Нужна удочка

Рыбная отрасль показывает неплохую динамику. Но для дальнейшего ее развития необходима госпрограмма

Нужна удочка

В проекте «Программы развития рыбного хозяйства до 2020 года» отмечается, что в отрасли существует ряд проблем. Это и снижение улова ценных рыб, и незначительный объем зарыбления естественных водоемов, и невысокая квалификация кадров, и низкий уровень научного обеспечения, и многое другое. Однако, несмотря на то что рыбная отрасль в сравнении с другими секторами АПК Казахстана недооценивается, отечественные рыбоводы наладили экспорт казахстанской продукции в страны Евросоюза. И если разработанная или какая-либо другая программа будет принята, то рыбная отрасль начнет развиваться вглубь.

Понятно, что для отраслевой программы необходимо изыскать дополнительные ресурсы, и это в непростых для страны внешнеэкономических условиях. С другой стороны, миф, что рыбоводство не наша отрасль, не дает ее развивать с утроенной силой. У многих людей существует стойкое заблуждение, что в стране нет рыбной отрасли, разве что в республике занимаются всего лишь незначительным промысловым рыболовством люди, населяющие прибрежные земли Арала и Каспия.

На промышленные сети

Когда читаешь материалы, посвященные сельскому хозяйству, то и дело натыкаешься на посыл, мол, животноводство и растениеводство являются нашими традиционными отраслями. Такое отношение берет свое начало в истории. Во-первых, образ жизни кочевников не оставлял другого способа хозяйствования. Во-вторых, решение ЦК КПСС в далеком 1954 году расширить посевные площади Союза за счет освоения целинных земель в северных районах Казахстана, в Сибири, на Урале и Северном Кавказе сыграло, пожалуй, главную роль в том, что республика сегодня в списке крупнейших стран — производителей зерна.

Между тем история свидетельствует, что рыбоводство также заслуживает эпитета «традиционное». Еще в 1640 году ярославский купец Гурий Назарьев со своими сыновьями построил в устье реки Жайык (нынешнее название — Урал) деревянную крепость, с тем чтобы организовать выгодный промысел ценной красной рыбы. После недолгой борьбы с астраханцами за промыслы старший сын купца Михаил Гурьев получил грамоту на постройку каменной крепости. Выстроить каменный городок Нижний Яицкий (ныне Атырау) получилось лишь в 1662 году, спустя 30 лет обедневшие купцы передали его в ведение местного приказа. После чего были построены учуг, посольные, коптильные и иные сооружения. Вокруг крепости стали появляться рыбацкие поселения.

Таким же путем развивалось рыболовство на Арале и на Зайсане. В начале XIX века казаки распространяли рыбную ловлю на Зайсане, в 1905 году в Аральске купцы Лапшин, Красильников, Макеев, Риткин организовали рыбацкие союзы, которые затем объединились в акционерное общество «Хива». Тогда же были созданы корабельные мастерские и рыбные промыслы. Кустарная ловля рыбы царских времен перешла на промышленные рельсы в советские 1920‑е. И к 1931 году на Каспии уже работали 80 разных рыбных предприятий. К 1933 году практически сформировалась рыбная индустрия: на территории нынешней Атырауской области располагались 56 рыболовецких хозяйств; в ноябре 1933‑го запустили Гурьевский рыбоконсервный комбинат; через два года был создан Шортанбайский рыбзавод, который выдавал черную зернистую и паюсную икру, вяленые и копченые балыки, кильку, тефтели в томатном соусе и т.д.

Вода всему голова

Несмотря на то что у Казахстана нет выхода к морям и океанам, страна обладает относительно большой площадью внутренних водоемов. Больше среди стран бывшего Союза только у России. «Россия мировой лидер по запасам пресных вод в абсолютном выражении, она находится на втором месте в мире после Канады. По ресурсам пресной воды на душу населения Казахстан опережает Китай, Индию и сравним с США», — говорит руководитель проектной группы «Аквакультура» Казахстанского делового совета АПК Серик Тимирханов. В республике насчитывается 48,9 тыс. озер, их них 45,2 тыс. имеют небольшую площадь — менее 1 кв. метра. Крупных озер, площадь которых больше 100 кв. метров — 21. Всего поверхность озер достигает 45 тыс. кв. метров. Костанайская и Акмолинская области сосредоточили в себе наибольшее количество озер. Основная часть поверхности водоемов — пресные или солоноватоводные, то есть они пригодны для обустройства там аквакультуры.

Исходя из физических и экономических характеристик казахстанские водоемы поделили на восемь бассейнов: Урало-Каспийский, Балхаш-Алакольский, Зайсан-Иртышский, Арало-Сырдарьинский, Нура-Сарысуский, Есильский, Тобол-Торгайский и Шу-Таласский. Специалисты едины во мнении, что три первых бассейна отличаются ярко выраженным биоразнообразием и уникальной ихтиофауной, к наиболее ценным рыбам причисляют белугу, судак, несколько видов карпа и т.д. Если пять лет назад эти бассейны дали 86% всего улова, то в 2014 году объем сократился и составил 75% .

Ловись, рыбка, большая и маленькая

В советский период наша рыбная отрасль давала высокий улов, в два раза больше, чем текущий. По словам г-на Тимирханова, в 1970‑е годы в Казахстане всего вылавливали 100–110 тыс. тонн рыбы, в том числе осетровых до 10 тыс. тонн и пищевой черной икры до 1 тыс. тонн. С распадом Союза сложившиеся экономические связи разорвались, что не могло не повлиять отрицательно на рыбное хозяйство страны: сегодня, по официальным данным, средний показатель общего улова за три последних года составляет 36,1 тыс. тонн.

На заре независимости в основном вылов производился селективно, то есть осваивали наиболее ценные виды рыб. Поэтому сегодня у нас ловят преимущественно леща (в 2014 году — 33%), затем судака (12%), карася (7%) и плотву (5%).

Чтобы снизить давление на популяцию в естественных водоемах, необходимо развивать товарное рыбоводство. Здесь нужно отметить, что рыбная отрасль состоит из двух частей. Промысловым рыбоводством называют ту деятельность, при которой осваиваются естественные запасы рыб. К промышленному (товарному) рыбоводству, или аквакультуре, относят способ, когда вылавливаются выращенные искусственные запасы. Не стоит думать, что такое положение вещей — это исключительно казахстанская практика. «Сокращение естественных рыбных запасов — глобальная тенденция. Во всем мире происходит перелов коммерчески ценных видов рыб и переход на все менее ценные виды, включая океанические запасы сельдей и тресковых, которые многие десятилетия считались неисчерпаемыми. Однако сокращение природных запасов стимулировало беспрецедентное развитие аквакультуры», — акцентирует г-н Тимирханов.

Сегодня доля аквакультуры в мире составляет 38% от общего объема производства рыбной продукции. По прогнозам FAO, к 2020 году товарное рыбоводство даст 68% мирового производства рыбы и морепродуктов. Китай — крупнейший производитель рыбы — уже довел этот показатель до 70%, и это несмотря на наличие выхода к океану.

В Казахстане максимальный объем аквакультуры пришелся на 1990 год.

Тогда было выращено 9,8 тыс. тонн рыбы, преимущественно карповых. После развала Союза производство рыбы снизилось до 200 тонн, которое сохранялось до 2010 года. «Пять лет назад отрасль наконец-то была признана сельхозтоваропроизводством. Другими словами, на нее начали распространяться налоговые преференции, рыбоводство получило доступ к мерам господдержки. В 2011 году выделялись субсидии на корма и посадочный материал.

Все эти меры привели к тому, что рыбоводы начали легализовывать свое производство, аквакультура начала выползать из теневого сектора, что привело к увеличению официальных данных выращивания рыбы до 858 тонн в 2011 году. Однако в 2012 году субсидий не было, и официальные данные сократились до 738 тонн», — вспоминает г-н Тимирханов. Необходимо подчеркнуть, что речь не идет о росте производства, а всего лишь о выходе части товарного рыбоводства из тени. В прошлом году аквакультура, по данным комитета по статистике Миннацэк, дала незначительные 409,6 тонны товарной рыбы.

По ресурсам пресной воды на душу населения Казахстан опережает Китай, Индию и сравним с США

Еще десять лет назад эксперты Всемирного банка отмечали, что фактический объем всей рыбодобычи в Казахстане в три раза превышает официальные данные. Однако местные специалисты не согласны с этим. «Безусловно, теневой объем имеет место быть. Зачастую мы больше верим зарубежным экспертам, которые сами и финансируют свои исследования, чем пытаемся изыскать финансовые средства на проведение исследований, результатам которых мы верили бы больше. В этой связи в своих прогнозах по объему нелегального вылова я был бы более осторожен», — говорит исполнительный директор Республиканской ассоциации «Казахрыбхоз» Азис Шуткараев. Что касается товарной рыбы, то, по оценкам Серика Тимирханова, в стране реально выращивают около 2 тыс. тонн.

Таким образом, учитывая богатый рыбохозяйственный водный фонд, неплохие показатели общего вылова в советский период, при развитии товарного рыбоводства (прудового в южных и восточных областях, озерно-товарного в северных, южных и восточных регионах и индустриального) и увеличении естественной популяции ценных видов рыбному хозяйству по силам составить значительную долю в АПК.

Закинутая удочка

Впрочем, уже сейчас рыбная отрасль демонстрирует более или менее неплохие результаты. На фоне стабильного общего вылова рыбы объем продукции и услуг в рыбоводстве в денежном выражении с каждым годом увеличивается. За пять лет сектор вырос почти что в два раза, при этом в физических объемах показал рост в 5%. Если в 2009 году переработкой и консервированием рыбы занимались 54 компании, то в 2013 году — 64. Два года назад отечественные предприятия, занятые глубокой переработкой рыбы, произвели продукцию на 8,3 млрд тенге. «В целом по стране имеется не более сотни физических и юридических лиц, так или иначе связанных с рыбоводством, часть из которых ориентирована на разведение молоди рыб и дальнейшую их реализацию», — делится данными г-н Шуткараев.

Более всего показателен торговый баланс рыбной отрасли. В 2010 году экспорт рыбы и продуктов из нее превышал импорт на 39 млн долларов. Правда, в 2014 году сектор показал отрицательное сальдо в 1,48 млн долларов. Больше всего в страну завозят замороженную и консервированную рыбу.

Норвегия и Россия — основные поставщики замороженной рыбы, на них приходится 81% импорта. Тройка крупных поставщиков консервированной рыбы выглядит так: Россия, Латвия и Беларусь.

Если брать экспорт казахстанской продукции в разрезе, то отечественные рыбоводы занимают неплохие позиции по поставкам рыбного филе: в 2014 году было экспортировано на 66,7 млн долларов.

Практически весь экспорт филе уходит в Европу, больше всего покупают Литва, затем Германия и Дания. Ерсин Буркитбаев, директор предприятия полного цикла «Женис-2006», говорит, что можно по пальцам пересчитать товары отечественного АПК, которые экспортируются и имеют прочные позиции на внешних рынках. «К экспортному списку с уверенностью можно отнести рыбное филе, — рассказывает он. — 15 лет как работаю в рыбной отрасли и могу ответственно заявить, что казахстанское рыбное филе на рынках Германии, Литвы и Польши заняло стабильную нишу. Каждый год я бываю за границей, чтобы своими глазами посмотреть, как продвигается продукция компании на европейских рынках. В этих поездках я сделал вывод, что, например, на полках германских магазинов почти половина рыбной продукции — казахстанская. И она пользуется популярностью, поскольку качество нашей рыбы соответствует европейским стандартам».

Председатель правления СПК «Хамит», продукция которой также получила еврономер, предоставляющий право экспортировать в страны Евросоюза, Бахытжан Серманизов отмечает, что вся производимая предприятием рыбная продукция имеет высокий спрос как на внутреннем рынке, так и в странах Евросоюза, России, Узбекистане, Грузии, США, Израиле и на Украине. «Производим филе рыбное, мороженое, а также широкий ассортимент вяленой и копченой рыбы. До 90 процентов всей производимой продукции экспортируется за рубеж», — вторит он предыдущему спикеру.           

Показательно то, что одна из казахстанских компаний сегодня намерена выйти на рынки Таиланда, Южной Кореи и Китая с казахстанским продуктом из леща. То есть туда, где рыбная отрасль традиционно является сильной.

Дело за программой

Сегодня мощности казахстанских перерабатывающих предприятий минимум втрое превышают возможности вылова из естественных водоемов. Поэтому сейчас не стоит вопрос об инвестициях в отрасль, хотя с 2006 по 2014 год в сектор вложено порядка 11,5 млрд тенге. «Период бума на строительство крупных перерабатывающих производств практически прошел. Сейчас проблема другого порядка. Что перерабатывать? Где взять сырье и чем загрузить имеющиеся мощности? На сегодня большинство предприятий имеет номера экспортеров в страны Евросоюза. Учитывая, что имеющиеся мощности переработки рыбной продукции на порядок превосходят возможности обеспечения их сырьем, вопросы инвестиций в переработку не так актуальны», — объясняет г-н Шуткараев.

По его словам, с точки зрения бизнеса рыбоводство не только привлекательно, но и весьма перспективно. В контролируемых условиях получать продукцию нужного качества и количества дает возможность просчитывать вероятные затраты и планировать свою деятельность исходя из потребности рынка и мощностей предприятия. Рассуждая о готовности бизнеса инвестировать в новые направления, г-н Шуткараев говорит следующее: «Предприниматели, как известно, всегда тянутся туда, где есть выгода. Но зачастую стартовые сложности не всегда создают привлекательность даже самым рентабельным производствам. В этой связи необходимо, чтобы государство через финансовые институты оказало определенные меры поддержки, хотя бы в среднесрочном периоде. Тогда да, бизнес готов инвестировать в отрасль столько средств, сколько потребуется».

«В 2012 году мы запустили рыбзавод, затем приобрели добывающую компанию, таким образом замкнули производство за три года — непродолжительный период для бизнеса. Теперь необходимо двигаться дальше. Понимание того, куда дальше идти, у нас есть. Например, можно завозить норвежские и российские океанические рыбы в свежемороженом виде для переработки. Можно делать из них стейки, филе и так далее», — говорит г-н Буркитбаев.

Другие рыбоводы рассматривают возможность развития аквакультуры и зарыбления малых водоемов, даже готовы организовывать досуг для любителей рыболовства — платную рыбалку. «Но чтобы расширять номенклатуру товаров и развивать товарное рыбоводство, необходимы льготное финансирование и механизмы господдержки», — акцентирует г-н Буркитбаев. Поэтому для дальнейшего серьезного рывка необходимо принять целостную отдельную отраслевую программу, в которой будет учтен весь комплекс проблем, существующих в рыбоводстве. «С каждым годом становится все больше и больше людей, которые строят рыбные предприятия. Мы фиксируем, что каждый год у нас открывается как минимум одно предприятие мощностью 100 тонн осетрины. И это в отсутствие адресной государственной поддержки, но это не говорит, что нам не нужна отраслевая программа поддержки», — подчеркивает Серик Тимирханов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики