Инфляция на денежном рынке

Высокие ставки денежного рынка, призванные защитить курс национальной валюты, достигли своей цели: ситуация с тенговой ликвидностью стабилизировалась

Инфляция на денежном рынке

«Этого не может быть, это ошибка, возможно, это доля отрасли в ссудном портфеле»,— не поверила мне глава Народного банка Умут Шаяхметова, когда я спросила у нее, почему, несмотря на поддержку государства, по данным Национального банка, средние ставки по кредитам обрабатывающей промышленности в декабре превысили 16%, а в январе — 22%, причем ставки номинальные. В это действительно трудно поверить, потому что даже в разгар кризиса ни одна из отраслей экономики (возможно, за исключением торговли) не кредитовалась под столь высокий процент, сравнимый со ставкой вознаграждения по потребительским займам. Г-жа Шаяхметова резонно заметила, что банки не кредитуют предприятия по таким высоким ставкам просто потому, что те их «не потянут», то есть такой дорогой кредит заведомо невозвратный.

Ошибки в статистике Нацбанка, конечно, могут быть допущены. Вместе с тем даже ошибочная информация по одному конкретному показателю не отменяет основного тренда последнего времени — роста стоимости денег по всем направлениям кредитования, начиная со второй половины 2014 года. И еще один настораживающий факт: в прошлом году замедлилось кредитование — с 14% в 2013‑м до 7,5%. Всплеск объема кредитов в феврале можно объяснить переоценкой валютных займов по новому курсу (см. график 1).

Финансы температурят

Отметим, что почти вся обрабатывающая промышленность кредитуется по условиям государственных программ. По «Дорожной карте бизнеса-2020», которая предусматривает субсидирование ставок, конечному заемщику деньги должны обходиться не дороже, чем под 7%. По программе освоения средств Национального фонда номинальная ставка еще ниже — 6%. Правда, по госпрограммам существует ограничение на кредитование оборотки, и можно предположить, что короткие займы на пополнение оборотных средств, выдаваемые банками за счет своих денег, стоят дороже, что оказывает влияние на средневзвешенные ставки.

В 2014 году минимальная стоимость денег для обработки сложилась в июне — 9,4% годовых, затем начался рост, как уже выше говорилось, до декабрьского максимума в 16,6%, и еще выше ставки были в январе нынешнего года (см. график 2).

Горнодобывающей отрасли, несмотря на отсутствие официальной поддержки со стороны государства, что совпадает с задачей правительства уйти от сырьевой зависимости, банковские займы обходятся дешевле, чем всей экономике. Такому положению дел есть несколько объяснений. Во-первых, несмотря на нестабильность на товарных рынках и падение цен на нефть и металлы, все же сырьевые компании остаются для банков наиболее привлекательными заемщиками — с понятными денежными потоками, залогами, достаточно прозрачной бухгалтерией, а значит, банки закладывают минимальный размер риска в маржу. Во-вторых, имея валютную выручку, горнодобывающие корпорации могут привлекать валютное же финансирование. Ставки по кредитам в СКВ ниже, чем в тенге, чему тоже есть объяснения: валютное фондирование банкам обходится дешевле, да и дефицита валюты в структуре обязательств банков при высоком уровне долларизации депозитной базы (56% на 1 января) не наблюдается. Нефтянка и горная металлургия в Казахстане, очевидно, еще долго будут оставаться национальными заемщиками номер один, хотя долгосрочное финансирование сектор исторически привлекал на мировых рынках капитала.

В целом, как мы видим на графиках 3 и 4, стоимость тенговых кредитов выросла для физических лиц и особенно для компаний. Иностранная валюта остается достаточно дешевой для юрлиц, но подорожала для населения, притом что банки платят за депозиты в СКВ все меньше: с 1 января 2015 года КФГД установил рекомендуемую ставку по валютным вкладам на уровне 3%, прежняя — 4% годовых — действовала с апреля до конца 2014 года. Многие банки предлагают процент по валютному депозиту ниже рекомендуемой ставки (здесь действуют рыночные спрос и предложение), более того, если договор по вкладу пролонгируется в связи с истечением срока, банк может самостоятельно, без согласования с клиентом, установить более низкую ставку по сравнению с первоначальной.

Банкам сегодня выгодно предоставлять своим клиентам именно валютные займы по вышеназванным причинам. В начале года в Казахстане разразился скандал: некоторые банки отказались давать ипотечные кредиты в тенге, а клиенты не хотели брать валюту — в январе ажиотаж в связи с ожидаемой девальвацией достиг пика.

Растет спрос на тенге, и банки повышают ценовое предложение на тенговые депозиты (см. график 5): при рекомендуемой ставке КФГД в 10% средневзвешенные ставки на тенговые вклады по банковскому сектору на начало года превысили 11%. БВУ платят даже за вклады компаний «до востребования» до 3,5%, хотя еще в 2009 году ставка была ниже одного процента по тенговым вкладам и на нулевом уровне — в СКВ.

Из одного источника

Проблема нехватки тенговой ликвидности банковского сектора нарастала в течение всего прошлого года, сначала из-за февральской девальвации, а затем из-за дальнейших девальвационных ожиданий, которые достигли наивысшей точки к февралю 2015 года — со второй половины 2014 года ускорилась долларизация депозитов. Дефицит тенге выявил еще одну проблему — очень узкую базу фондирования БВУ, где депозиты составляют более 60% и являются чуть ли не единственным источником кредитования (см. график 6).

До прошлого года значительное фондирование — дешевое и длинное по срокам — банки получали от пенсионных фондов, которые обладали достаточной ликвидностью и в условиях нехватки качественных эмитентов и рыночных инструментов могли поглотить практически любой объем облигаций. В негосударственные бумаги в начале 2013 года, накануне слияния НПФ, было вложено более четверти всех ПА — 812 млрд тенге, плюс 325 млрд тенге размещены на депозиты банков под низкие проценты (в одном из крупных НПФ в 2011 году мне рассказывали, что материнский банк платит 0,01% за депозит объемом 1 млрд долларов).

ЕНПФ начал активно размещать свои активы в банковские инструменты только во второй половине 2014 года. По оценке Halyk Finance, с сентября по январь 2015 года единый фонд инвестировал в долгосрочные облигации банков около 340 млрд тенге и 547 млрд тенге — в долгосрочные депозиты. Банкам дали «длинные» деньги, но далеко не дешевые. Ценообразование ЕНПФ имеет свои особенности: деньги получает тот банк, который больше заплатит: минимальная цена — инфляция плюс. Как сообщил Национальный банк, по итогам прошлого года «инвестиции в финансовые инструменты БВУ осуществлялись с доходностью 9,03%». Например, Народный банк, по словам заместителя председателя правления Даурена Карабаева, не привлекает депозитов ЕНПФ ввиду особенностей ценообразования. «Мы считаем, что оно недостаточно диверсифицирует банки по уровню рейтинга»,— поясняет он. Многие банки считают, что дорогие деньги ЕНПФ можно размещать только в экспресс-кредиты, где высокие ставки полностью их окупают. Косвенно подтверждает это мнение рост выше рынка розничных банков: например, ссудный портфель kaspi bank вырос за 2014 год на 18%.

Горнодобывающей отрасли, несмотря на отсутствие официальной поддержки со стороны государства, банковские займы обходятся дешевле, чем всей экономике 

Еще один источник фондирования — денежный рынок, где ставки держатся на стабильно высоком уровне с конца прошлого года. Индикаторы рынка репо в середине декабря достигали 111% (TONIA) и 54% (TWINA) годовых. В конце марта ставки снизились до 14 и 10% соответственно. По своп-операциям (тенге — доллар) ставки Национального банка в конце прошлого и начале 2015 года составляли 15%, затем упали до 14%. Как заявил глава Нацбанка Кайрат Келимбетов на совещании финансового сектора 19 марта, в начале апреля НБРК планирует снизить ставку заимствования до 12%. Он объяснил, что высокие ставки сняли ажиотаж на валютном рынке, спрос на тенге снизился. Как пояснил г-н Келимбетов, в декабре прошлого года Нацбанк предоставлял до 500 млрд «однодневных» тенге, сейчас снизил свое участие до 35–55 млрд тенге.

Национальный банк как регулятор отдал приоритет защите национальной валюты. Высокие ставки сняли спекулятивное давление на тенге. Скорее всего, это кратковременный эффект: даже отказавшись от одномоментной девальвации, Нацбанк не может не видеть, что дальнейшего ослабления тенге не избежать. Но, скорее всего, оно не будет шоковым, как в прошлом году. Можно сказать, что регулятор сыграл против банков, просивших проведения девальвации, а также дешевых длинных денег. Однодневные займы под высокие проценты совершенно не устраивают игроков, но пока это один из наиболее доступных источников тенговой ликвидности.

«Ситуация с тенговой ликвидностью с начала года стабилизировалась, мы не можем сказать, что она улучшилась, но она стала предсказуемой, хотя ликвидность остается ограниченной. Для роста кредитования хотелось бы, чтобы объем тенговой ликвидности был бы больше. Нацбанк в основном использует операции репо и валютные свопы. Они остаются очень короткими по срокам и довольно дорогими по ставкам. Пожелание банков состоит в том, чтобы ставки были более доступными, от этого зависит и спрос на кредиты, и их стоимость для конечного заемщика, а также экономическая активность в стране. По свопам — чтобы сроки удлинялись, здесь мы больше говорим о фондировании в тенге. Национальный банк рассматривает наши предложения, но пока решений нет. К сожалению, доступными остаются краткосрочные предложения денежного рынка»,— так ответил г-н Карабаев на вопрос «Эксперта Казахстан», как решается вопрос с дефицитом тенге.

Деньги, получаемые банками под высокие ставки, еще более дорожают по пути к заемщику. Дорогие короткие деньги могут осваивать только высокомаржинальные сектора, каким было строительство до кризиса и пока остается торговля. Компании за счет таких кредитов могут пополнять оборотку, но не инвестировать в основные фонды, что тормозит их развитие. Узкий рынок капитала, по существу в Казахстане это только банки, отсутствие возможности привлечь деньги на фондовом рынке, новая политика инвестирования пенсионных активов — все это ставит под сомнение планы по росту экономики. Не решает проблему и помощь государства: как мы убедились, обрабатывающая промышленность, поддерживаемая бюджетными деньгами, вынуждена платить за деньги банков по высоким ставкам. Хотя, конечно, остается надежда, что Нацбанк действительно что-то напутал.

Статьи по теме:
Политика и экономика

В поиске стабильности

Канада заинтересована в еще более тесном сотрудничестве с Казахстаном, но на предсказуемых условиях

Спецвыпуск

Недра, о которых забыли

Еще не пройдя ценовой кризис, горнодобывающий сектор страны на полном ходу входит в ресурсный

Казахстан

Музыка нас связала

В казахстанский прокат вышла весенняя комедия «Оралман из Питера» — творческий кинодебют композитора Армана Дуйсенов и клипмейкера Алена Ниязбекова

Люди и события

Восточные мудрецы и восточные красавицы

После долгого перерыва в Кастеевке возобновил свою работу зал искусства Востока