Химики вернулись

«Каустик», восставший из руин Павлодарского химзавода, за несколько лет работы сумел и отвоевать внутренний рынок, и стать сердцем химкластера в регионе

Химики вернулись

Каустическую соду и линейку хлористых продуктов выпускали в Павлодаре еще в советские годы. Основным сырьем для производства этих продуктов является поваренная соль. Местные масштабные залежи поваренной соли здесь начали разрабатывать еще в XVIII веке, когда город был русским форпостом. Путешественник Петер Паллас, посетивший Коряковский форпост в 1770‑х, отмечал, что самые большие дома здесь принадлежали комиссару соляного ведомства и подрядчику поставки. В современный период соляной промысел потерял системообразующую роль для промышленности региона, но близость к источникам сырья использовалась максимально. В 1970–80‑х Павлодарский химзавод, расположенный в северной промзоне города, был одним из крупнейших в СССР (120 тыс. тонн каустической соды, 90 тыс. тонн жидкого хлора) с географией поставок Урал — Западная Сибирь — советские республики Средней Азии.

Come back «Каустика»

С распадом Советского Союза ПО «Химпром», применявшее технологию электролиза с использованием ртутного катода, пришло в упадок. В 1988 году союзное правительство планировало перевести все подобные заводы на мембранную технологию, но Союз распался, и в 1992 году выпуск хлора и каустика был остановлен, а начинать модернизацию было уже не на что. Производство продолжалось в цехах, выпускавших бытовую химию. Следующее десятилетие было посвящено процессу демеркуризации (очистке от ртути, пары которой смертельно опасны для человека) производственной площадки. В 2002 году для возрождения хлорщелочного производства было создано АО «Каустик», агрегировавшее больше 50% площади бывшего «Химпрома». Единственный акционер нового юрлица, Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания (ЦАТЭК), начал поиск наиболее прогрессивной и экологически чистой технологии производства: учитывая печальную историю Павлодарского химического завода (ПХЗ), к объекту приковано пристальное внимание общественности. Новые собственники пошли по плану советского Минхимпрома — менее энергоемкий, но более наукоемкий мембранный электролиз сменил неэкологичный электролиз с жидким ртутным катодом.

Новый завод, тут же включенный в программу «30 корпоративных лидеров», а затем и ГПФИИР на 2010–2014 годы, ориентировался на выпуск той же линейки продукции, что и ПХЗ: каустическая сода, хлор, гипохлорит натрия, а также соляная кислота.

Все эти продукты потребляет промышленный сектор. Каустическая сода, или едкий натр (NaOH), используется в щелочных аккумуляторах, при очистке нефтепродуктов, отбеливании тканей, обработке металлов, при расщеплении целлюлозы. Жидкий хлор применяется при водоочистке и титаномагниевом производстве. Ингибированная соляная кислота (HCl) применяется в нефтедобыче для интенсификации притока нефти и газа на скважинах-продюсерах и инжекторах при кольматации примыкающих к скважинам зон пласта. Гипохлорит натрия (NaOCl) — промышленный отбеливатель тканей и древесины, а также средство, используемое коммунальными службами для очистки и дезинфекции систем водоснабжения.

В прошлом году казахстанский рынок «съел» около 37 тыс. тонн каустической соды, 45 тыс. тонн технической соляной кислоты и 6 тыс. тонн жидкого хлора. С ростом промышленного производства и объем выпуска, и ассортимент продуктов будет увеличиваться.

«Что касается химпродукции, наверное, не всем понятно, что такое каустическая сода, кислота и так далее. Без этого невозможна работа металлургических, текстильных и других предприятий. Именно благодаря использованию таких химических реагентов мы можем дальше развивать тяжелую индустрию. Химическая продукция на павлодарском заводе давно ожидаема. Эта продукция нам очень нужна»,— подчеркнул президент РК Нурсултан Назарбаев, принимая доклад председателя правления «Каустика» Ерлана Орымбекова в ходе очередного смотра отечественных индустриальных проектов.

Об руку с БРК

В 2008 году стартовал проект по созданию на базе «Каустика» производства хлора и каустической соды мощностью в 30 тыс. тонн. Из 90 млн долларов инвестиций в строительство нового производственного корпуса (всего в развитие компании было вложено 108 млн) и закупку технологической линии ЦАТЭК привлек 67 млн долларов по линии БРК, остальные средства были получены у Эксимбанка Казахстан (около 25% банка принадлежит ЦАТЭК, остальные акции у миноритариев с пакетами от 7 до 12%).

На этапе строительства было создано 750 рабочих мест, стройкой занимались отечественные строительные компании. А вот поставку оборудования после конкурса среди инжиниринговых компаний отдали итальянской Uhdenora S.p.A., входящей в концерн ThyssenKrupp AG. Строительство удалось завершить в 2010 году, а в 2011-м был закончен монтаж оборудования и начато производство.

Проектная мощность предприятия — «Каустик» вышел на нее в прошлом году — 26 тыс. тонн каустической соды (в водном растворе и твердом чешуированном виде), 45 тыс. тонн соляной кислоты (синтетической, технической), 10 тыс. тонн жидкого хлора, 7 тыс. тонн гипохлорида натрия. В компании работает 520 человек.

За три с лишним года работы «Каустик» сумел отыграть казахстанский рынок у российских (волгоградский «Каустик», стерлитамакская «Башкирская содовая компания», кемеровское ПО «Химпром») и китайских (Xinjiang Zhongtai Chemical Co. Ltd, Xinjiang Tianye Group Foreign Trade Co. Ltd) конкурентов, отрезав себе 70% внутренних продаж каустической соды, 66% соляной кислоты, 90% жидкого хлора. На внутреннем рынке потребительская аудитория «Каустика» — «Алюминий Казахстана» и «Казатомпром», закупающие едкий натр, «АрселорМиттал Темиртау», куда поставляется и сода, и HCl. Нефтяники из CNPC-Актобемунайгаз приобретают у павлодарских химиков ингибированную соляную кислоту, а металлурги с Усть-Каменогорского титаномагниевого комбината, производящие казахстанский титан, и все водоканалы страны — хлор. К слову, с выходом «Каустика» на пик мощности внутренняя потребность в хлоре удовлетворена полностью, что до каустической соды, то 9 из 10 тонн этого продукта, реализуемые в РК, — родом с павлодарской северной промзоны.

Кроме того, павлодарцы наладили солидный объем экспорта (в основном в РФ), отправляя на внешние рынки (фактические данные по итогам 2014 года) до 30% произведенной каустической соды, 34% соляной кислоты и 10% жидкого хлора. Этот объем расходится по таким российским гигантам, как «РУСАЛ-Ачинский глиноземный комбинат», титанопроизводящий ВСМПО-АВИСМА и работающая в целлюлозно-бумажной промышленности группа компаний «Илим». Есть в этом списке и коллеги-химики; например, выпускающий важный для систем водоочистки коагулянт ОХА (оксихлорид алюминия) новосибирский «Сибресурс».

Сделать контрагента инвестором

Когда итальянский электролизер «Каустика» наматывал первую тысячу часов, в Астане на самом высоком уровне было принято решение создать в северной промзоне Павлодара СЭЗ для химических и нефтехимических производств (см. «Зона под кластер»). Формирование СЭЗ в непосредственной близости от предприятия заметно повысило инвестпривлекательность компании. В 2013‑м «Каустик» запустил в СЭЗ цех по производству ингибированной соляной кислоты, которую традиционно ввозили из РФ. В декабре того же года в акционерный капитал павлодарской компании вошел ключевой потребитель каустической соды «Казатомпром», приобретя 40% акций. «На площадке “Каустика” планируется организация ряда импортозамещающих производств, связанных с деятельностью “Казатомпрома”, — говорит Ерлан Орымбеков. — В частности, получение собственных реагентов, используемых при добыче и переработке урана, а также для производства редкоземельных металлов. Кроме того, планируется создание производства реагентов для очистки и дезинфекции питьевой воды на основе трансферта передовых мировых технологий». Иными словами, речь идет о семи проектах (производство серной кислоты, катионитов, плавиковой кислоты, полиалюминия хлорида, перекиси водорода, оксихлорида циркония и AIF 3), суммарная стоимость которых оценивается в 100 млн евро. Выпуск их планируется наладить до 2018 года.

Взаимодействием с атомщиками инвестдеятельность не окончилась. «В 2013 году было организовано совместное с алматинскими инвесторами предприятие по производству химической продукции бытового назначения (ТОО “Белизна ПВ”). На сегодняшний день производится жидкое отбеливающее и дезинфицирующее средство под торговой маркой Chlormate, в перспективе планируется организация производства мыломоющих и косметических средств»,— рассказывает г-н Орымбеков.

Если бы рубль не подкачал

Хотя товарный ряд «Каустика» и его технологии уникальны для РК, проблемы предприятия очень похожи на те, что испытывают его индустриальные братья из других обрабатывающих подотраслей. Не хватает квалифицированных специалистов-химиков, поэтому предприятию приходится плотнее работать с профильными вузами и колледжами региона — ПГУ, ИНЕУ, ПХМК. Компания предоставляет стипендии и гранты отличившимся в учебе студентам.

Чувствительнее затруднения финансового характера. «После девальваций в феврале 2009 и 2014 годов увеличилась долговая нагрузка, так как кредит на строительство завода был получен в долларах, а производимая продукция реализуется на внутреннем рынке в тенге. Мы направили руководству БРК просьбу о конвертации займа в тенге, пока этот вопрос решается»,— сетует глава «Каустика». Облегчить ситуацию позволяет многообразие инструментов господдержки: снизить сумму, причитающуюся к выплате по кредиту, помогло субсидирование ставки вознаграждения в рамках программы «Дорожная карта бизнеса-2020».

Серьезные неудобства павлодарским химикам, как и всем остальным отечественным производителям, принесла девальвация российского рубля. Во-первых, отмечают в компании, упали продажи по всей линейке хлорщелочной продукции, ведь стоимость российских товаров-конкурентов теперь ниже на 30–40%. Во-вторых, «Каустик» потерял заметный объем экспорта, поскольку российские партнеры также начали переходить на более дешевые продукты своих соотечественников. Данные по первому кварталу свидетельствуют об обрушении экспортных продаж «Каустика» по соляной кислоте — на 65%, жидкому хлору — на 70%. «Наш антикризисный план заключается в том, что завод вынужден значительно снижать стоимость производимой продукции за счет сокращения собственных расходов и доходной части от реализации»,— резюмирует г-н Орымбеков.

Зона под кластер

Cпециальная экономическая зона «Павлодар», запущенная пару лет назад, стала базой для стартапов регионального химического кластера. На 3,3 тыс. га (1,2 тыс. га — земля под предприятия, 2,1 тыс. га — водоем-накопитель Былкылдак) уже работают шесть компаний химической промышленности. К каустиковскому цеху по производству ингибированной соляной кислоты, производителю бытовой химии «Белизна-ПВ» и «БО-НА», занятому выпуском дезинфицирующих средств, в прошлом году прибавились еще три проекта: «УПНК-ПВ» с установкой по прокалке нефтяного кокса, производитель удобрений и средств защиты растений «АгроХимПрогресс», а также «Химсбыт-ПВ», специализирующийся на изготовлении антифриза и изделий из поливинилхлорида. Совокупная стоимость этих шести проектов — 40 млрд тенге (215 млн долларов), в том числе последних трех — 22 млрд тенге.

Компании СЭЗ не платят КПН, налог на имущество, на землю, НДС, таможенные пошлины и не вносят денег за аренду. Хотя в зоне работают лишь шесть заводов, заявки на участие ранее подали 45 компаний (то есть по числу участников заполненность СЭЗ — 13%), готовых инвестировать 341,2 млрд тенге (1,84 млрд долларов). В СЭЗ будет создано 3 тыс. рабочих мест.

«Окончание строительства СЭЗ в 2016 году повысит инвестиционную привлекательность СЭЗ и региона в целом как площадки для организации химических производств,— отмечает г-н Орымбеков. — В этой связи значительное место в структуре кластера занимают хлорпотребляющие технологии, обеспечивающие наиболее рациональное использование хлора. Что в свою очередь создает возможности для наращивания мощности по производству каустической соды, необходимой для крупнейших предприятий Казахстана в металлургической, нефтяной и атомной отраслях».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?