Однажды в Казахстане

Эклектика — так можно охарактеризовать фильм режиссера Саламата Мухаммеда-Али «Весь мир у наших ног», пожалуй, один из самых зрелищных отечественных кинопроектов

Однажды в Казахстане

На экраны отечественных кинотеатров вышел фильм «Весь мир у наших ног», продукт более чем трехлетней работы команды специалистов во главе с режиссером Саламатом Мухаммедом-Али и генеральным продюсером Дауреном Мусой. Для обоих проект явился дебютом в большом кино: г-н Мухаммед-Али ранее был известен как клипмейкер, г-н Муса же пожинал лавры в бизнесе и общественной деятельности. Тем не менее о подобном дебюте мечтает, пожалуй, любой киношник — в фильме снялся десант заокеанских звезд, таких как Арманд Ассанте, Питер О’Тул, Боло Йенг, Дон Уилсон. Казахстанские актеры, принявшие участие в фильме, также далеко не безызвестны отечественному зрителю, в особенности Карлыгаш Мухамеджанова, полюбившаяся аудитории и в «Возвращении в А» Егора Кончаловского, и в «Сказе о розовом зайце».

О наших по-американски

Фильм позиционируется как приключенческая экшен-драма. В основе сюжета — переплетение судеб гангстера Мусы (Арманд Ассанте) и служащей казино Алии (Карлыгаш Мухамеджанова). Обаятельный злодей Муса, большой поклонник классической музыки, красивых женщин и изощренных убийств, привыкший получать желаемое по первому требованию, сталкивается с непреклонностью молодой девушки, и жизнь последней круто меняется, погружая Алию с головой в жестокий мир криминала. Вместе с возлюбленным на заднем сиденье авто с полным долларов чемоданом в руках поднаторевшая в стрельбе и боевых искусствах Алия бежит прочь, пытаясь скрыться от вездесущего ока и длинных рук Мусы, который, в свою очередь, вступает в кровавое противоборство с соперничающим гангстерским кланом, крайне заинтересованным в содержимом чемодана. А как мы все хорошо знаем из американских блокбастеров, такие истории далеко не всегда заканчиваются хеппи-эндом, ну а если и заканчиваются, то явно не для всех участников драмы.

Сравнение с американским блокбастером не случайно: «Весь мир у наших ног» хотя и был снят казахстанцами о казахстанцах, выглядит типичнейшим американским боевиком девяностых годов. Невообразимо крутые казахские гангстеры своим имиджем и манерой поведения частью напоминают мексиканских бандитос, частью — итальянских мафиози. Темнокожий опасный тип, появляющийся в одном из эпизодов, конечно же, крайне мускулист, маскулинен и не сдержан на язык, как и подобает бронкскому гангста, пусть и попавшему на другой конец света — в пыльные задворки казахстанского миллионника. Усиливают впечатление «американскости» очень хорошо знакомые постсоветскому кинозрителю реплики, обильно приправленные традиционной фразой плохих парней «сукин сын». В эти моменты в ушах так и звучит до боли знакомый гнусавый голос переводчика из девяностых…

Однако сквозь упомянутую «американскость» прорывается что-то до боли родное, знакомое, казахстанское, даже, пожалуй, казахское — в пейзажах залитых центральноазиатским солнцем индустриальных окраин с ухабистыми дорогами, в лицах и мимике персонажей, роли которых исполняют наши актеры, в двух великолепных истериках героини Карлыгаш Мухамеджановой, напоминающих крик раненой волчицы и пронизывающих ощущением неизбывной тоски. Вообще, складывается впечатление, что две команды актеров, заокеанская и отечественная, сыграли каждая по-своему, хоть и в рамках единой стилистической направленности голливудского блокбастера. И надо признать, что подобная эклектика дает весьма интересный эффект. Создается впечатление, что при всей своей заграничной атрибутике история, показанная в фильме, могла случиться именно в Казахстане. То есть могла случиться она, конечно, где угодно, в любой стране, где есть расслоение общества, мафия и прочие прелести обратной стороны капитализма, но случиться именно так, с таким, если можно так выразиться, надрывом она могла только здесь.

Любовь и кровь

Еще один любопытный пример эклектики данной картины — сочетание жестокости, местами ужасающей, и какой-то романтической целомудренности взаимоотношений. Крови в фильме действительно очень много, и местами на ум невольно приходит ассоциация с шедеврами неистового Тарантино. Оторванные части тела, дымящиеся раны и использование неподходящих предметов для нанесения увечий — всего этого в картине предостаточно, вплоть до того, что некоторые сцены своей жестокостью могут шокировать и даже вызвать отвращение и у искушенного зрителя. Опять-таки в славных традициях голливудских блокбастеров ряд кровавых сцен подан и под пикантным и даже под комическим соусом. Это и привлекательные женщины, затянутые в кожу и валящие злодеев очередями из ручных пулеметов, кокетливо удерживаемых в одной руке. И глуповатые злодеи, нелепо гибнущие, несмотря на огромную мышечную массу и владение сверхсовременным оружием. И на фоне всего этого — история любви, которую герои несут с собой с детства, история несколько наивная и довольно примитивно романтизированная, хотя и не доходящая все же до слащавости. Притом что оба главных героя — отнюдь не смущающиеся студенты, а лица, знакомые с криминальным миром не понаслышке. В этом плане на ум приходит ассоциация со знаменитым «Сказом о розовом зайце», где чувства главного героя так же наивны, и это несмотря на то что все обстоятельства в течение фильма склоняли его к цинизму. Возможно, причины такой любопытной эклектики кроются в особенностях национальной ментальности.

Не осрамимся на Западе

Стоит отметить отличную операторскую работу, которая, кстати, была признана и в Голливуде: оскароносный продюсер Грэй Фредериксон оценил ее как «блестящую». Молодой оператор Павел Казаков действительно справился со своей работой на все 20 из 10: можно с уверенностью заявить, что видеоряд поистине завораживающий. Характерная для отечественных картин зацикленность на крупных планах в фильме успешно преодолена. Ощущение взгляда на происходящее сквозь объектив кинокамеры в фильме сведено к нулю, и зритель имеет возможность полностью сосредоточиться на перипетиях сюжета.

Как говорится в рецензии телеканала «Россия 24», «Весь мир у наших ног» — «это первый для Казахстана кинопроект, который может претендовать на широкий зарубежный прокат». Задача ознакомления с фильмом международного зрителя ставилась и продюсером Дауреном Мусой, который, по его словам, был озабочен также поднятием имиджа Казахстана в мире. «Такие фильмы, которые в правильном свете показывают нашу страну, должны быть,— делится г-н Муса. — До этого времени, на мой взгляд, не было ни одного такого фильма». По мнению г-на Мусы, на Западе, помимо прочего, должны увидеть, что наша страна является развитой, что и у нас люди ездят на дорогих иномарках, пользуются высокими технологиями. Можно поспорить о ценности этого знания в головах заграничных обывателей, однако можно отметить, что данная задача в фильме выполнялась последовательно и массированно. Пара сцен в течение фильма, судя по всему, не имели иной смысловой нагрузки, помимо демонстрации красивых небоскребов Астаны и великолепного курорта Боровое. Впрочем, учитывая высокое значение развития туристического потенциала страны, неоднократно подчеркивавшегося чиновниками,— почему бы и нет.

Итак, на экраны страны вышла очень неплохая отечественная картина и, похоже, крепкий середнячок по голливудским меркам. Достаточно неправдоподобная, достаточно глобализированная, чтобы быть интересной самой широкой аудитории. Очень динамичная, с отличной картинкой и нескучным сюжетом. С попыткой обращения к так называемым «вечным» темам, в целом удавшейся в той мере, в какой это необходимо блокбастеру для того, чтобы показаться проникновенным, но не наскучить зрителю. И, видимо, прав российский кинодраматург и сценарист Олег Макаров, заметивший, что авторам «удалось создать свой сюрреалистичный мир, живущий по жестким, инстинктивным законам современности». По крайней мере, современная отечественная кинематография нуждается в таких фильмах. Хотя бы для того, чтобы доказать: она, казахстанская кинематография, существует.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики