Тотем и табу

На экраны отечественных кинотеатров вышла французская социальная драма «Самба»

Тотем и табу

На первый взгляд картина не отличается принципиальной оригинальностью. Это продолжение иммигрантской темы, поднятой в полюбившемся широкой публике фильме «1+1», о поиске взаимопонимания между представителями белого истеблишмента и черной гастарбайтерской среды. Спустя три года французские режиссеры Оливье Накаш и Эрик Толедано возвращаются к наболевшей теме в новом проекте. Если «1+1» — о дружбе двух мужчин, то «Самба» — о любви мужчины и женщины. Место богатого белого паралитика занимает одинокая белая невротичка, которая несчастна, поскольку, по ее собственным словам, она так много уделяла времени работе, что вокруг нее образовалась пустота. Сенегальца Самбу играет знакомый по «1+1» Омар Си, африканец с открытым лицом и располагающей улыбкой. Француженку Эллис — Шарлотта Генсбур, идеально подходящая на роль депрессивной француженки. Генсбур разбавляет политкорректную слащавость чересчур положительного Си европейской сумасшедшинкой.

Оба фильма пытаются доказать, что нелегальные мигранты нужны развитому Западу не только для того, чтобы выполнять низкооплачиваемую грязную работу, которую не хотят делать белые, но и, как говорится, для одинокой западной души. Именно эти, казалось бы, далекие от высоких материй выходцы из третьего мира способны почувствовать тонкий душевный настрой и как психоаналитики помочь решить глобальные экзистенциальные задачи современного образованного европейца. Что это? Циничная утопия? Социальный заказ? Кажется, авторам удается избежать идеологических штампов — ведь они снимают кино про жизнь. Тем не менее подобные вопросы на заднике зрительского сознания (хотя их не стремятся пробудить создатели) все же возникают. Что объединяет героев двух социальных полюсов? Жизненные трудности и одиночество. У нее есть дом, гражданство и антидепрессанты. У него — шанс бороться за выживание в лучшем мире. И еще они оба скромные, стыдливые люди. Неуверенность в себе и стыдливость мешают им идти по головам, в частности по головам друг друга. Или, как сказал умудренный сединами черный аксакал, лететь на свет подобно насекомым-однодневкам. Мысль, что к счастью нет прямых дорог — основа жизненной философии картины. Ею можно объяснить и то, что герои, словно табу, обходят вопрос заключения брака, казалось бы, очевидного и простого решения проблем. Масла традиционализма снова подливает старик-африканец, поинтересовавшийся у неудачливого племянника: что он, мужчина, может предложить женщине? Вопрос хотя и патриархальный, но в описанной ситуации вполне актуально нравственный.

Как отмечают в интервью режиссеры, в современном французском обществе все чаще звучат призывы к очищению Франции, за белую Францию. Подобные мысли авторы фильма считают утопичными и опасными. Ведь современное французское общество полиэтнично и необратимо интернационально. Чтобы показать это, они сняли еще один фильм. Но главная проблема скрывается отнюдь не в цвете кожи, она в ценностных ориентациях, диктуемых обществом потребления.

Вопросы консьюмеризма и меркантильности не должны затмевать важных духовных тем. Все мы живем хлебом, алча пропитания и достойных условий существования. Но не им единым. Проблема и в том, как определить цель, к которой идти, чтобы она не оказалась ложным светом. Точнее, свет один, но светит по-разному. Можно лететь напрямик, следуя животному инстинкту. А можно помнить, что ты человек, который «есть душа». Когда нет тотемов и табу, священного и запретного, свобода выбора остается за человеком. Ему выбирать между добром и злом и ему не избежать этого выбора. Не каждый готов взвалить на себя ответственность. Остается лететь на свет кратчайшим путем, меняя душу на тело, любовь на секс, выбор на потребление. Но все равно не миновать вечного вопроса о соотношении цели и средств ее достижения.

Конец картины остается открытым. Зрителю предоставлено самостоятельно догадываться о дальнейшей судьбе Самбы. Какое имя он назвал жандарму? И куда теперь идет по улице: искать очередную шабашку или же самолет, который увезет его домой? Эллис возвращается в свой мир. Устраивается на высокооплачиваемую работу. Возможно, это собеседование, а может быть, и знакомство с конкурентами. В последнем эпизоде напротив героини сидят ухоженные белые мужчины, которые толком даже не попадались на глаза — за все время, пока шел фильм, зритель вникал в отношения неврастеничных белых женщин с не сложившейся личной жизнью и социально неустроенных цветных мигрантов. Будущие фешенебельные коллеги сидят рядком, отрывая взгляды от своих мобильных устройств. Героиня Генсбур демонстрирует открытую западную улыбку, широкую настолько, насколько позволяют ей внешность и душевный настрой. Кто эти мужчины, почему они сидят напротив героини как оппоненты? Это потенциальные любовники или опасные конкуренты? Они заточены на карьеру или, может быть, сторонники однополых отношений? Все эти вопросы остаются открытыми. Как бы там ни было, ясно одно — любовь ждут новые испытания.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности