральной Азии. Имеет широкий перечень книг — от иллюстрированных справочников до академических книг. А также ежегодно, начиная с 2012 года, организует фестиваль и форум Open Central Asia Book Forum &Literature Festival (OCABF). OCABF — это уникальное событие, которое направлено на популяризацию литературы на территории стран Центральной Азии и продвижение местных авторов за рубежом. Оно призвано объединить писателей со всех стран мира, оказать информационную поддержку национальному литературному творчеству.

Великобритания является основоположником мирового издательского бизнеса. Современный издательский бизнес в этой стране — это более 120 тысяч новых наименований каждый год и ежегодные продажи на сумму более чем 10 миллиардов долларов. Это делает издание новых книг на английском языке очень интересным, потому что читательская аудитория составляет более двух миллиардов человек в мире, и большая часть людей в мире ориентируется на издательства Великобритании как эталон, как первоисточник информации на английском языке.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики