Держи в памяти

IT-гигант SAP переживает этап трансформации — довольно болезненный, но обещающий перспективы

Держи в памяти

Несколько лет назад «Эксперт Казахстан» уже писал о платформе HANA, которую создали инженеры IТ-корпорации SAP                                                           (Суперкомпьютеры на службе домохозяек). Речь идет о системе, которая хранит все данные в памяти серверов, не выгружая их на жесткие диски. Такая, казалось бы, незначительная инновация позволяет обрабатывать данные в тысячи (это не ошибка) раз быстрее, чем прежде. Ускорение обработки радикальным образом меняет структуру организации баз данных и тем самым влияет и на менеджмент компаний, которые такие IT-продукты используют. SAP сейчас сделала ставку именно на новую платформу. 

До и после

Как все было устроено раньше: конечный потребитель практически никогда не сталкивался с первичными данными. Компания или сама определяла, или, что гораздо чаще, поставщик IТ-решения предлагал ей определенный набор так называемых агрегатов, то есть производных от первичных данных, которые описывали бизнес компании в различных аспектах. Минусом такого подхода было то, что эти агрегаты всегда упрощали реальность, нередко запаздывали. Вместе с агрегатами приходилось хранить информацию о том, откуда данные взялись (так называемые следы). Базы данных из-за этого распухали. Но физические ограничения, накладываемые характеристиками использовавшихся серверов, и сама архитектура баз данных не позволяли строить архитектуру иным способом.

Наилучшая аналогия для процесса обработки данных по-старому — возможно, карта местности. Ориентироваться по карте, конечно, сравнительно удобно. Но на карте города, например, не всегда изображены новые развязки, что вводит в заблуждение водителя. По карте нельзя составить представление о том, как выглядит тот или иной дом, а можно лишь увидеть его контуры. В общем, иметь карту на руках — это намного лучше, чем ничего, но ведь сегодня можно за секунду получить фото местности, сделанное со спутника.

Осознав, насколько in-memory computing, то есть хранение всех данных в оперативной памяти, ускоряет работу, инженеры, создававшие HANA, просто предложили забыть об агрегатах. Значительная часть того, что знали и умели специалисты по построению баз данных, отправилась в корзину. Они, можно сказать, начали с чистого листа. Теперь в базах хранятся только первичные данные, собранные людьми или датчиками. Все остальные показатели вычисляются каждый раз, когда в этом возникает необходимость. Такой подход позволяет видеть картину в развитии и во всех деталях, моделировать ситуации, смотреть на них с разных ракурсов, делая вычисления практически мгновенно. Если продолжить аналогию с картой, теперь вместо нее пользователь может увидеть каждый клочок земли в виде фото в HD-разрешении.

Приятным бонусом становится то, что объем хранимой информации уменьшается в разы. Так, SAP свою собственную базу данных для ERP смог ужать после перехода на HANA с 7,1 терабайта до 4 терабайт. Однако стоит хранение данных на чипах памяти по сравнению с жесткими дисками дороже. Насколько именно — компания не уточнила.

Пример, который сейчас любят приводить в SAP,— это перерасчет показателей в условиях девальвации. Раньше такая ситуация стала бы настоящим кошмаром для группы компаний с подразделениями в нескольких странах. При резком изменении курса какой-то одной валюты прежде корпорации требовалось три-четыре недели, чтобы получить новые сводные отчеты. Но если девальвации происходят в разных странах, где у компании есть «дочки», и между девальвациями полтора-два месяца? Раньше это означало, что у правления, у совета директоров заведомо никогда не будет на руках актуальных цифр, и руководство вынуждено будет принимать решения почти вслепую. «Мы живем в мире волатильности. Постоянно меняются входные данные. Курсы валют скачут, цены на сырье нестабильны. Поэтому старые способы планирования больше не годятся»,— говорят в SAP.

Альтернатива — это технология in-memory. Используя ее, пересчет даже при резких изменениях курсов валют или биржевых цен занимает часы или даже минуты. Благодаря этой инновации по-настоящему реальным стало моделирование инвестиций. Сама возможность «покрутить» бизнес-модель кардинально меняет характер заседаний правления — обсуждения становятся намного более содержательными. Прямо за столом можно выявить какие-то тренды, увидеть работу компании в различных аспектах, а не заготовки двухнедельной давности, как это было прежде. Можно, дискутируя и доказывая с помощью свежих цифр свою правоту, лучше понять происходящие процессы.

К слову, в Казахстане, по словам директора регионального офиса SAP Максима Ламскова, сейчас идет четыре внедрения HANA. Это не так много, но вскоре их, по-видимому, должно стать намного больше.

Порох в пороховницах

Любопытно, что группу разработчиков, которая создавала HANA, возглавил один из основателей SAP и председатель совета директоров Хассо Платтнер, которому в прошлом году исполнилось ни много ни мало 70 лет. Небольшая команда состояла из докторантов и магистрантов университета его имени, основанного им же в 1998 году и расположенного в Потсдаме, и всего нескольких инженеров из SAP. По признанию сотрудников корпорации, студенты были намного смелее в своих предложениях, и появление HANA, на которую в SAP едва не молятся — во многом результат незашоренности именно молодых ученых.

Сам Хассо Платтнер в одном из интервью заявил, что если бы у SAP не появилась HANA, компания была бы обречена на медленную и мучительную гибель. Все переходят в облака, и облачные сервисы постепенно отъедали клиентскую базу у SAP — особенно учитывая, что продукты последней никогда не были дешевыми. Компания, правда, купила несколько облачных сервисов — SuccessFactors, Ariba и Concur (управление персоналом, взаимоотношениями с поставщиками и бизнес-путешествиями соответственно). Но облачных поглощений оказалось явно недостаточно. Можно предположить, что на ближайшее время эпоха поглощения для SAP закончилась. Журналисты несколько раз поинтересовались у CEO софтверного гиганта Билла МакДермота о том, будет ли компания приобретать salesforce.com — самый популярный в США облачный CRM-сервис. И МакДермот каждый раз отвечал, что SAP такая сделка не интересует. На пресс-конференции на последнем партнерском форуме он вынужден был углубиться в подробности: «Они продают коммодити!» — воскликнул он. То есть они продают товар, который не имеет лица и который у всех поставщиков одинаковый, а следовательно, его может выпустить на рынок кто угодно. Насколько услуги SuccessFactors или Ariba — это коммодити или нет — вопрос отдельный. В любом случае HANA действительно открыла ей второе дыхание.

Без аббревиатур

Корпорация начала предлагать HANA три года назад, но тогда не могла похвастаться большим числом внедрений. Пакет бизнес-решений, адаптированных для новой архитектуры баз данных, назван S\4 HANA, полная версия будет представлена в конце этого года. Все приложения пришлось переписать заново, учитывая и особенности новой платформы, и то, что сервисы будут предоставлены из облака, и обязательное требование к работе на мобильных устройствах.

Одним из следствий in-memory революции стало то, что SAP предлагает забыть все аббревиатуры: ERP, CRM, BI и пр. Теперь нет отдельных систем для отдельных задач — все они слились в единую систему. Есть только массив первичных данных, накапливаемых непрерывно, а дальше с ними можно делать все что угодно. Больше нет транзакционных систем и аналитических систем по повышению эффективности или взаимоотношению с клиентами. Осталась только единая платформа, полезная для бизнеса.

Одновременно идут и вызванные этой сменой парадигмы преобразования в самой SAP. Например, подразделения консалтинга и поддержки слились. SAP активизировала сотрудничество с разными IT-гигантами. Серверы, на которых запускают HANA, поставляет HP, IBM. SAP активнейшим образом сотрудничает с Google. Она, например, сделала систему по автоматическому отслеживанию отзывов о продуктах и услугах заказчика в Facebook — возможность весьма полезная, чтобы обнаружить и купировать очаги недовольства.

SAP, пользуясь своим лидерством в сфере in-memory, пытается договориться со всеми, даже с теми, кто, казалось бы, мог бы составить конкуренцию. Корпорация позволяет брать «иностранные» данные из любых источников, например из Google Drive. Единственная гигантская IT-корпорация, с кем SAP отказывается работать сегодня — это прямой конкурент Oracle. Новые продукты SAP не работают с ее СУБД, хотя раньше они их «понимали».

SAP становится чем-то похожа на Microsoft, Google или Apple — создателей операционных систем, потому что призывает сегодня разработчиков активно писать приложения, работающие на HANA. Например, одно такое приложение было написано сторонним разработчиком для управления больницей. В нем ведется вся история болезней пациентов, назначения, процедуры. Статистика накапливается в базе, так что можно делать определенные выводы об эффективности тех или иных методов терапии или эффективности препаратов. SAP хочет, чтобы на HANA были тысячи приложений, причем далеко не только для бизнеса, но любые сервисы, требующие работы с большими данными.

Важные перемены происходят во взаимоотношениях с компаниями, которые занимаются внедрением SAP. Корпорация, например, стала предоставлять недорогой сервис по онлайн-обучению сотрудников по пользованию продуктами SAP. Раньше этим в офлайне занимались партнеры и неплохо на этом зарабатывали. Партнеры теперь должны меньше концентрироваться на ИТ-консалтинге, поскольку решения работают в облаках — частных или находящихся в дата-центрах. Теперь им следует скорее сосредоточиться на бизнес-консалтинге.

Одновременно SAP делает попытку выйти в сегмент малого и среднего бизнеса с облачными решениями. «Облака ломают ценовую политику. Но зато число пользователей растет лавинообразно,— признал Билл МакДермот на SAPHIRE. — Пришло время меняться. Каким бы болезненным это ни было, нам это необходимо».

Одна из целей SAP сегодня — это перевести на S/4 HANA всех существующих клиентов. Задача не такая простая, как может показаться на первый взгляд, ведь в миграцию нужно инвестировать, а многие компании вполне довольны старыми продуктами корпорации и уже вложили в прошлые годы приличные средства в IT-инфраструктуру. Билл МакДермот уговаривает их, используя интересную аналогию. Он говорит им: «Посмотрите на чемпионов мира. Зачем им ставить новые рекорды? Они же уже номер один в мире. Что их заставляет без конца тренироваться, мотивирует их? Они вне конкуренции. Но они сами хотят достичь большего, превзойти самих себя».

Навести красоту на интерфейс

Кроме собственно HANA, SAP сейчас много работает над улучшением интерфейса своих приложений. «Не секрет, что картинки, которые раньше видели пользователи продуктов SAP на своих мониторах, были, как бы это выразиться получше, унылыми,— признал один из работников корпорации на проходившем весной SAP Forum Astana. — Но сейчас все изменилось». «IT стало простым. Дети рождаются и сразу “знают”, как пользоваться девайсами. И нам тоже нужен был понятный простой интерфейс. Но простым быть сложно»,— говорит CEO SAP Билл МакДермот. Новые принципы построения интерфейса назвали Fiori. В качестве нового лозунга SAP выбрала «Run simple!», провозгласив простоту своим приоритетом.

Важной особенностью Fiori является по возможности большая визуализация всего и вся. SAP выпустила специальный продукт для визуализации — Lumira, который позволит быстро привести данные из таблиц в наглядный вид. Допустим, сделать глобус, раскрашенный разными цветами в зависимости от легенды. Причем данные могут быть взяты и из сторонних баз, например из Google Sheets.

Одно из требований к новому интерфейсу — это «девайсный агностицизм»: информация должна быть доступна на любых устройствах — десктопах, ноутбуках, планшетах, смартфонах. Обратная сторона мобильности — требования к безопасности. По некоторым оценкам, до 70% информации, которая будет украдена в ближайшие годы, утечет именно через мобильные устройства. Они хуже защищены, пользователи воспринимают их как личные вещи, поэтому обращаются с ними беспечнее и так далее.

SAP часто демонстрирует в последний год пример с насосными станциями, которые эксплуатирует одна компания. На карте показаны места, где насосы стоят, приведена информация о каждой единице оборудования. Датчики присылают данные об износе отдельных блоков и агрегатов, система предсказывает выход из строя оборудования (а точнее, говорит, что «насос выйдет из строя через 218 часов»). Здесь же можно заказать у поставщиков нужные детали, причем идет онлайн сравнение цен на них и показана история использования деталей разных производителей, «цена владения». Тут же можно запланировать ремонт, ориентируясь на накопленную историю по нагрузке.

Персональный проход

Благодаря ускорению обработки данных оказалось возможным руководить бизнес-процессами в режиме реального времени. Так, у порта Гамбурга, второго в Европе, была проблема: пропускная способность дорог на подъезде к терминалам была ниже объема перевозок. Построить новые дороги порт тоже не мог: он уже вложился в весьма дорогое строительство четырех тоннелей под Эльбой и дальнейшие инвестиции в дорожную инфраструктуру. Единственным очевидным выходом стала оптимизация логистических потоков. Для сведения, один круизный лайнер — это 25 грузовиков с питанием и всем необходимым в пути, 5000 пассажиров, при каждом два места багажа… А еще к пристани причаливают корабли, полные контейнеров или сыпучих грузов. Не допустить хаоса в этой ситуации — нетривиальная задача.

Вся информация по порту была сведена в единую информационную систему, управляющие им структуры стали в режиме реального времени отслеживать каждый грузовик, контейнер или судно — на все установили датчики. Все грузовики, заезжающие в порт, оборудовали мобильными терминалами. Все передвижение в порту теперь контролируется, анализируется, каждая машина приближается к мосту, например, только когда ей дано указание от диспетчера. Что немаловажно, в порту работают тысячи разных компаний, но работу этих «агентов» удалось связать в рамках одной системы. Все это принесло свои плоды, выраженные в конкретных цифрах. Порт увеличил объемы перевалки только за 2014 год на 4,8% и достиг наивысшего показателя в своей истории — 145,7 млн тонн в год.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом