Странные метаморфозы земельных отношений

В Казахстане начинается второй тур агрохимического обследования сельхозземель

Странные метаморфозы земельных отношений

Такой странной ситуации в вопросах земельных отношений в стране не наблюдалось уже давно. Неясности и неурегулированные спорные моменты имеются как в институциональном, так и в технологическом плане. На прошедшем в Минсельхозе РК (МСХ) брифинге, посвященном состоянию плодородия почв, представители Республиканского научно-методического центра агрохимической службы (РНМЦАС при МСХ РК) акцентировали внимание на тревожном факте снижения почвенного плодородия в среднем по республике. Однако правила рационального использования земель в новой редакции, на которые ссылались выступавшие, официально не вступили в силу. Кроме того, в прошлом году произошла реорганизация Агентства по управлению земельными ресурсами и его территориальных земельных инспекций, которые были расформированы и переданы акиматам. В результате сложилась правовая коллизия, когда местные исполнительные органы (МИО) сами распределяют земли и сами же теперь будут изымать. Остатки агентства переданы в Министерство национальной экономики в состав комитета по делам строительства, ЖКХ и управления земельными ресурсами. Этот орган станет осуществлять надзор за решениями местных МИО по земельным вопросам. По оценке экспертов, такое реформирование не приведет ни к чему хорошему, кроме опасности увеличения коррупционной составляющей.

Принуждение к химизации

«В Земельном кодексе есть статьи 92–93 — это принудительное изъятие земли. Во исполнение этих статей вышли правила рационального использования, в которых говорится, что снижение гумуса на 5%, подвижных форм элементов питания азота, фосфора более 20% влечет изъятие этих земель»,— сообщил директор РНМЦАС Ерболат Базильжанов на брифинге в МСХ РК. Между тем сами правила еще официально не вступили в силу и еще утверждаются в соответствующих инстанциях. В новой редакции правил четко выделены функции РНМЦАС. В частности, центр осуществляет мониторинг выполнения сельхозтоваропроизводителями требований по «недопущению существенного снижения плодородия почв». Основными показателями названы: «снижение в пахотном горизонте (0–20 см) содержания общего гумуса более чем на 5%, средневзвешенного содержания легкогидролизуемого азота, подвижного фосфора и обменного калия — более чем на 20%; увеличение площадей земель с очень низкими и низкими показателями обеспеченности гумусом и элементами питания, установленными в приложении 2 к настоящим Правилам, более чем на десять процентов». Хотя подобные требования имелись и в старом варианте правил, они были не единственными.

По мнению к. с.-х. н., главного специалиста-почвоведа РГП «НПЦзем» Николая Васильченко, наиболее характерными показателями плодородия для Казахстана все же являются данные по содержанию гумуса и мощности гумусового горизонта, засоленности и солонцеватости. Поскольку именно они отражают воздействие водной и ветровой эрозии, а также применение правильной агротехники. Изменение гумуса на 5% — несколько сомнительный показатель, учитывая допустимую погрешность в 10%. Оптимальнее, по мнению ученого, ориентироваться на 15% снижения гумуса. С ним согласен его коллега Александр Меньшаев, который считает некорректным использование показателей подвижного фосфора и азота в качестве основных, поскольку эти данные очень изменчивы, зависят от сезонности и влажности. Кроме того, получается, что между интенсификацией производства и сохранением плодородия возникает некий конфликт интересов. При возделывании, например, подсолнечника или кукурузы земля теряет больше питательных веществ, нежели при произрастании на заброшенных участках сорняков.

В свою очередь директор РНМЦАС Ерболат Базильжанов отметил, что «по результатам агрохимического обследования каждому землепользователю выдается агрохимический очерк с заключением и рекомендациями по мероприятиям, направленным на сохранение и повышение плодородия почв и применению удобрений». К тем крестьянам, которые допустили ухудшение качества земель, «не вносят минеральные удобрения, допустили ветровую и водную эрозию, будут применять самые жесткие меры». Получается, главной целью обследования является принуждение аграриев использовать удобрения. Однако выращивание сельхозкультур на неполивных землях требует выполнения комплекса мероприятий, включающих и разумную механическую обработку, и соблюдение севооборота. По мнению Николая Васильченко, для поддержания физико-химических свойств почв эффективнее использовать посевы с последующей запашкой бобовых трав, в зависимости от почв, донника, эспарцета и других. При внесении удобрений надо учитывать комплекс условий по увлажненности, системам обработки. «Для многих крестьян эти показатели азота, фосфора, калия — темный лес. В советское время в каждом хозяйстве были агрономы, специализирующиеся на конкретных направлениях — семеноводстве, химизации, химзащите растений. Сейчас было бы лучше требовать сотрудничества фермеров с учеными-агрономами, которые давали бы четкие рекомендации по всем вопросам — от сроков сева до выбора гербицидов, удобрений. Можно было бы использовать такую модель, когда предоставление субсидий увязывалось с использованием научных данных или привлечением ученых-агрономов»,— считает советник председателя правления АО «НУХ “КазАгро”» Бауржан Касенов.

По заверениям представителей РНМЦАС, снижение показателей почв не приведет к немедленному изъятию участков. Сначала для незадачливого агрария будет составлен двухлетний план действий по исправлению ситуации.

Сам ошибся — сам себя наказал

В проект правил по рациональному использованию земли вносится разграничение функций РНМЦАС и местных исполнительных органов в части контроля над плодородием почв и хозяйственным использованием. «Мониторинг использования земель сельскохозяйственного назначения ведется местными исполнительными органами по месту нахождения земельного участка и другими государственными органами (организациями) в пределах их компетенции». Мониторинг выполнения сельхозтоваропроизводителями требований по сохранению плодородия осуществляет РНМЦАС. Он же предлагает рекомендации по деятельности сельхозпроизводителю.

Ранее показатели плодородия и мелиоративного состояния почв велись «территориальными органами и производственными подразделениями центрального уполномоченного органа и уполномоченного органа в области развития агропромышленного комплекса на основе данных, полученных при проведении почвенных, агрохимических, фитосанитарных обследований земель сельскохозяйственного назначения и мониторинга земель», то есть теринспекциями. К тому же сегодня полноценное почвенное картирование и кадастр остается в НПЦземах. Сейчас акиматам предоставляются функции по контролю за действиями по предоставлению и изъятию земельных участков. А значит, прозрачность и эффективность этой деятельности полностью будет зависеть от личности акима. Но зачастую на местах многое зависит от личностных отношений аграриев и акимов. «Концентрация исполнительских и контролирующих функций в руках акимов может привести к эдакому формированию резерва виноватых. У неугодных акиму аграриев можно будет без проблем изымать землю либо выстраивать удобные местному главе исполнительной власти отношения»,— предполагает возможное развитие событий сельхозпроизводитель из Павлодарской области, попросивший об анонимности.

Особенно такая ситуация вызывает опасения в южных областях, где крестьянские наделы малы, а самих фермеров очень много, да и отношения между ними зачастую регулируются неформальными способами. Остаткам земельного агентства, вошедшим в комитет при Миннацэкономики, предоставляются полномочия по надзору над решениями исполнительных органов. Но маломощный столичный орган трудно назвать полноценной апелляционной инстанцией. По всей видимости, весь поток жалоб польется в Национальную палату предпринимателей, которая имеет право на рекомендательные действия.

При таком раскладе слабо верится в то, что задача сохранения земли как национального богатства для будущих поколений будет реализована.

По мнению академика НАН РК Зайруллы Дюсенбекова, к земле нужен комплексный подход — как к средству производства, но с полноценной экономической оценкой. Для этого необходимы долгосрочные планы использования земель по всей вертикали — от республики до конкретного хозяйства. На низовом уровне, по мнению известного академика, основным документом должен стать проект внутрихозяйственного землеустройства, в котором было бы комплексно расписано именно рациональное использование земли, без снижения ее плодородия. Кроме того, Зайрулла Дюсенбеков убежден, что надо проанализировать сегодняшнюю институциональную структуру и идеологию земельного законодательства.

Несомненно, надо повышать уровень компетенций аграриев с их обучением, с помощью в виде рекомендаций или проектов внутрихозяйственного землеустройства. Но сегодня это связано с дополнительным финансированием, с проблемами эффективности работы НПЦземов, с наличием кадров. Однако предлагаемые подходы требуют анализа и корректировки.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?