Будет только конкуренция

Минфином подготовлены изменения в закон «О госзакупках», который должен существенно расширить долю использования электронных сделок с государством. Куат Султан, директор департамента методологии электронных закупок Центра электронной коммерции, рассказывает о том, какие основные изменения включены в новый закон и как идет процесс создания системы госзакупок между тремя странами ЕЭП.

Куат Султан
Куат Султан

— Расскажите, какие основные изменения предусмотрены в законопроекте «О госзакупках»?

— В закон внесены изменения в части процедур проведения госзакупок, в том числе электронных. В частности, внесены нормы по совершенствованию процедуры проведения электронных конкурсов и по введению нового способа госзакупок — аукциона. Это основные нововведения, которые нашли отражение в законе. Также были изменения и в части госзакупок, проводимых без применения норм закона о госзакупках, и закупок по ценовым предложениям. Если на сегодняшний день закупки способом запроса ценовых предложений, которые проводятся только в электронном формате, никак не ограничены по суммам, то теперь, как и в ранних редакциях, такие договоры будут ограничены четырьмя тысячами минимальных расчетных показателей. Свыше этой суммы закупки будут проводиться методом конкурса или аукциона. Изменения в законопроекте предусматривают также сокращение сроков проведения конкурсов, если они проводятся в электронном формате, ориентировочно с 52 дней до 28 дней.

Кроме того, появятся новые удобства в самом процессе проведения электронного конкурса, в частности, автоматическое вскрытие заявок и автоматическое подведение итогов. Человеческий фактор будет иметь место только в процедуре, когда комиссия принимает решение допустить или отклонить того или иного поставщика к участию. В процессе принятия окончательного решения люди уже никак не задействованы. Система получает цены, учитывает условные скидки (для казахстанского поставщика они выше, чем для других, по ряду товаров. — ЭК), которые были определены комиссией, сравнивает эти цены, путем арифметических вычислений проверяется, присутствует ли демпинг, автоматически формируется протокол итогов, после чего он публикуется на портале. Тем самым сокращается время проведения конкурса и отпадает необходимость подписания документов.

— В чем состоит принципиальная разница между конкурсом и аукционом? Это, по-видимому, очень схожие понятия.

— Принципиальная разница одна: в конкурсе конверты с ценами вскрываются в определенный момент и сравниваются, на аукционе вместо этого проходят электронные торги. На конкурсе уже нет возможности снизить цены. Есть всего одна попытка предложить одну цену. Но поскольку предприниматели всегда могут в ходе торга снизить стоимость, аукцион более интересен, в том числе с точки зрения экономии бюджета.

— При этом аукцион будет внедряться в Казахстане впервые?

— Да. Но аукцион уже действует в России. В Казахстане он реализован в соответствии с документами, которые были подписаны тремя странами в рамках ЕЭП. Основные требования, которые содержатся в этих соглашениях, нашли отражение в проекте изменений в закон «О госзакупках» в целом, и особенно в части проведения аукционов. Методика проведения аукциона будет очень похожа на ту, которая сейчас применяется в России. Мы видим, что у аукциона есть как сильные, так и слабые стороны. Процесс опытной эксплуатации этого метода позволит нам понять, как совершенствовать этот способ закупок в дальнейшем. Но в любом случае аукцион является наиболее конкурентоспособным, открытым и прозрачным методом. Здесь важно, что на этапе определения стоимости поставщики в открытой конкурентной борьбе снижают свои цены (аукцион ведется на понижение по голландскому методу) и в результате определяется победитель.

— Какие у этого метода слабые стороны?

— Схема, которую мы сейчас будем использовать, предполагает прохождение квалификационной проверки после проведения аукционных торгов. Мы тщательно изучали то, как это делается в России. И мы видели, что после честной борьбы, в ходе которой информация сохраняется конфиденциальной и поставщики друг друга не видят, все документы передаются квалификационной комиссии, которая начинает проверку по существу. Комиссия смотрит, есть ли задолженность перед бюджетом, соответствует ли поставщик необходимым требованиям и т.п. После этого определяется реальный победитель. Тот, кто победил по цене в аукционных торгах, может и не выиграть, если у него, например, есть какие-то проблемы с документами. На наш взгляд, схема проведения аукциона должна предусматривать на первоначальном этапе проверку всех неценовых критериев, конфиденциально или неконфиденциально. Мы здесь скорее выступаем за максимальную открытость, поскольку конфиденциальность может создавать условия для незаконных действий.

Позже, когда комиссия определяет поставщиков, удовлетворяющих требованиям, они могут вступать в ценовую конкуренцию в ходе аукциона. Мы считаем, что борьба только по ценам на финальном этапе была бы более честной и минимизировала бы возможность коррупционных нарушений. Мы предлагали эту схему, в том числе и когда комиссия Таможенного союза обсуждала этот вопрос, но пока было решено делать аукцион по российскому методу, чтобы было легче и быстрее сформировать единое экономическое пространство на территории трех стран.

— Когда аукционы начнут действовать в Казахстане?

— Аукцион фактически с момента введения будет проводиться только в электронном виде, в бумажном его нет и не будет. А в отношении конкурсов в течение полугода существует возможность выбора. До 1 июля 2012 года проведение конкурсов и аукционов в электронном формате — это право заказчиков, с 1 июля — это их обязанность. С января мы планируем запуск аукционов в пилотной зоне — в Министерстве финансов, со всеми его комитетами. После апробации будем распространять этот метод на масштаб страны. До 1 июля осталось очень мало времени. Конкурсы мы уже в пилотной зоне проводили и готовы к их внедрению по всей стране, но с аукционами нам нужно будет поторопиться.

— Будет ли законопроект, который мы упоминали выше, принят до конца года?

— Проект закона был одобрен сенатом. Мы заинтересованы в том, чтобы закон был принят в этом году.

— Насколько нам известно, проведение международных аукционов предполагает также унификацию электронных цифровых подписей между странами. Как продвигается этот процесс?

— Поставщики должны иметь возможность выходить на площадки других стран. И нужно сделать так, чтобы ключи, полученные ими в своей стране, при авторизации распознавались на заграничной электронной площадке. Эту работу ведет Министерство связи и информации, которое участвует в соответствующих комиссиях Таможенного союза. Есть соглашение по информатизации, которое сейчас проходит ратификацию. Это соглашение среди прочего оговаривает механизмы доверенной третьей стороны. Электронный ключ другого государства будет проверяться в специальном удостоверяющем центре, который будет подтверждать, что этот ключ легитимен и ему можно доверять.

Если это соглашение не удастся ратифицировать, то получится, что будет правовая возможность участвовать в госзакупках другой страны, но физически такой возможности не будет, поскольку ключи на иностранных площадках работать не будут. Тогда казахстанскому поставщику придется, например, получать ключ в России. Но это уже создает определенные препятствия. Ключи там, в отличие от Казахстана, платные. Кроме того, там свой регламент проведения проверки документов. И проверка документов резидента другого государства будет занимать больше времени. Да и вообще непонятно, существует ли там сейчас процедура выдачи электронных ключей компаниям из другой страны.

— И выход вы видите именно в создании третьей доверенной стороны?

— В каждой стране будет своя внутренняя доверенная сторона. В Казахстане ведомство, выполняющее эту функцию, будет знать про все удостоверяющие центры России и Белоруссии и при появлении поставщика с иностранным ключом автоматически будет идти обращение к этой доверенной стороне. Анологичные ведомства будут созданы в России и Белорусии. Каждое государство сейчас решает, как будет определяться эта доверенная сторона. Техническая отработка уже ведется, теперь дело за правовой основой.

— Как будет обстоять дело с казсодержанием, которое обеспечивает определенную протекцию для казахстанских компаний, в том числе при госзакупках?

— С 2014 года заработает режим национального содержания. Поставщики Казахстана, Белоруссии и России будут иметь одинаковые условия в каждой стране. Будут стимулы для того, чтобы заказчики закупали продукцию у трех стран ТС, а не конкретно у каждой страны, как это делается сейчас. На сегодняшний день есть так называемые условные скидки для поставщиков, которые имеют определенную долю казсодержания, подобные механизмы есть в каждой стране. Если, скажем, в продукции конкретной компании 10% казсодержания, ей дается 1% скидки к той цене, которую она выставляет. Этот механизм будет применяться до 2014 года. В дальнейшем казсодержания больше не будет. Будет только конкуренция.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики