Как понравиться инвестору

На фоне общего падения спроса на металлы на VI горнопромышленном форуме «МАЙНЕКС — Центральная Азия-2015» основными темами были геологоразведка и инвестклимат

Как понравиться инвестору

Прошлый год для горнодобывающей отрасли был сложным, в наступившем также пока преобладают тревожные ожидания. Между тем в двух-трехлетней перспективе имеется надежда на некоторый подъем спроса на металлы, особенно цветные. На этом фоне обсуждение темы улучшения инвестклимата, расширения геологоразведки в Центральной Азии носили прагматический характер. На VI горнопромышленном форуме «МАЙНЕКС—Центральная Азия-2015», прошедшем в Астане, говорилось о необходимости усиления прозрачности в процедурах разведки, добычи твердых полезных ископаемых, снижения вовлеченности в эти процессы местных органов власти. Кроме того, последние нововведения в закон о недропользовании, готовящийся проект Кодекса о недрах подогрели интерес инвесторов к геологоразведке в Казахстане.

Китай диктует направление

Описывая отдельные тренды потребления, управляющий директор Bryanston Resources CIS Ральф Новак отметил серьезное влияние Китая на экспорт металлов, сырья из Казахстана. На сегодня в Поднебесной отмечается замедление роста ВВП. Хотя в абсолютном выражении 7% — вполне приличный показатель, по мнению аналитика, он обусловлен ростом производства в Западном Китае, за счет инфраструктурных инвестиций. В целом же тяжелая промышленность Китая сейчас переходит на более высокий уровень, проводится модернизация, направленная на повышение эффективности производства, повышение энергоэффективности, уменьшение загрязнения окружающей среды.

«Это вызывает определенные осложнения с потреблением, стоимость производства и труда растет. А есть правило, что если какая-то страна начинает индустриализироваться, то импорт обуславливается строительством, потом — машиностроением, авиастроением и после — хай-теком. Китай уже подошел к этапу переключения на высокотехнологичную индустрию, поэтому и сырье потребуется соответствующее. На сегодня Китай все еще выступает крупным потребителем стали, но постепенно выходит из этой роли. Переключение на более высокотехнологичные сектора потребует больше марганца, титана, хрома, меди»,— считает управляющий директор Bryanston Resources CIS Ральф Новак.

По его мнению, после 2018 года ожидается рост потребления Китаем и в целом по миру хрома, в 2016 году начнется рост цен на медь. Между тем рост цен на медь другие аналитики прогнозируют в 2017–2018 годах. Высказываются мнения, что картину мирового потребления металлов могут значительно изменить развивающиеся страны, в частности Индия.

На финансирование программ геологоразведочных работ на 2015-2019 годы в РК из республиканского бюджета запланировано порядка 120 млрд тенге

Биржевые аналитики более осторожны в прогнозах, но также ожидают увидеть свет в конце тоннеля. По данным партнера ScholzvonGleich Стефана Шольца, за последние два-три года на различных биржевых площадках общее количество частных сделок осталось тем же, что и раньше, но стоимость снизилась по сравнению с венчурным и акционерным капиталом. При этом количество сделок по слияниям и поглощениям снизилось, но при этом за последние два года количество отмененных сделок также снизилось, а число заключенных сделок увеличилось.

«Рынки горнорудного, горно-металлургического сектора за эти три года двигались в боковом тренде. Но тренд все же идет вниз. Большое давление было на компании с малой капитализацией. Они потеряли до 80 процентов стоимости. Алюминий, железная руда, медь, золото шли вниз с определенной волатильностью. Все это влияет на возможности компаний для финансирования. Кто будет инвестировать в компанию, которая за последние два-три года потеряла часть стоимости? Частные инвесторы были очень осторожны. Все ждут, когда тренд пойдет вверх. Потому что деньги есть. А большие инвесторы не могут вкладывать в средние и мелкие компании, потому что они просят 1–2 млн долларов, тогда как для больших инвесторов нижний порог — 20 млн долларов. Для многих компаний, прижатых к стене, единственный выход — чтобы акционеры вложили свои средства. Это возможно при дисконтированном предложении»,— проинформировал Стефан Шольц. По его сведениям, на рынке за последний год-два заметна активность в сделках по слияниям и поглощениям в секторе горно-металлургических компаний, поскольку так легче выживать.

Его поддержала старший менеджер по СНГ и Азии Лондонской фондовой биржи Юна Нечаева: «Цены на основные металлы, нефть сейчас находятся под давлением. По всему миру в этом секторе привлечение капитала идет медленно. Если в 2011 году было привлечено более 12 млрд долларов, то в 2013, 2014 годах — не больше 2 млрд». Однако г-жа Нечаева отметила беспрецедентное количество сделок по привлечению небольшими компаниями на площадке альтернативных инвестиций AIM.

Конкурировать за инвестиции

«Бонусные платежи как платежи за месторождение до начала добычи во многих странах отсутствуют. Любопытно — сколько страна получает этих бонусов и сколько страна недополучает инвестиций из-за этих бонусов. Рекомендуется пересмотреть эти бонусы в отношении их влияния на экономику»,— полагает ведущий горный специалист отдела политики Всемирного банка Бубакар Бокум. Кроме того, он отметил недостатки администрирования фискального законодательства, в частности неточные трактовки законов, порой чрезмерно сложных для понимания.

«Деловой климат Казахстана пока не воспринимается как идеальный. Причины в основном следующие: система классификации запасов несовместима с международной, бонус коммерческого обнаружения, высокая административная нагрузка, обязательства по соблюдению казахстанского содержания и кажущийся уровень коррупции»,— перечисляет генеральный директор международной компании Wardell Armstrong Russia Юлия Бойко. По ее мнению, все это настораживает инвесторов, в последние годы растет обеспокоенность со стороны регуляторов ЕС, Канады, США, Австралии — в этих странах зарегламентировано все. По мнению зарубежных предпринимателей, в Казахстане эти критерии представлены не в полной мере. Хотя при этом признаются огромные усилия государства в формировании бизнес-климата, в приближении к мировым стандартам законодательства о недрах, упрощении процедур получения прав на недропользование. «Тем не менее на каждой стадии прохождения проекта необходимо согласование с властями, что может нести риски для “неэтичных практик”. Надо, чтобы деятельность осуществлялась не только по законам страны, в которую прибыл инвестор, но и по законам той страны, где находятся штаб-квартиры компаний, ведущих разработки ТПИ. Нормальному западному бизнесу нужна такая поддержка, сотрудничество, которые никак не влекут за собой социальные угрозы в коррумпированности сторон, в неэтичном ведении бизнеса»,— заметила Юлия Бойко.

Устранить эти проблемы, по мнению эксперта, можно посредством соблюдения лучших практик и стандартов, начиная с кодекса JORC до ISO, который скоро пополнится антикоррупционным стандартом ISO-37001. Но, кроме того, нужно соблюдение процедур бизнес-этики, с выполнением требований законов и тех стран, из которых прибыли инвесторы.

Исполнительный директор АГМП Николай Радостовец, озвучивая предложения ассоциации по проекту Кодекса о недрах, также затронул вопросы налогообложения и дистанцирования от местных органов власти. А именно, по его словам, надо зафиксировать верхний предел налогооблагаемой базы, выше которого ни при каких условиях государство не должно повышать налоги. В целях снижения злоупотреблений АГМП предлагает предоставлять право на разработку месторождений той компании, которая вела разведку. «Кроме того, мы хотели бы добиться получения документов для недропользователей из одного окна. Причем чтобы Министерство по инвестициям и развитию независимо от согласования с МИО решало все вопросы само. Инвестор, сдав документы, в течение одного-двух месяцев получает конкретное решение. Именно такой подход позволит избежать коррупционных схем, теневых отношений, чем приблизит нас к мировым стандартам»,— заявил на форуме г-н Радостовец.

В геологоразведку вложат

Неблагоприятно сказываются на инвестклимате и низкие темпы восполнения сырьевой базы, разведки новых месторождений. Затраты на геологоразведочные работы составляют лишь три доллара на один квадратный километр, тогда как в Канаде эти затраты — 203 доллара, в Австралии — 167 долларов.

Между тем заместитель председателя комитета геологии и недропользования Министерства по инвестициям и развитию РК Акбатыр Надырбаев заявил, что на финансирование программ геологоразведочных работ на 2015–2019 годы в РК из республиканского бюджета запланировано порядка 120 млрд тенге. «Бюджетное финансирование на 2015 год составляет 17,2 млрд тенге, из них на региональные геологические исследования — 15,2 млрд в этом году. Дополнительно в рамках государственной программы “Нурлы жол” на проведение геологоразведки выделено 6 млрд из Национального фонда, в том числе на поисково-оценочные работы на твердые полезные ископаемые — 2,1 млрд, бурение опорно-параметрических скважин на углеводородное сырье — 2,1 млрд тенге»,— перечислил г-н Надырбаев.

Кроме того, уровень технологичности уполномоченный орган намерен поднять посредством предоставления инвесторам месторождений в обмен на технологии. Заявки будут приниматься уже с апреля. Всего планируется выставить на разведку путем аукциона около 100 участков. «В июне мы планируем начать регистрацию заявок и с июля уже начать процесс прямых переговоров уже по упрощенному австралийскому методу. В настоящее время Министерство по инвестициям и развитию РК уже готовит всю необходимую информацию, в том числе по тем территориям, которые будут выставляться на конкурс»,— проинформировал министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев.

Как уточнил директор департамента недропользования Министерства по инвестициям и развитию Тимур Токтабаев, апробировать австралийский метод будут на двух-трех пилотных участках из разряда малоизученных, которые будут разбиты на блоки по 2 кв. км. Ставку планируется установить порядка 2 тысяч долларов за блок плюс ежегодные 10 тыс. долларов в качестве рабочей программы контракта. «Сегодня срок заключения контракта на разведку — 18 месяцев, или 540 дней. Мы хотим сократить срок до 25 дней, то есть в 18 раз. А после принятия нового кодекса о недрах сократить срок до трех дней»,— сообщил Тимур Токтабаев.

В течение полутора лет планируется оцифровать все имеющиеся документы по месторождениям, для того чтобы недропользователи на сайте в режиме онлайн могли выбирать участки, подавать заявки на разведку, добычу. «Все эти меры, уже принятые и планируемые, снижают серьезную волокиту, бюрократию и улучшают условия для инвесторов и недропользователей»,— подчеркнул министр МИР Асет Исекешев.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?