Чисто поле для вложений

Сельское хозяйство стало основной темой для обсуждения на 28‑м заседании Совета иностранных инвесторов. Спикеры с казахстанской стороны советовали инвестировать в АПК, а иностранные инвесторы высказывали свои рекомендации по развитию отрасли

Чисто поле для вложений

Светская беседа о видах на урожай, на надои, которая состоялась на площадке Совета иностранных инвесторов, все же имела свой шарм и прагматическую полезность. Когда люди, далекие от темы, пытаются в ней разобраться и нащупать общую базу для разговора, то всегда интересен свежий взгляд на известные проблемы. К тому же большая часть докладов пришлась на новых членов совета, и эти персональные мини-презентации также были любопытны. Однако желаемого диалога не получилось. Были отдельные доклады с изложением новых тенденций в мировой аграрной индустрии, наблюдалось забавное жонглирование абсолютными цифрами казахстанского АПК, но без бэкграунда. Даже в речи президента были недоговоренности и парадоксы. Главным апологетом инвестирования в сельское хозяйство Казахстана оказался президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) сэр Сума Чакрабарти. Он пунктиром описал миллиардные вложения в различные казахстанские аграрные проекты, чем несколько удивил даже местных участников заседания. После него выступающие аккуратно обозначили зоны своих интересов. Как оказалось, лежат они не в самом агропроме, а в куда более безопасном консультировании и экспертизе.

Компромиссы на инвестполе

Ввел в тему участников встречи доклад министра по инвестициям и развитию РК Асета Исекешева. Говорил он на темы, знакомые членам совета: «Казахстан становится инвестиционным хабом в регионе», — заявил министр, привел разнообразные аргументы в пользу этого тезиса и акцентировал внимание на казахстанском содержании в крупных инвестпроектах: проекте будущего расширения ТШО, Карачаганаке, Астане-ЭКСПО 2017, Абу-Даби Плаза. По ним были созданы специальные рабочие группы, на которых достигнуты конкретные договоренности.

Так, по расширению ТШО договорились об увеличении доли местного содержания до 12 млрд долларов, сформирована база поставщиков из 116 казахстанских компаний. «По проекту расширения Карачаганака, Астана-ЭКСПО 2017, Абу-Даби Плаза работа проводится, сформированы базы местных поставщиков, уже реализуются первые контакты. Несмотря на первые результаты, весь потенциал этой работы еще не раскрыт, мы продолжим работу с инвесторами, сделав упор на помощи в сертификации товаров, обучении персонала, повышении качества продукции. Такие же планы мы намерены выстроить с каждым крупным инвестором, создать пояс малых и средних индустриальных сервисных компаний вокруг крупных проектов», — пояснил Асет Исекешев.

На прошлом заседании совета иностранные инвесторы сформулировали рекомендации по вопросам интеллектуальной собственности, экологии, налогообложения, административных барьеров. По результатам работы, как заметил министр, было принято три закона, еще три находятся в работе. Выстраивая отношения на компромиссах, ведомству удалось привлечь инвестиции на новые проекты.

На сегодняшний день более 25 крупных инвесторов из списка Global-Forbes-2000, которые начали производство в обрабатывающей промышленности, такие как Toyota, Coca-Cola, HeidelbergCement, планируют реинвестировать в расширение производства или создать новые производства. В частности, Toyota, Coca-Cola планировали заняться глубокой переработкой зерна. Попытки организовать производство в этой сфере в Казахстане, напомним, уже были, но рентабельным бизнес так и не стал. Но г-н Исекешев останавливаться на этом не стал.

Говорил он про другое: идет работа над крупными системообразующими проектами, которые входят в карту индустриализации: это строительство автозавода полного цикла и технопарка по производству автокомпонентов совместно с альянсом «Renault-Nissan-АВТОВАЗ», производство минеральных удобрений с компанией «Еврохим», завод по производству труб при участии итальянской компании Tenaris. Реализован большой пакет проектов по программе «Шелковый путь» с китайскими партнерами. Улучшение инвестклимата заинтересовало потенциальных инвесторов не только из традиционных стран-партнеров, таких как Франция, Корея, Китай, ФРГ, но и из Хорватии, Польши, Австралии. Г-ну Исекешеву это было понятнее, чем АПК.

Президент Нурсултан Назарбаев после такого оптимистичного выступления заметил: «Надеюсь, что до конца года мы еще увидим конкретные инвестиционные проекты, новые инвестиции. Именно в перерабатывающий сектор, на который мы обращаем сейчас внимание».

Пять желаний инвесторов

Сами иностранные инвесторы заслуги казахстанских властей в улучшении инвестклимата признали, но список пожеланий приготовили. Первое — расширить список стран, с которыми установлен безвизовый режим, и продлить его тем, кто им уже пользуется. Второе — декриминализовать налоговые правонарушения в случае добровольной уплаты налогов и штрафов. Третье — все несовершенства законодательства по вопросам налогообложения в суде трактовать в пользу инвесторов. Но пожелания эти запоздали: президент заметил, что по декриминализации и еще ряду налоговых проблем корректировки в законодательство уже внесены.

«В-четвертых, рассмотреть возможности по совершенствованию мер в целях привлечения недропользователей к финансированию проектов автономного кластерного фонда, парка инновационных технологий и научного парка Astana Business Campus при Назарбаев университете. И, в-пятых, рассмотреть возможность по проработке мер по обеспечению подготовки квалифицированных кадров, обладающих знаниями и навыками, необходимыми для обеспечения эффективной передачи и практического внедрения новых технологий по приоритетным направлениям», — добавил предправления ассоциации «Казахстанский совет иностранных инвесторов» Ульф Вокурка.

Асет Исекешев заметил, что по привлечению на территорию научного парка Astana Business Campus уже проведены переговоры с более чем 90 компаниями. С шестью из них (General Electric, Microsoft, Intel, HP, Samsung и Huawei) подписаны меморандумы. «Компании планируют разместить корпоративные R&D центры на территории интеллектуального инвестиционного кластера Назарбаев университета», — пояснил министр.

Сухое море короче

Впервые на нынешнем СИИ местные власти не жаловались на отсутствие выходов к морю: «Я всегда говорю, что наше море — это Китай и Россия, это наш большой, великий рынок», — заявил президент Нурсултан Назарбаев, пояснив, что транспортная инфрастурктура — это «наше все».

Глава РК напомнил, что Казахстан прокладывает дороги с востока на запад материка — завершается строительство современного автобана Западная Европа — Западный Китай. Уже построен казахстанский терминал в Ляньюньгане, и теперь контейнерные поезда за две недели достигают европейских стран. И неплохо было бы европейским бизнесменам вместо морского пути в 45 суток пользоваться более прямым и коротким способом доставки грузов.

«Мы проложили новую железную дорогу от границы Китая до Каспийского моря — 1500 км, и эту дорогу через Иран соединили с портом Бендер-Аббас, с выходом на все государства Персидского залива»,— сказал Нурсултан Назарбаев. А этот рынок, по самым скромным подсчетам, может «проглотить» 2,5 млн тонн зерна. Глава государства также отметил, что планируется этот транспортный коридор соединить с портами в западной части Индии, и напомнил о набирающем силу проекте «Шелковый путь» и о создании специального Азиатского банка инфраструктурного развития, в котором уже аккумулировано 100 млрд долларов.

Однако, по мнению господина Чакрабарти, надо сделать много больше. «Миру нужно больше продуктов питания, и Казахстан может сыграть большую роль в глобальной продовольственной безопасности, если создаст правильные условия для увеличения производительности компаний. Если компании здесь могут повысить свою производительность, улучшить коммуникацию с международными рынками, создадут инфраструктуру, они смогут производить и продавать гораздо больше, особенно сейчас, когда есть разрывы на международных рынках из-за геополитических потрясений», — поведал президент ЕБРР. Наверное, это был реверанс: говорить о нехватке продуктов питания в мире, где правительства дают субсидии аграриям для того, чтобы они не производили больше, и ограничиваются (как в ЕС) экспортные поставки сельхозпродукции, несколько странно.

«Много неясного в странной стране»

Это не единственная странность в высказываниях г-на Чакрабарти. Например, вызвала удивление его реплика о том, что «большая часть в сельском хозяйстве все еще контролируется государством», что нужна диверсификация собственности. В Казахстане как раз сложность управления и состоит в том, что агарный сектор — полностью частный, потому диверсифицировать производство, достичь нужной государству структуры, качества производства можно лишь рыночными стимулами, информационной работой.

Кроме того, г-н Чакрабарти объявил о запуске программы складских расписок, которые смогут выступать в качестве залогов. Но система зерновых расписок в Казахстане существует давно и как раз сегодня накопилась масса проблем, которые решаются введением электронного реестра зерновых расписок.

Но и казахстанская сторона, по-видимому, не вполне знакома с собственными реалиями. Так, цифра об экспорте 2 млн тонн пшеницы в Европу могла бы буквально окрылить министра сельского хозяйства, если бы соответствовала действительности. Либо это те 2 млн тонн акиматовских приписок, которые из года в год кочуют по отчетности, либо была раскрыта страшная гостайна.

Цифры, а главное их интерпретация, тоже лукавили. Например, президент посетовал, что нас с плохой стороны характеризует рост импорта за последние 5 лет на 45%. Однако, например, рынок колбасных изделий перенасыщен, перерабатывающие мощности в РК загружены на треть, потому что ретейл ориентируется на объемы продаж, на ассортимент. Следует ли во что бы то ни стало развивать собственное производство, если дешевле купить, — большой вопрос. Возможно это лишь за счет господдержки. Например, Минсельхоз начал реализовывать программу субсидирования закупа сырья переработчикам в молокопереработке. Но практика показывает, что сами фермеры, даже участвуя в программе, не всегда используют деньги по прямому назначению.

Тезис о том, что «только 1% от общего объема зерновых направляется в производство макаронных изделий», также не трагичен. Объемы производства определяются сбытом, рост производства макаронных изделий в последние годы значителен, растет экспорт.

Сожаление же о том, что «аграрный сектор пока не стал драйвером экономического роста и диверсификации нашей экономики», не поддается разумному объяснению. Чтобы стать этим самым драйвером, маржинальность в АПК должна быть выше, а размеры рисков ниже, чем в нефтегазовой отрасли. Кроме того, пока банковские ставки по депозитам выше рентабельности в АПК, ожидать взрывного роста не стоит. Лишь последние программы по животноводству, наращивание господдержки, в том числе и субсидирование кредитных ставок, стимулировали рост валового продукта в АПК.

К советам готовы

Глобальный управляющий партнер по взаимодействию с клиентами «EY» Кармайн Ди Сибио обратил внимание на страшный прогноз по истощению водных ресурсов. «В условиях Казахстана, когда имеется почти 2 млн га бывших орошаемых земель на сегодня различной степени деградации, засоления, эта тема актуальна и требует более внимательного отношения. Но сегодня эти земли требуют огромных вложений в реконструкции систем водоснабжения, очистки, экологически устойчивой мелиорации засоленных земель. По мнению Кармайн Ди Сибио, эти проблемы можно решить через применение механизма ГЧП. И именно в этом секторе крайне необходимо привлечение иностранных инвесторов.

Но никто из крупнейших инвесторов не стал заявлять о своем интересе к сельскому хозяйству. Среди тех, кто еще не работает в РК, преобладали не собственно инвесторы, а представители консалтинговых компаний, готовые посоветовать, как развивать казахстанский АПК, благо риски в этой сфере невелики, вложения — еще меньше.

Так, заместитель гендиректора фирмы «Бейкер и Макензи Интернэшнл» Эрик Шир заявил: «Казахстан не использует полностью потенциал своих обширных сельскохозяйственных земель». И предложил перейти на точное земледелие. «Эта система используется для того, чтобы определить оптимальное использование этих земель. Какого типа культуры должны выращиваться, насколько интенсивно должна использоваться земля, какого рода удобрения и поддержка земледельцев необходима, как максимизировать урожай», — пояснил Эрик Шин и добавил, что эта технология включает в себя комбинацию слежения через GPS, использование спутниковых технологий и беспилотных летательных аппаратов и другие технологии, которые специально разработаны для сельского хозяйства. Представитель «Бейкер и Макензи» считает необходимым включить развитие точного земледелия в «Агробизнес-2020» как ключевую цель, сформировать рабочую группу по подготовке плана действий по его продвижению. Эрик Шир сразу предложил свои услуги — например, сделать отчет о развитии точного земледелия в Казахстане к следующему заседанию совета.

Однако при финансовом состоянии большинства казахстанских сельхозпроизводителей (особенно после сложностей с уборкой зерновых осенью 2014 года) это предложение несколько футуристично.

Интересен растущий потенциал аграрного сектора Казахстана и компании «Сити-групп». Посоветовав наращивать транспортную инфраструктуру, главный исполнительный директор «Сити-групп» в странах Европы, Ближнего Востока и Африки Джеймс Коулз заметил: «Сити-групп» готова продолжать поддерживать не только существующий агробизнес Казахстана, но и привлекать свою экспертизу и сети для дальнейшего его развития».

Проблемы с реальностью

О конкретных проблемах рассказали лишь две компании. Так, «Русские машины», которые собирают в Казахстане грузовики, микроавтобусы и автобусы, рассматривают возможности производить железнодорожные вагоны. Но для того, чтобы быть успешными, надо четко знать планы развития агросектора. «Мы должны говорить о долгосрочных инвестициях, о долгосрочном производстве и переработке фруктов, овощей, мясной продукции. Надо четко определить потребности в сервисе, оборудовании. Хотим все обсудить для практической реализации», — заявил председатель совета директоров «Русские машины», «РУСАЛ» Зигфрид Вольф.

По мнению управляющего директора «Дойче Банк АГ» Питера Тильса, в АПК всегда есть проблема доступа к финансам. Один из доступных ресурсов в селе — это микрокредитование. Дойче Банк с 2006 года работает с тремя МКО, предоставляя заемные средства, постоянно наращивая предоставляемую сумму, сегодня речь идет о 25 млн долларов. Однако ставки на валютные СВОПы между долларом и тенге очень высоки, что увеличивает стоимость микрокредитов. «Недавно Нацбанк предоставил Международной корпорации льготные условия для валютного СВОПа между долларом и тенге для финансирования социально значимых проектов. Микрокредитование в селе также социально значимая задача, и общие суммы достаточно маленькие, мы хотели бы просить рассмотреть возможность предоставления Нацбанком валютного СВОПа на условиях идентичных или схожих. Кроме того, Дойче банк был бы рад, если бы и другие компании из Совета иностранных инвесторов также подключились к предоставлению микрокредитов», — обратился к президенту Назарбаеву управляющий директор «Дойче Банк АГ».

Ждать, что инвесторы наконец обратят внимание на казахстанский АПК, сложно. Но когда на внимании настаивает президент, возможны и изменения. Появляется некоторая вероятность, что до конца года прозвучат хотя бы намерения иностранных инвесторов вкладываться в аграрный сектор.

Читайте редакционную статью: Удобрения для инвестиций

Зерно знаний

Для реформ в аграрных вузах также планируется привлечь зарубежных ученых. Предположительно три крупных агроуниверситета будут объединены в единый научно-образовательный центр. Параллельно с подготовкой кадров предусматривается проведение научных исследований. И в ближайшие пять лет в Казахстане должен быть создан «ведущий региональный исследовательский и образовательный центр в аграрной сфере».

Есть и уже действующие примеры. Так, компания «Филип Моррис» уже создала в Алматинской области «Центр агробизнеса», где фермеры обучаются новым технологиям выращивания культур, капельного орошения, тепличного хозяйства, применения удобрений. «Агроцентр может стать базой, которая окажет помощь по вовлечению небольших фермерских хозяйств в госпрограммы, будет помогать их администраторам осуществлять мониторинг и контроль за субсидированием бизнес-проектов», — отметил старший вице-президент по глобальному аграрному развитию «Филип Моррис Интернэшнл» Николас Дэнис.

Сильный центр по передаче знаний имеется в Акмолинской области, созданный в рамках казахстанско-германского диалога. По словам президента Назарбаева, «подобные проекты будут получать самую широкую поддержку со стороны государств».

Глобальный управляющий партнер по взаимодействию с клиентами «EY» Кармайн Ди Сибио обратил внимание на тот факт, что при росте производительности труда в АПК неизбежно высвобождаются трудовые ресурсы. Проще говоря, остаются без работы люди, которых надо как-то трудоустраивать. «Нужны среднесрочные и долгосрочные прогнозы рынка труда, разработки профстандартов, квалификационных моделей компетенций и специальных программ по удержанию трудовых ресурсов», — напомнил Кармайн Ди Сибио.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики