В глубокой модернизации

Птицеводы наладили базовое производство основных продуктов, теперь необходимо переходить к товарам с дополнительной добавленной стоимостью

В глубокой модернизации

В сельском хозяйстве Казахстана пальма первенства по импортозамещению, пожалуй, принадлежит птицеводам. Из десяти каждое девятое яйцо на столе казахстанцев снесено курами-несушками местных птицефабрик. По сути, птицефабрики яичного направления сегодня заканчивают этап восстановления производства и завершают первый инвестцикл. Следующий этап — переход к производству продуктов глубокой переработки: меланж, яичный порошок, желток и белок в жидком виде и т.д.

Половину потребностей казахстанцев в мясе птицы также обеспечивают местные птицефабрики. Они на полпути к вытеснению американских замороженных «ножек Буша». Три-четыре года — вполне приемлемый срок, в который, по мнению руководителя Союза птицеводов Руслана Шарипова, отечественные птицефабрики смогут полностью обеспечить казахстанский рынок мясом птицы. Для этого им необходимо закончить модернизацию средств производства, нарастить мощности и заняться специфичной для них деятельностью — поменять культуру потребления казахстанцев от сомнительной «ножки» к питательному и безопасному свежеохлажденному мясу птицы.

 Оперившаяся отрасль

После развала Союза поголовье птиц в РК резко сократилось, в 1994–1996 годах отрицательная динамика достигала 30%. Упав до минимальных 15,4 млн птиц в 1996 году, с 1997 года поголовье начало увеличиваться и теперь составляет 35 млн. Причем динамику задают птицефабрики, в фермерских и домашних хозяйствах количество птиц, напротив, уменьшается. Если соотношение в 2011 году было 58% против 42% в пользу птицефабрик, то в 2014 году — 65% против 35%.

Количество забитых в хозяйстве или реализованных на убой птиц является важным «производственным» показателем отрасли. По нему следует, что птицефабрики, специализирующиеся на мясе, вплоть до 2014 года увеличивали выход продукции. В прошлом году производство откатилось на 1%. Утверждать из-за этого, что отрасль входит в фазу кризиса, преждевременно. Незначительный спад связан с девальвацией российского рубля, которая сделала продукцию РФ в валютном соотношении дешевой.

По подсчетам Руслана Шарипова, за последние 12 лет производство мяса на птицефабриках выросло в 12 раз. «Увеличивается и потребление мяса на душу населения. Если пятнадцать лет назад один казахстанец употребил 3,6 килограмма мяса птицы, то два года назад — уже 18,3 килограмма. Самообеспеченность мясом птицы пока составляет порядка 50 процентов, хотя в стране производство курятины занимает второе место после производства говядины. Потребность внутреннего рынка в мясе птицы составляет около 250–300 тысяч тонн», — отмечает он.

Что касается производства яиц, то дела тут обстоят куда лучше. На сегодня производство яиц покрывает 95 процентов потребности в них. В прошлом году количество снесенных яиц превысило показатель советского периода на 2%, в абсолютных цифрах — 4,29 млрд яиц. Да и средний выход яиц на одну курицу-несушку на птицефабриках последние три года не спеша подбирается к среднему показателю по миру — 300 яиц в год.

По словам главы Союза птицеводов, объем потребления яиц населением ежегодно возрастает. Если в 2000 году на внутреннем рынке было потреблено 1,5 млрд яиц, то в 2013 году — 4,07 млрд яиц. «Потребление на внутреннем рынке за девять лет возросло в три раза. Соответственно, увеличивается и потребление яиц на душу населения. Если в 2000 году потребление на душу населения составляло 102 штуки, то в 2013 году — 236 яиц. Для сравнения, в 1990 году потребление яиц на душу населения доходило до 225 штук», — говорит Руслан Шарипов.

По данным Союза, птицеводческая отрасль представлена 52 предприятиями. Их них 32 работают в яичном направлении, 20 — в мясном, в том числе два хозяйства занимаются производством и мяса птицы, и товарного яйца. Также в стране работают по два гусеводческих и утководческих предприятия. «По страусам, к сожалению, ответить сложно. Раньше было два племенных хозяйства (одно в Алматинской, второе в Костанайской области), сейчас таких данных нет. Возможно, что данные по количеству хозяйств по уткам, гусям и страусам слишком занижены и в реальности их больше. Также стоит отметить, что ряд хозяйств имеет племенные свидетельства, и в настоящее время они занимаются как товарным, так и племенным птицеводством», — рассказывает г-н Шарипов.

Несмотря на то что доля ВВП птицеводства во всем сельском хозяйстве всего лишь 3,8%, все же у отрасли есть неоспоримое преимущество — она показывает стабильный ежегодный прирост (что не свойственно секторам АПК) и практически не подвержена сезонным колебаниям.

Неплохой год

Прошлый год для птицефабрик прошел неоднозначно. С одной стороны, нестабильность на Украине и девальвация тенге позволили нашим птицеводам увеличить экспорт мяса птицы в Россию в два раза по сравнению с 2013 годом (в абсолютном выражении 13,5 млн долларов). Общая динамика импорта мяса говорит в пользу наших сельхозтоваропроизводителей: за два года внешние поставки снизились на 25%. Основным поставщиком все еще остаются США (99,3 млн долларов), Украина (32,7 млн долларов) и Россия (29 млн долларов).

В прошлом году птицеводы яичного направления также занесли плюс в свой экспортный зачет. Они впервые довели поставки до шестизначных цифр. Экспорт в Киргизию составил 2,6 млн долларов, в Россию — 780 тыс. долларов. Отличный показатель отрасли, учитывая, что в 2013 году экспортная статья яиц отсутствовала вообще. Что касается внешних поставок, то динамика импорта яиц показывает положительный тренд: за четыре года зарубежная продукция уменьшилась более чем в два раза.

С другой стороны, девальвация рубля в конце 2014 года улучшила позиции российских товаров, что несколько смазало картину торгового баланса птицеводческой отрасли: при сохранении курсового паритета показатели производства, экспорта и импорта были бы куда лучше нынешних. Впрочем, макроэкономические удары судьбы сыграли и положительную роль. Бизнес убедился: чтобы уменьшить негативное влияние субъективных факторов, необходимо наладить производство продуктов глубокой переработки, которое, помимо прочего, сглаживает сезонные колебания.

В поисках маржинальности

«Наш опыт показал, что во время девальвации рубля мы оказались в более привилегированной позиции, нежели другие казахстанские предприятия, которые не выпускают продукцию глубокой переработки», — рассказывает Рабига Токсеитова, представитель Усть-Каменогорской птицефабрики, специализирующейся в мясном направлении. После девальвации рубля на птицефабрике начали глубже изучать рынок: какой вид продукции имеет высокий спрос, какой средний, а какой небольшой. Субъективные факторы, на которые бизнес не может влиять, заставили быстрее реагировать на изменения условий внутреннего рынка. «Для этого на заводе должно быть необходимое оборудование, которое при изменении конъюнктуры рынка можно модифицировать и переключить на что-то другое. Над этим мы сейчас работаем», — подчеркивает Рабига Токсеитова.

Сегодня Усть-Каменогорская птицефабрика представляет собой крупное предприятие с законченным технологическим циклом: производство кормов, выращивание бройлеров, забой и разделка птицы, изготовление и упаковка готового продукта. В 2013 году при птицеводческом предприятии был открыт колбасный завод мощностью 12 тыс. тонн в год. Часть сырья поступает от Усть-Каменогорской птицефабрики, другая закупается, поскольку товарная номенклатура представлена не только продукцией из белого мяса, но и красного. Ассортимент исчисляется 80 наименованиями колбасных изделий и деликатесов, в планах довести товарную номенклатуру до 150 наименований и объем производства до предельных мощностей. «В этом году мы запланировали выпустить колбасной продукции на шесть тысяч тонн», — говорит г-жа Токсеитова.

Одна из больших проблем отрасли — это накрутка перекупщиков. Усть-Каменогорская птицефабрика решила эту проблему. «Вся продукция развозится по торговым точкам, которые оборудованы специальными холодильниками, обеспечивающими соответствующий температурный режим хранения. Причем мы ограничиваем наших торговых партнеров в сроках реализации: свежеохлажденное мясо можно сохранять только до пяти суток, поэтому все торговые точки покупают только тот объем, который могут продать в течение этого времени. Также мы пришли к соглашению с торговыми точками о том, чтобы наценка не превышала восьми процентов. Понятно, что при такой схеме маржинальность невысокая, но мы формируем клиентскую базу», — рассказывает г-жа Токсеитова.

По словам Якова Мартина, финдиректора «Казгеркус», переработка — это следующая стадия развития птицефабрик яичного направления. «Казахстанские предприятия покрыли потребности внутреннего рынка, поэтому внутри страны ужесточается конкуренция. Да и российские птицефабрики давят извне. Поэтому есть смысл идти в переработку, ведь там рентабельность выше», — подчеркивает собеседник. К слову, средняя рентабельность птицефабрик яичного направления за пять лет составила 12%.

Откультурить потребление

По словам Рабиги Токсеитовой, чтобы была перспектива у продукции глубокой переработки, вначале нужно развить у казахстанцев культуру потребления свежеохлажденного мяса птицы. Преимущества известны: ценность и безопасность свежеохлажденного мяса намного выше, чем у замороженного, кроме того, такое мясо исключает инжектирование — накачивание массы водой и различными добавками. Таким образом, наши птицефабрики вытолкнут заполонившее рынок импортное замороженное мясо птицы и смогут нарастить финансовые мышцы для дальнейшего рывка к расширению производства продукции глубокой переработки.

В мире выделяют два направления потребления продуктов глубокой переработки яиц. Первое: в промышленных целях, особенно на масложировых и кондитерских предприятиях, требуется отдельное использование компонентов яйца. Также разделения белка и желтка требует фармацевтическая и текстильная промышленность. Второе: жидкое яйцо в удобной упаковке минимизирует потери в транспортировке. Потенциальные потребители — сфера общепита, заказывающая яйца в больших количествах. «Готовность и желание развивать переработку яиц есть, но нас сдерживает культура потребления. У нас яйцо употребляют в том виде, в котором оно, так скажем, производится. Мы изучали опыт Японии, там культура потребления иная, популярен меланж, грубо говоря, это разделение желтка и белка», — рассказывает Яков Мартин.

«Необходимо наладить глубокую переработку яйца в республике, потому что сегодня этот продукт уже востребован», — считают в Союзе птицеводов. Для этого они предлагают включить это направление в имеющиеся программы развития АПК и принять следующие меры: субсидировать частичное удешевление импортного оборудования для птицеводческой отрасли до 50%; ускорить подписание правил инвестиционного субсидирования, согласно которому предприятию возвращается до 20% затраченных капвложений; устранить существующие барьеры при перемещении и реализации товаров внутри страны; создать единые службы по контролю качества продукции, поступающей на отечественный рынок; создать собственные брендовые продукты.

Подкинуть корм

По данным министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова, озвученным на ежегодном собрании Союза птицеводов Казахстана в марте текущего года, из Нацфонда на развитие АПК дополнительно выделено 20 млрд тенге. Из них 5,6 млрд тенге — на птицеводство, из которых 2,06 млрд тенге — на удешевление по пищевому яйцу, 567 млн тенге — на повышение объемов производства по действующему субсидированию, 1,04 млрд тенге — на пищевое яйцо и 1,3 млрд тенге — на удешевление фуража. Также ввиду нестабильной ситуации, связанной с девальвацией российского рубля, сейчас на согласовании находится вопрос об удешевлении льготного зерна для птицеводов, выделенного Продкорпорацией еще в феврале текущего года. Если предложение утвердят, то за каждую тонну фуража птицеводам будет выплачиваться 7,5 тыс. тенге.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?