В поле инвестиционного магнетизма

Казахстан выстраивает такую систему привлечения инвестиций, которая должна сделать нашу страну инвестмагнитом при любой конъюнктуре рынков

В поле инвестиционного магнетизма

В прошлом июне казахстанское законодательство об инвестициях было существенно модернизировано. Крупных инвесторов теперь будут поддерживать обнулением (на срок до десяти лет) ключевых налогов, освободят от лимитов на привлечение рабочей силы. В отдельных случаях им даже компенсируют почти треть затрат из бюджета. Причем эти преференции касаются как иностранных, так и отечественных инвесторов.

Пожалуй что таким интересным для инвесторов Казахстан еще не был. Председатель комитета по инвестициям Министерства по инвестициям и развитию РК Ерлан Хаиров уверен, что создаваемая в стране система привлечения инвестиций окажется устойчивой к любым изменениям мирового инвестклимата и способной сохранить высокие темпы вложений в несырьевые сектора нашей экономики.

Три притягивающих уровня

— Ерлан Картаевич, вы пришли в госорганы, ответственные за привлечение инвестиций в экономику РК, около 15 лет назад. Каков характер изменений, произошедших с этим направлением деятельности правительства с тех пор? Насколько доступнее и прозрачнее стала система привлечения инвестиций? Какие проблемы еще остаются?

— Об этом можно говорить часами. Вкратце, 203 миллиарда долларов мы привлекли начиная с 2005 года, из которых 60 процентов пришлось на последние пять лет — период реализации ГПФИИР. Мы видим, что за эти годы мы получили и максимальный объем инвестиций в обрабатывающий сектор — более 70 процентов всех инвестиций в обработку за десять лет. Глава государства поставил перед правительством задачу сдвинуть акценты, привлекать инвесторов не туда, куда все и так идут, а привлекать в обрабатывающий сектор промышленности. Где высочайшая страновая конкуренция за капитал, куда без дополнительных усилий не затянешь. Прошедшие пять лет показали, что скорректировать направление инвестиций возможно.

Государство создало абсолютно новую систему привлечения инвесторов. Первый уровень этой системы — внешний. Перед нашими посольствами четко поставлена задача привлекать инвесторов. Есть специальные советники, которые туда направлены для этой цели. С МИДом и посольствами у нас есть совместные планы, которые мы внимательно отрабатываем.

Второй уровень — центральный. Это центральные государственные органы, в том числе наш комитет по инвестициям. Сам факт, что министерство, ответственное за индустриально-инновационное развитие, в прошлом году переименовали в Министерство по инвестициям и развитию, свидетельствует о тех акцентах, которые правительство расставило перед стартом ГПФИИР-2. Комитет отвечает за инвестиционную политику и создание благоприятного инвестиционного климата. Также у нас есть нацагентство по экспорту и инвестициям Kaznex Invest — оно может точечно работать с каждым инвестором.

Третий уровень — региональный. В каждом акимате есть специальный заместитель акима, ответственный за индустриальное развитие и привлечение инвестиций.

— Эти два направления всегда вместе идут…

— Именно так. Наша задача не просто привлекать деньги в экономику. Нужно заинтересовывать работать в Казахстане инвесторов с передовыми технологиями. Поэтому в регионах созданы центры обслуживания инвесторов (ЦОИ) — это такие маленькие Kaznex.

Выстроена вертикальная система привлечения инвестиций. В рамках этой системы создано единое окно для инвестора. С конца прошлого года инвестор, который приоритетен для нас, может просто обратиться к нам, сдать нам свой пакет документов, а государство уже берет на себя получение для него всех разрешительных документов в госорганах. В РК работает совет иностранных инвесторов при президенте страны. Там собраны мировые топовые ТНК, банки, производственные компании, которые присутствуют на рынке Казахстана. Они рассматривают вопросы стратегического характера. Кстати, законопроект по совершенствованию инвестиционного климата был подписан на одном из заседаний совета иностранных инвесторов. Есть совет по улучшению инвестклимата при премьер-министре, где рассматриваются системные вопросы: необходимые изменения налоговой среды, таможенного законодательства. Также в Казахстане появился инвестиционный омбудсмен, задача которого — решать текущие проблемы инвесторов. А какие у инвестора чаще всего проблемы с госорганами? Таможенники остановили груз, тормозят работу налоговики и так далее. Инвестомбудсмен — это министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев, при котором находится рабочая группа с представителями Генпрокуратуры, комитет госдоходов Минфина и другие структуры. Эта группа может решить любой возникший вопрос. Если что-то не решается на уровне омбудсмена, уходит вверх — на уровень премьера; выше — стратегический уровень с участием президента.

— Какие проблемы инвесторов уже удалось решить при поддержке инвестомбудсмена?

— В скором времени недалеко от Астаны будет построен завод на сумму более 200 миллионов долларов. В рамках работы института инвестиционного омбудсмена в 2014 году рассмотрено 66 обращений от иностранных инвесторов, более половины из которых были успешно разрешены. Основными сферами, в которых инвесторы наиболее часто сталкиваются со сложностями, являются налоговое законодательство, визовые вопросы, строительство, лицензирование и земельные вопросы. Кроме того, по десяти компаниям было оказано содействие в разрешении проблемных вопросов, а именно сопровождение инвесторов в государственных органах и оказание консультационных услуг с привлечением консалтинговой компании.

— Каково основное достоинство этой системы, на ваш взгляд?

— Мы можем гибко реагировать на все изменения ситуации так, чтобы казахстанский инвестклимат был самым лучшим в регионе. Чтобы Казахстан стал инвестмагнитом, как в свое время Сингапур. Для этого мы стремимся максимально приблизиться к стандартам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Мы проводили с коллегами из этой организации анализ и выявили 12 направлений, по которым Казахстану нужно усилить работу. Отрадно, что по семи из них изменения уже внедрялись нами самостоятельно. Остальными пятью мы сейчас активно занимаемся, чтобы в течение 2015–2016 годов мы стали самым лучшим местом для привлечения инвестора.

Позитивные изменения подтверждаются статистикой. В целом по миру идет падение инвестиций на 25 процентов, в развивающиеся страны — на 50, в Россию — на 70 процентов. Приток инвестиций в Казахстан, судя по девяти месяцам прошлого года, не падает, а в обрабатывающую промышленность поток даже увеличивается.

Евразийская кооперация

— Кто основные конкуренты РК в борьбе за капитал? В чем наши сильные стороны? Насколько усилились наши позиции по сравнению со странами ЕАЭС?

— Я бы взглянул на проблему иначе. Мы с партнерами из ЕАЭС друг друга взаимно дополняем. Многие скептики сетуют, что создание союза несет только проблемы нашей экономике, отечественному производителю. Мы — первые, кто говорит: «Нет, казахстанской экономике от объединения становится только лучше». Когда мы разговариваем с инвестором, мы имеем в виду рынок в 170 миллионов человек. Только в приграничных с РК регионах пять городов-миллионников. Мы — ворота для инвесторов на российский рынок, и есть инвесторы, которые приходят, руководствуясь именно этой логикой.

Да, каждая страна старается улучшить свой инвестклимат, и Казахстан — не исключение. Но мы исходим не из желания конкурировать с РФ или Беларусью, а из стремления стать лучшими в мире. Речь идет не о переманивании инвесторов. Но если инвестор придет в РК, кому от этого будет плохо? России точно плохо не будет: она получит большее разнообразие товаров по более низкой цене. Мы поможем россиянам в рамках их политики импортозамещения. Ведь казахстанский товар теперь считается своим, как и российский в Казахстане. Обобщая: инвестиционщики видят не столько конкуренцию, сколько кооперацию в отношениях партнеров по Евразийскому союзу.

— В прошлом году в РК был принят новый закон об инвестициях. Казахстан, судя по данным притока ПИИ, и так в группе лидеров на постсоветском пространстве. С чем связана необходимость обновления этой части национального законодательства?

— Это своевременно принятое решение на высшем уровне. Но ведь закон — не единственная новация. Новационна выстроенная система, в которой закон лишь одно из слагаемых. Есть не только система по улучшению инвестклимата, но и конкретный план привлечения инвесторов, где определены более 170 потенциальных партнеров. Задача, поставленная и перед национальными компаниями, перед министерствами и акиматами — выбрать из этого списка наиболее подходящих, якорных инвесторов и привести сюда.

— В рамках обновленного законодательства об инвестициях существует три пакета преференций для инвесторов. Расскажите об особенностях каждого из них. Почему предусмотрена именно эта триада? Можно ли уже говорить о примерах инвесторов, воспользовавшихся всеми тремя пакетами?

— При первом пакете для 283 видов деятельности — это практически все виды экономической деятельности в РК, кроме торговли, добычи полезных ископаемых и подакцизной деятельности — предусмотрено освобождение от таможенных пошлин на импорт сырья, материалов и оборудования. По необходимости и по возможности им будут выдаваться земельные участки — это то, что мы называем натурным грантом.

Второй пакет распространяется на тех инвесторов, которые приходят с проектом стоимостью от 20 миллионов долларов и выше. Проект должен реализовываться по одной из шести приоритетных отраслей в соответствии с ГПФИИР-2: производство продуктов питания, стройматериалов, машиностроение, металлургия, химическая промышленность и нефтеперерабатывающий комплекс. Если инвестор не состоит в СЭЗ, не берет деньги из госбюджета, тогда у него есть возможность получить нулевой КПН на десять лет, нулевой налог на имущество — на восемь лет, нулевой налог на землю — на десять лет.

— Но это тот же СЭЗ!

— Фактически это СЭЗ, только инвестору не нужно привязываться к территории. Для проектов в шести приоритетных отраслях и стоимостью свыше 20 миллионов долларов действительно вся наша страна становится свободной экономической зоной. Кроме того, государство дает стабильность по налоговым ставкам. Также мы предоставляем возможность вне квоты привлекать иностранную рабочую силу на период строительства и один год после ввода в эксплуатацию.

А по третьему пакету даже предусмотрена компенсация до 30 процентов затрат инвестора на строительно-монтажные работы и оборудование. Это называется инвестиционной субсидией. Правда, поскольку деньги бюджетные, по каждому такому проекту требуется постановление правительства.           

— Вы упомянули, что активно внедряется принцип одного окна для инвестора. Как эту новацию планируется реализовывать?

— В этом году единое окно действует в отношении приоритетных инвесторов. С 2016 года окно будет работать для всех инвесторов. Как это выглядит практически? Сейчас на первом этаже здания министерства открывается центральное единое окно. В акиматах центры обслуживания инвесторов выполняют эту роль. И к 2016‑му вся процедура будет переведена в электронный формат как одна из частей e-gov. Идеал таков, чтобы связь с госслужащим была минимальной: вы загрузили в систему все требующиеся документы, подписали заявление электронной цифровой подписью, получили по сети все разрешительные документы, получили господдержку и приступили к работе.

Подвиг инвестора

— Собеседники «Эксперта Казахстан» часто говорят, что все прогрессивные изменения тормозят при переходе с уровня центра на уровень регионов. Что делается для того, чтобы этот тормоз не включался?

— Комитет по инвестициям каждые полгода проводит совместные встречи с акиматами. Мы садимся и сверяем часы: какие компании удалось привлечь, какие проблемы существуют и так далее. Они задают свои вопросы нам: просят поддержать какие-то идеи или предложения на центральном уровне. И мы видим, насколько меняется отношение к инвестору в регионах. Коллеги в регионах начали понимать, на какой подвиг идет инвестор, приходя в чужую страну, вкладывая деньги в производство. За одно это уже медаль надо инвесторам давать…

— Особенно когда они вкладывают в обрабатывающую промышленность такой страны, как Казахстан. Про нашу промышленность крайне мало знают: нефть, газ, медь, алюминий, уран… А что может знать, скажем, инвестор из Бразилии про наш несырьевой сектор?

— Для этого мы устраиваем road-show по всему миру. И теперь про нас знают даже в Бразилии, которую вы упомянули. Road-show такое мероприятие, где вы можете переговорить с сотней компаний, и если две из них зацепятся и сформулируют предложение — это уже большая удача.

— Какие из компаний обрабатывающего сектора, которые удалось привлечь в Казахстан за последние пять лет, вы могли бы отметить отдельно?

— Проекты всех инвесторов по-своему уникальны. Отмечу Danone — это мировой гигант пищевой промышленности, производитель молочной продукции, который завел в страну проект на 17 миллионов евро, создал 200 рабочих мест на заводе мощностью в 14 тысяч тонн кисломолочной продукции в год. Инвесторы такого высокого полета к нам не каждый день приходят. Но если приходят, то точно приносят с собой самые передовые технологии, высокие производственные стандарты и бренд.

Еще один проект — из строительной индустрии. В Жамбылской области Vicat было открыто современное цементное производство сухим способом. Чем он замечателен, спросите вы, ведь цемзаводов у нас в стране много? Во-первых, проект показал приличную эффективность, выйдя на почти стопроцентную загрузку к концу второго года работы. Во-вторых, предприятие взяло на себя немаленькие расходы по обустройству внутренних железнодорожных путей, завело собственный парк — 345 вагонов-хопперов. К тому же компания обучила 200 местных жителей рабочим специальностям, 90 человек отправила на двухмесячные курсы на аналогичные производства в Турции и Китае. Таких инвесторов мы очень высоко ценим.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики