Взрастить техносад

Сформировать рынок инноваций в РК — задача инновационного кластера Tech Garden. Ставка сделана на практические инновации для реальных клиентов

Взрастить техносад

«Будем реалистами: мы свой Google не изобретем, но сократить технологическое отставание в основных направлениях — это нефть и газ, горно-металлургический комплекс, машиностроение, новые материалы, думаю, сможем»,— так о перспективах нового кластера говорит гендиректор Фонда развития инфокоммуникационных технологий Санжар Кеттебеков. Доктор Кеттебеков (степень PhD в области искусственного интеллекта) — инноватор с опытом работы в Кремниевой долине, глава рабочей группы по созданию инновационного кластера Tech Garden. Задача кластера — создать среду, где сойдутся вместе капитал и технологии и образуется экосистема, позволяющая развиваться новым технологиям. По сути, Tech Garden должен показать в Казахстане то же, что продемонстрировала Кремниевая долина в США.

По следам ПИТ

Центр информационных технологий в Алматы — СЭЗ ПИТ (специальная экономическая зона «Парк инновационных технологий») в поселке Алатау была создана в соответствии с президентским указом 2003 года. Основная цель создания ПИТ, как сказано в законе «О специальных экономических зонах», — технологическое развитие в таких областях, как информационные технологии; технологии в сфере телекоммуникаций и связи; электроника и приборостроение; возобновляемые источники энергии, ресурсосбережение и эффективное природопользование; технологии в сфере добычи, транспортировки и переработки нефти и газа. Что должно привести к активизации вхождения экономики Республики Казахстан в систему мировых хозяйственных связей и к созданию высокоэффективных, в том числе высокотехнологичных и конкурентоспособных производств, освоению выпуска новых видов продукции, привлечению инвестиций. СЭЗ ПИТ функционирует, в ней зарегистрировано более 150 участников. Теперь на базе ПИТ образуется Tech Garden.

Географически Tech Garden — это более широкое понятие, чем просто «Алатау». Инновационным центром должен стать весь Алматы целиком — с его потенциалом более чем шестидесяти вузов и более чем семидесяти НИИ. Главное, «чтобы все друг о друге знали», подчеркивает Санжар Кеттебеков: «Если человек получил грант и ему нужна лаборатория, то у него должна быть возможность прийти в эту лабораторию и сделать то, что надо. То есть это и есть кластерность — делимся не только опытом и менторством, но и инфраструктурой». Tech Garden на данный момент ведет переговоры с McKinsey о создании в Алматы на базе одного из вузов центра компетенций в добывающей промышленности.

Если говорить о структуре инновационного кластера, то выглядит она следующим образом. Исполнительным органом кластера является Автономный кластерный фонд (АКФ) — он будет управлять СЭЗ ПИТ. Участники СЭЗ ПИТ являются участниками инновационного кластера Tech Garden, кроме того, в число участников кластера могут попасть и любые другие юридические лица, одобренные решением управляющего комитета кластера по предложению АКФ.

Процент спроса

Успех Кремниевой долины, как принято считать, обеспечивается симбиозом передовой научно-технической базы (там сосредоточено более тридцати университетов) и бизнеса — в долине расположены офисы высокотехнологичных корпораций. Кроме того, в долине сосредоточены представительства половины венчурных компаний мира. Кремниевую долину — а это более двадцати населенных пунктов на территории штата Калифорния от залива Сан-Франциско до Сан-Хосе — отличает развитая инфраструктура. Можно добавить еще ряд факторов, включая мягкий и теплый климат, но все же вышеупомянутые — ключевые.

Санжар Кеттебеков: "Сейчас основную ставку мы делаем не столько на университетские лаборатории, сколько на стартапы, в надежде, что наши вузы начнут подтягиваться"

Инновационный кластер Tech Garden должен создать похожую экосистему с соответствующими элементами, но уже в южной столице Казахстана. Как отмечает Санжар Кеттебеков, «точечное финансирование здесь не сработает, необходимо создать полноценную работающую цепочку». Эта цепочка начинается со спроса на инновации, и этот спрос должны обеспечить недропользователи, обязанные тратить 1% от контрактной деятельности на НИОКР. Напомним, в соответствии с законом «О недрах» (ст. 76, пункт 12–1), «недропользователи обязаны ежегодно финансировать НИОКР, оказываемые казахстанскими производителями товаров, работ и услуг в размере не менее 1% от совокупного годового дохода по контрактной деятельности по итогам предыдущего года».

Помимо тех, кто обязан, тратить деньги на новые технологии будут и добровольцы: технологическая востребованность инноваций повышается на фоне роста конкуренции в таких сферах, как, например, е-коммерция, телеком и транспорт. «У компаний появляется спрос на новые технологии, на новые разработки, чтобы сохранить свою долю на рынке. Это нормально. Наша задача — собрать этот спрос и соединить его с потоком инноваций. Мы работаем только на стадии НИОКР (R&D), мы не пытаемся сделать огромные проекты, но без понимания стратегических задач мы не сможем правильно подобрать предложение. Вот, например, развитие коридора Западный Китай — Западная Европа имеет стратегическое значение для экономики Казахстана, поэтому все технологии, которые могут помочь там, они должны быть там», — объясняет доктор Кеттебеков.

Заказчику необходимо определить свои задачи, которые он хотел бы решить с помощью высоких технологий. Если у заказчика проблемы, то в Tech Garden с этим помогут — здесь планируется организовать технологическую экспертизу с участием специалистов McKinsey, IDC, IBM. «Вот пример. У компании-недропользователя есть определенный бюджет, и она готова потратить его на автоматизацию месторождения. Но она не уверена в своем техническом задании. Мы берем это техзадание, экспертная комиссия определяет в нем критические точки: где две системы должны работать вместе, где какая-то критическая часть этой системы, где нужна интеграция. В результате недропользователь получает уже конкретное техническое задание, а эти критические точки выводятся как лоты на конкурс и финансируются за счет того самого процента от совокупного дохода недропользователя,— объясняет схему работы с потенциальным заказчиком Санжар Кеттебеков. — Может даже оказаться, что бюджет таких проектов станет меньше, чем планировалось, за счет внедрения отечественных разработок. Одно дело строить взвешивающее устройство для БелАЗа, другое дело — поставить лазерный сенсор, который отсканирует кузов. Разная себестоимость, сами понимаете». Наш собеседник отмечает, что у технологических вендоров есть большой интерес выступать в качестве консультантов — они получают не просто выход на рынок, но и возможность участвовать в процессе структурирования задач проектов. Вендоры даже готовы пересмотреть состав специалистов, работающих на рынке РК, прибавив к продажникам архитекторов и технических специалистов.

Стартапы на переднем краю

Продолжаем цепочку: спрос есть, задача поставлена. Кто возьмется ее решить? С предложением инноваций в РК пока слабее, чем со спросом. «В советской системе инновации предлагали университеты. К сожалению, у нас сейчас развитие этой структуры еще не на должном уровне. Есть какие-то наработки, работают анклавы, где действительно делают интересные вещи, но, по сравнению с Западом, их очень мало. Поэтому сейчас основную ставку мы делаем не столько на университетские лаборатории, сколько на стартапы, в надежде, что наши вузы начнут подтягиваться»,— говорит доктор Кеттебеков, добавляя, что неплохой потенциал есть и в казахстанских НИИ. «Правда, они сидят, работают на свою отрасль и не смотрят, что то же самое решение в сфере энергосберегающих технологий будет востребовано не только при добыче ископаемых, например, но и, допустим, в ЖКХ»,— сетует он. Вариантом вывода на рынок перспективных продуктов из НИИ может быть образование так называемых спин-оффов, тоже своего рода стартапов, но отделившихся от уже существующей компании. Поскольку классическая западная схема: инновация в университетской лаборатории, попытка коммерциализации проекта и далее — финансирование разработки крупной компанией. Подобные отношения между университетами и крупными компаниями в Казахстане на данный момент выстроить сложно, порой это и неактульно. Поэтому в Tech Garden основную ставку планируют делать именно на стартапы. «Стартапы, решающие очень конкретные нишевые проблемы. Те, кто из них позиционировал себя правильно, могут решать одну и ту же проблему сразу для нескольких направлений. И вот здесь наша задача — работая с технологическими партнерами — IBM, Intel, SAP, предоставить этим стартапам все возможности для развития. То есть вместо того, чтобы разрабатывать все самим, наши стартаперы будут работать с последними промышленными технологиями и платформами. Это сразу поднимет уровень таких стартапов, и в конце концов мы сможем говорить об импортозамещении»,— объясняет Кеттебеков. Тому же IBM интересно дать возможность стартапу, участвующему в решении задачи от недропользователя. Это возможность работать на своей последней платформе, поскольку есть вероятность, что эта платформа в итоге попадет к этому самому недропользователю.

Давайте познакомимся

Как стартапы узнают, что нужно заказчику, и как недропользователь донесет до стартапа информацию о том, что у него есть проблемы, требующие решения? Организовать площадку, где бизнес, инвесторы встретятся со стартапами,— в этом и состоит главная задача Tech Garden. Спрос, то есть лоты, задачи от заказчика будут выставляться онлайн на сайте techgarden.kz. Санжар Кеттебеков приводит пример: «Пришла телеком-компания, выложила лоты: нужен SaaS-сервис для корпоративного сектора. Вот задача. Стартапы, вам месяц на подготовку — и вперед. Покажите, что можете предложить. Телеком придет, посмотрит, может, что-то и понравится».

«Зато будет конкретный заказчик,— продолжает наш собеседник. — Это сделано специально, потому что в условиях Казахстана проблема не только с предложением, проблема и со спросом. Мы себе не можем позволить органическую структуру типичного западного рынка, где очень много спроса и очень много предложения и они между собой как-то сами разберутся. А нам необходимо помочь обеим сторонам — помочь найти друг друга».

Задача кластера - создать среду, где сойдутся вместе капитал и технологии и образуется экосистема, позволяющая развиваться новым технологиям 

Если заказчик считает предложение стартапа подходящим, он дает грант на продолжение работы. Проще говоря, обеспечивает доведение изысканий до какого-то конкретного результата. По факту этот грант — посевная инвестиция. Стоит подчеркнуть, что своим 1% на НИОКР недропользователь распоряжается сам, самостоятельно принимая решение по финансированию. Дав грант, он имеет так называемое «право первой ночи» — то есть получает опцион на финансирование доли стартапа после того, как достигнут первый результат. «Средства от одного процента от дохода недропользователя раздаются в виде грантов, но наша задача — привлекать частные инвестиции в обещающие технологии. И здесь мы планируем использовать инструменты соинвестирования. То есть мы будем размывать риск первоначальных вложений», — говорит Санжар Кеттебеков. Выстраивать отношения бизнеса со стартапами от начальной стадии до продвинутой, иными словами, развивать экосистему венчурного финансирования — одна из главных задач инновационного кластера Tech Garden.

Понятно, что такое технологическое направление кластера, как «умная индустрия», будет финансироваться за счет недропользователей. Однако есть еще три составляющие — «умная среда», «экология жизни», «е-коммерция и медиа». Умная среда — это зонтичные концепции «умный город», «умный дом», «интернет вещей», телеком. Технологии этого направления могут использоваться и в добывающей промышленности, поскольку взаимосвязь есть, но развитие этого направления все же позиционируется как отдельное. Работа с направлением «электронная коммерция и медиа», предполагается, заинтересует таких инвесторов, как коммерческие структуры и банки.

Направление «экология жизни» связано с экологией города Алматы. Здесь все: от переработки масел до мониторинга сейсмической обстановки, качества воздуха, воды и т.д. С точки зрения финансирования новых зеленых технологий для города Алматы расчет делается на гранты от институтов развития. Санжар Кеттебеков резюмирует: «Спрос на самом деле есть в каждом сегменте, и он очень конкретный. Да, драйвер развития инноваций — это деньги недропользователей, но спрос ими не ограничен. Кроме того, недропользователь не обязан направлять гранты только на направление “умная индустрия”. То есть если он тратит этот один процент на НИОКР внутри своей корпорации, то должен тратить только на целевые работы. А здесь он может диверсифицироваться в рамках кластерных направлений, может выбирать кого угодно из участников».

Практические инновации

Как видно из предполагаемой схемы работы кластера, Tech Garden — не то место, где окажутся востребованными инновации ради инноваций. Ставка делается на практические решения, причем спрос на эти решения формирует непосредственно рынок. «Мы их называем востребованные инновации — то есть это инновации, которые должны работать. Даже наша система секторов развития представлена не фундаментальными направлениями, как в “Сколково”: например, биомедицинские технологии, ядерные технологии. Она, так сказать, заточена под скорейшее внедрение. Плюс надо учесть и такой момент: один стартап — одно решение. Его внедрение в реальной индустрии не такое уж простое дело. Но когда таких решений приходит три или четыре в связке и вместе они способны предложить довольно конкурентоспособное комплексное решение, соответственно, тогда их шансы на успех, на внедрение намного выше»,— перечисляет плюсы рыночного подхода к инновациям Санжар Кеттебеков. Что касается фундаментальной науки, то, напоминает он, Кремниевая долина тоже начиналась с практических инноваций. В нынешней же ситуации в Казахстане даже при наличии достойных фундаментальных направлений не факт, что на них найдется спрос, так что именно практическая направленность инновационного кластера должна обеспечить его эффективность.

Коллеги авторов Tech Garden из уже упомянутого в статье «Сколково» с оптимизмом смотрят на алматинский проект.

Директор направления по облачным технологиям кластера информационных технологий фонда «Сколково» Иван Киреев уверен, что для РК создание кластера Tech Garden — огромный шаг вперед в развитии и совершенствовании технологических компетенций. «Я считаю, что уровень образовательной и научно-технической подготовки в Казахстане достаточно высокий. Аспиранты, преподаватели, технологические предприниматели готовы разрабатывать конкурентоспособные инновационные продукты в различных сферах. Ставка на практические моменты — абсолютно правильное решение, потому что именно синергия технологических разработок и потенциала их коммерциализации являются определяющим вектором по развитию экономики и инноваций»,— подчеркивает наш собеседник из «Сколково».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики