Закон джунглей

Закон джунглей

Минюст разработал новый закон об оценочной деятельности. Документ получился скандальным и резонансным: его не поддерживает не только большинство участников этого рынка, но и их клиенты. Причем если деятельность оценщиков будет парализована, это отразится на работе массы других компаний финансового сектора.

Причин недовольства несколько. Во-первых, оценщик перестает быть физическим лицом, человеком. Законопроект устанавливает, что оценщиком может быть только организация, в состав которой будут входить специалисты-оценщики. Иными словами, лицензию будет получать компания, а люди — проходить сертификацию. Различие в терминах огромное, поскольку у субъекта лицензирования, будь то человек или организация, ответственности больше, чем у владельца сертификата. То есть выезжать на место и осматривать имущество будет именно человек, однако нести ответственность за неправильную оценку будет компания. Налицо внутривидовая борьба, поэтому компаниям придется раскошелиться на обучение специалистов, на разработку и внедрение систем контроля над качеством их работы. Это все, конечно, похвально, но даже не это главное. Можно привести аналогию: представьте, что теперь по решению суда, если вдруг где-то пойман коррупционер, имущество конфисковывалось бы не только у него лично, но и у его родителей, потому что они вырастили плохого сына. Кроме того, оценщики, которые сейчас работают по патенту ИП, должны будут сбиваться в стаи — образовывать ТОО или же трудоустраиваться в существующие компании. Это означает повышение тарифов для клиента, так как ТОО несет определенные организационные затраты и налоги у них другие.

Далее законопроект предлагает создать компенсационный фонд, который будет выплачивать деньги по искам клиентов, если суд признает оценку сфабрикованной. Здесь недовольство в том, что эта модель нерабочая: никто не хочет платить за чужие ошибки. К тому же если финансовые претензии возникнут к «большой четверке», никакой фонд не поможет, так как суммы претензий могут запросто перекрыть объем фонда. В-третьих, государство решило структурировать оценочный рынок, который в данный момент (до принятия нового закона) состоит из частных лиц и компаний.

При новом законе все оценочные компании должны будут в обязательном порядке стать членами общественной организации — СРО, такие появятся по одной в каждой области. После чего будет создана национальная СРО — как объединение региональных палат.

Проблема в том, что если сейчас оценщики имели право выбирать себе СРО, то теперь их закрепощают — они будут обязаны приписаться к СРО по месту жительства. И никакого тебе Юрьева дня. Это грозит тем, что, первое, СРО перестанут бороться за членов и станут формальными, так как оценщики и так к ним придут, и второе — возникнут неправильные центры влияния. Если СРО работало над качеством своих членов, помогало им во всем, к нему тянулись, такое СРО становилось мощным лоббистом интересов рынка, поскольку в его состав входило много игроков этого рынка. Сейчас же получится так, что самыми крупными СРО станут Астана и Алматы — из-за большого числа региональных участников, и они будут давить своим весом на периферийные СРО. И не факт, что наиболее массовые СРО будут реально работать на благо клиента.

А кроме того, участники рынка боятся, что новый закон дает СРО огромные полномочия, например лицензировать компании-члены, делать экспертизу оценочных отчетов. Это чревато тем, что возникает конфликт интересов между отдельными участниками СРО. Возникают искушающие коррупционные схемы. Кресло руководителя СРО будет «медом намазано» — все будут пытаться сделать так, чтобы его возглавил «свой» человек. В общем закон джунглей — оценщики будут поглощены внутренними разборками, а клиенты получат более высокие расценки на оценку, качество которой вовсе качественно не улучшится.

Читайте тему номера: Как бы доктор не залечил

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности