Юниорное вымирание

Клан казахстанских олигархов Ассаубаевых входит в капитал компании Tethys Petroleum. Это уже вторая сделка для семьи в нефтяном секторе. Но реальных денег компании пока не увидели

Юниорное вымирание

Казахстанское правительство продолжает пытаться привлекать инвесторов для того, чтобы они развивали горнорудные проекты на территории РК. Оно говорит даже о том, что в Казахстане будут созданы условия для работы юниорных компаний — по примеру развитых в этом отношении рынков Канады и Австралии. Но рынок небольших компаний в Казахстане был — это свидетельствует о том, что когда-то действительно был привлекателен для них, и они добивались успеха, запуская в производство небольшие проекты. Макроэкономические условия для их существования сейчас тяжелые — цены на сырье, добываемое в Казахстане (в частности, нефть и золото), на мировых рынках упали. Но казахстанские власти своими действиями (не выполняя свои обязанности или через судебные механизмы) фактически добивают эти компании.

Сделка в фигуре умолчания

12 июня 2015 года истек период эксклюзивности по переговорам Tethys Petroleum cо структурами семьи Ассаубаевых, и компания продлила их до 26 июня: «Tethys Petroleum Limited рада сообщить, что компания согласилась продлить период эксклюзивности с AGR Energy Limited No. 1… Период эксклюзивности был исчерпан 12 июня и является предметом некоторых обычных непредвиденных ситуаций. Новый продленный период эксклюзивности закончится 26 июня 2015 года», — говорится в официальном сообщении компании, датированном 12 июня.

15 мая 2015 года компания вступила в ограниченный период предоставления эксклюзивности с AGR Energy Limited No. 1 (AGR Energy) по переговорам о потенциальном более значительном финансировании, следует из более раннего сообщения Tethys.

В сообщении также указано, что AGR Energy принадлежит семье Ассаубаевых.

Предполагается, что будут выпущены незащищенные конвертируемые облигации на сумму 7,5 млн долларов, срок погашения — через 2 года, ставка — 9% годовых. Долговые бумаги могут быть конвертированы в акционерный капитал по цене 10 канадских центов за одну ценную бумагу.

Переговоры с AGR Energy возникли после того, как в начале мая 2015 года расстроилась сделка по продаже 50% акций казахстанской «дочки» Tethys Petroleum — Tethys Kazakhstan SPRL — в пользу китайской SinoHan (структуры, входящей в компанию по управлению прямыми инвестициями HANHONG).

Сделка с китайской компанией была анонсирована еще осенью 2013 года. Тогда стороны договорились, что Tethys получит 75 млн долларов и при выполнении определенных условий — ряд других платежей. Дата окончания срока действия соглашения была продлена на полгода, начиная с 1 ноября 2014 года, по договоренности сторон.

Для того чтобы заключить сделку, в соответствии с законом «О недрах» компания должна получить отказ от преимущественного права выкупа у уполномоченного органа. Для нефтяных компаний таковым было Министерство нефти и газа, а после реорганизации правительства в августе 2014 года — Министерство энергетики. По закону, если министерство принимает решение реализовать свое преимущественное право, оно должно купить компанию по цене, не ниже заявленной в сделке, или отказаться от своего права и тем самым разрешить сделку.

Однако 1 мая компания сообщила удивительную новость: как оказалось, Министерство энергетики просто не дало компании вообще никакого ответа. Сделка в результате распалась: «Компания добросовестно работала для того, чтобы выполнить необходимые условия, оговоренные в сделке с SinoHan. Однако главное разрешение, которое должно было предоставить Министерство энергетики РК, не было получено к оговоренной дате — 1 мая 2015 года. Tethys обсудил с SinoHan возможность продлить соглашение еще на короткий промежуток времени, чтобы иметь дополнительное время на то, чтобы получить разрешение от Министерства энергетики, однако SinoHan не согласилась вступать в дополнительное соглашение и продлевать время совершения сделки. В результате продажа 50 процентов акций не будет продолжена, и Tethys Petroleum остается владельцем всех своих 100 процентов акций», — сообщила Tethys Petroleum.

«28 февраля 2014 года Tethys Petroleum обратилась в компетентный орган с просьбой разрешить продажу 50 процентов и 1 акции. Компетентный орган, рассмотрев заявление, направил в адрес Tethys Petroleum ответное письмо, где порекомендовал АО «НК “КазМунайГаз”» провести переговоры в рамках статьи 36 Закона РК «О недрах и недропользовании» (приоритетное право государства на отчуждаемое право недропользования). По результатам проведенных переговоров по возможному приобретению активов АО «НК “КазМунайГаз”» проинформировало Tethys Petroleum о незаинтересованности в приобретении активов, на условиях, предложенных компанией Sinohan.

Компания Tethys Petroleum письмом №01/11–2015 от 8 мая 2015 года сообщила о том, что, в связи с истечением срока действия договора купли-продажи, компания по собственной инициативе прекратила процесс продажи казахстанских активов компании Sinohan, в связи с чем компания Tethys Petroleum не имеет претензий к министерству и выражает благодарность за сотрудничество», — сообщили на запрос «ЭК» в Минэнерго. На вопрос, почему ведомство не предоставило ответ к 1 мая 2015 года, в министерстве не сообщили.

Однако из-за того, что Минэнерго не выдало компании разрешение и сделка развалилась, Tethys попала в крайне неприятную ситуацию: SinoHan выдвинула требования вернуть депозит на 3,88 млн долларов и 0,7 млн долларов, которые выплачиваются, если SinoHan не будет виновата в том, что условия сделки оказались невыполненными.

А денег у Tethys Petroleum нет: из-за обвала цен на нефть доходы компании сократились. И хотя она улучшила свой показатель по чистому убытку, который в первом квартале 2015 года сократился до 2,1 млн долларов с 4,9 млн долларов в первом квартале 2014 года, ситуацию в компании это не меняет.

Именно в этот драматический период появляется «спаситель» — AGR Energy господ Ассаубаевых, которые предложили 30‑процентную премию к месячной цене акций.

Чтобы понять, почему именно месячной, нужно взглянуть на котировки: впервые компания объявила о том, что может не успеть выполнить все условия по заключению сделки до 1 мая 2015 года, еще 10 апреля 2015 года. В тот день акции компании на бирже Торонто подешевели почти вдвое: с 0,11 канадского доллара за акцию до 0,06 канадского доллара за акцию. По данным Bloomberg за 5 лет, период с 10 апреля до 14 мая оказался самым плохим для акций компании. За это время лишь три дня акции компании торговались возле отметки в 0,1 канадского доллара, в другие дни котировки были еще хуже. Напротив, в течение года, за исключением именно этого периода, цена акций компании ни разу не упала ниже 0,1 канадского доллара за бумагу.

Юниоры на блюдечке

Tethys Petroleum — это уже третья юниорная компания, в капитал которой входят структуры семьи Ассаубаевых. В ноябре 2012 года они заявили о том, что планируют через принадлежащую им компанию African Resources выкупить до 60% Hambledon Mining, владеющей лицензией на разработку золоторудного месторождения Секисовское. Схема вхождения в капитал компании была той же самой, что и в Tethys Petroleum — конвертируемые в акции долговые бумаги. Семья Ассаубаевых зашла в компанию на фоне скандала, связанного с аварией на хвостохранилище и утечкой отходов. Тогда Верховный суд увеличил сумму штрафа, уже наложенного на компанию, с 700 млн тенге до 1,5 млрд тенге (почти 10 млн долларов по курсу того времени), что на тот момент составляло 40% капитализации компании. Показательно, что в августе того же 2012 года компания заявляла о попытке рейдерского захвата, но имен исполнительный директор компании Георгий Дудукалов не назвал. В декабре 2012 года African Resources приобрела контроль над Hambledon Mining и назначила CEO Айдара Ассаубаева. А уже в августе 2013 года тот же Верховный суд поддержал компанию и не стал настаивать на выплате 1.5‑миллиардного штрафа (о дальнейших наиболее выразительных моментах работы компании см. «Разведка по-Секисовски»).

Переварив золоторудный Hambledon Mining, семья Ассаубаевых переключилась на нефтяной бизнес. В августе 2014 года нефтедобывающая компания Max Petroleum заявила, что компания AGR Energy Limited, подконтрольная Ассаубаевым, выкупит допэмиссию (2,3 млрд акций), заплатив за нее 37,1 млн фунтов (62,5 млн долларов по курсу того времени). После завершения сделки AGR Energy станет владельцем 51% британской компании. Цена предусматривала 17,8‑процентную премию к средневзвешенной цене торгов за период с 1 мая по 1 августа 2014 года.

Одним из условий успешного закрытия сделки было освобождение от ковенантов со стороны казахстанского филиала Сбербанка РФ, кредитовавшего Samek International, входящую в Max Petroleum. Деньги нужны были компании для бурения подсолевой скважины НУР-1, лицензия на которую истекла (а на момент соглашения еще действовала) в марте 2015 года.

Судя по релизам компании, денег она от господ Ассаубаевых так и не получила. В сообщении, датированном 1 мая 2015 года, она указывает, что «позитивные обсуждения относительно реструктуризации долга со Сбербанком и инвестиций в капитал от AGR Energy продолжаются. В дополнение к реструктуризации долга и инвестиций в капитал, компания также нуждается в краткосрочном финансировании, чтобы обеспечить жизнедеятельность компании на период до получения разрешений от регулятора, а также других разрешений, которые, если они будут, необходимы, чтобы получить право на реструктуризацию долга и вложение в акционерный капитал. Компания продолжает операционную деятельность, производя примерно 2,9 тыс. баррелей нефти в день, находясь под финансовым давлением».

Финансовое давление на компанию мощное, текущая ситуация катастрофическая: 20 марта в своем релизе компания сообщила, что операционные банковские счета компании в Казахстане будут временно закрыты из-за задолженности перед налоговыми органами. Также были остановлены и экспортные операции. Причина — неопределенность относительно способности компании гарантировать оплату счетов за транспорт и другие расходы по продажам. Из-за того, что компания не смогла оплатить работу установки по капитальному ремонту скважин, компания не может добывать нефть на одной из скважин на месторождении Жана Макат, теряя тем самым 170 баррелей нефти в сутки. Производство на Сагызе Западном закрыто до тех пор, пока не будет получено разрешение регулятора на продление лицензии на блоки А и Е.

Смогут ли нефтяные компании, в число акционеров которых вошла семья Ассаубаевых, улучшить свое финансовое положение и производственные показатели — вопрос открытый.

Разведка по-Секисовски

Компания Hambledon Mining в январе 2014 года была переименована в GoldenBridges Global Resources. В деятельности этой компании — под любым ее именем — есть минимум два эпизода, которые вызывают глубокие сомнения в достоверности информации, которую опубликовала компания в своих биржевых релизах.

Первый — это покупка геологической информации по золоторудному месторождению Карасуйское. Его нет в документах комитета геологии РК, о нем не знает ни один из опрошенных геологов, работающих в Восточном Казахстане (где якобы расположено это месторождение). Минимальная проверка показала, что компании-продавца нет, юридически незаконен даже сам предмет сделки — покупка геологической информации, о которой заявила Hambledon Mining в октябре 2013 года. Потом оказалось, что Карасуйское — это не месторождение с ресурсами в 9 млн унций золота, а поисковая площадь, а «Карасуйское» — это рабочее название объекта. И лицензии на него — то есть объекта сделки — тоже нет. Об этом заявил в пиар-материале, опубликованном в газете «Курсив», оперативный (sic!) директор GoldBridges Global Resources Plc Максим Стрельников.

19 января 2015 года компания опубликовала релиз, где сообщила, что выиграла конкурс на предоставление прав недропользования на рудное поле Карасуйское. Самое неожиданное в этом релизе, что в контракт на недропользование будут включены «новые финансовые инициативы, предложенные специально для GoldBridges через программу форсированного индустриально-инновационного развития». Каким образом разведочный (на ранней стадии) проект мог попасть в программу, ориентированную на обрабатывающую промышленность, не вполне понятно.

В октябрьском релизе 2013 года, посвященном сделке по «месторождению» Карасуйское, фигурирует персона Виктора Редазубова-Горского, который представлен как старший консультант, qualified person и даже член Российской академии наук. Обнаружить Виктора Редазубова-Горского не удалось нигде. Ни в интернете, ни в списках академиков РАН (ни действующих, ни членкоров, ни иностранных), ни даже в Институте геологии РАН.

В Казахстане был обнаружен только Виктор Редозубов-Горский, но известен он не как геолог и академик РАН, а как автор инновационного патента «Способ очистки дизельного топлива от парафинов».

Единственное местонахождение «геолога Редазубова-Горского» — в релизах Hambledon Mining и GoldenBridges Global Resources, посвященных не только Карасуйскому, но и обновлению информации по программе буровых работ на Секисовском, датированному 8 октября 2014 года.

Эта программа — второй эпизод, вызывающий сомнения в его достоверности.

Сама буровая программа, по данным релиза, состоит из трех частей. Но если проанализировать координаты пробуренных скважин, то окажется, что скважины первой части программы умещаются на отрезке длиной 60 метров — для разведки это буквально крошка. Результаты первой части программы также показывают, что пересечение на большей части скважин начинается с нуля метров. Фактически это означает, что человек смотрит в золотую жилу и в нее бурит. Разведочная ценность такого бурения у экспертов вызвала сомнения. Проверка информации также показала, что в общей сложности новые собственники пробурили около 10 тыс. м, то есть около 150 скважин глубиной до 100 м, находящихся сразу под карьером. Все остальные скважины были пробурены раньше. А глубокие скважины (около 800 метров) и вовсе были пробурены в советское время, в 1970‑е годы.

В 2104 году Venmin Deloitte сделала новую оценку ресурсов GoldBridges Global Resources plc. В результате вероятные запасы составили 2.26 млн унций (ранее — 0.27 млн унций), предполагаемые и прогнозные ресурсы увеличились с 1.80 млн унций до 5.14 млн унций. Оценки Venmin Deloitte не вызвали подозрений по поводу их правдоподобности у участников рынка. Ранее подобные перспективы озвучивались в ТЭО 2011 года.

Компания провела две допэмиссии (в 2014 году и в апреле 2015 года) и привлекла в общей сложности 27,7 млн долларов. Главная цель привлечения — развитие подземного рудника. Всего же для того, чтобы строить подземный рудник, необходимо 117—130 млн долларов.

Несмотря на нехватку денег, председатель совета директоров компании Канат Ассаубаев заявил, что компания планирует поэтапно перейти исключительно на подземную отработку месторождения в течение третьего квартала 2015 года, обеспечивая фабрику сырьем за счет существующих складских запасов. Сейчас на фабрике перерабатывается, по данным годового отчета компании за 2014 год, 850 тыс. тонн в год. В течение 2014 года объем добычи руды из подземного рудника составил 82 тыс. тонн. Объем добычи руды из карьера за тот же период составил 570 тыс. тонн. С учетом того, что на предприятии за последние 4 года объем добычи составлял 591 тыс. тонн (2011 год), 654 тыс. тонн (2012 год), 769 тыс. тонн (2013 год) и 653 тыс. тонн (2014 год), можно усомниться в том, что у компании есть достаточное количество складских запасов, чтобы обеспечить фабрику сырьем.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом