Служение обществу

Развитие благотворительности в РК должно сопровождаться снижением социальной нагрузки на бизнес

Служение обществу

Согласно исследованию, проведенному по инициативе британской международной благотворительной организации Charities Aid Formation в 2014 году, Казахстан занял 101‑е место среди 135 государств по показателю, который измеряет достижения стран мира с точки зрения отношения их населения к благотворительной помощи. Этот рейтинг оценивает только частную благотворительность, и поэтому многие эксперты склонны утверждать, что его итоги в целом не отражают состояние филантропии в республике. Но это не должно обнадеживать — наша страна все еще плетется в хвосте, уступая в разы гораздо более бедным государствам Центрально-Азиатского региона (см. таблицу).

По ту сторону благотворительности

В чем причина столь невысоких позиций в рейтинге? У нас есть образцы всего того, что сейчас существует на Западе: частные и корпоративные фонды, фонды местных сообществ, частные пожертвования и пожертвования сотрудников компаний. Другой вопрос, что все это пока не носит массового характера. В числе основных причин неэффективности благотворительности называют отсутствие закона, регулирующего эту сферу, отсутствие стимулов со стороны государства, например, низкий уровень налоговых послаблений — преференций, грантов и каникул, формальный характер большинства благотворительных организаций, а также высокий уровень недоверия населения к благотворительным фондам.

«Основная причина неэффективности благотворительности в Казахстане заключается в том, что законодательство РК содержит недостаточно положений, стимулирующих благотворительность. Нормы, существующие в отечественном налоговом законодательстве, недостаточно систематизированы и не вполне последовательны. Так, например, коммерческие компании могут вычесть из своего налогооблагаемого дохода стоимость пожертвований в размере до трех процентов от своего налогооблагаемого дохода. В случае превышения данного порога донорам приходится платить налог с суммы пожертвования, что ставит их в невыгодное положение. А для физических лиц, жертвующих деньги или имущество на благо общества, и вовсе не предусмотрено никаких льгот»,— отмечает руководитель Центра некоммерческого права (ICNL Kazakhstan) Айгуль Каптаева.

Председатель комитета социальной сферы и социального партнерства Национальной палаты предпринимателей (НПП) Казахстана Талгат Доскенов на одном из заседаний палаты отметил, что по разным оценкам казахстанских и зарубежных экспертов казахстанцы ежегодно жертвуют 150–400 млн тенге, или 2,2 млн долларов, при этом более двух миллиардов тенге уводятся бизнесом «в тень», хотя при определенных условиях могли бы быть использованы в том числе и в благотворительных целях. «Сегодня только 0,5 процента казахстанцев занимаются благотворительностью в классическом ее понимании. Для большинства из них понятие милосердия сводится к милостыне, передаче ненужных вещей в детские дома и так далее»,— резюмировал глава комитета НПП.

При этом г-н Доскенов уточнил, что в Казахстане только 10% городского населения делают пожертвования на благотворительные цели, еще 20% участвуют в волонтерской деятельности, 30% населения оказывают мелкую помощь нуждающимся. «Для сравнения, в США благотворительностью занимаются около 90 процентов американцев, объем пожертвований на благотворительность стабильно превышает два процента ВВП страны»,— подчеркнул Доскенов.

По доброй воле

В большинстве стран для филантропов принято создавать благоприятные налоговые условия, а также публично признавать их заслуги перед обществом. Как правило, в первом случае речь идет о выведении из налогооблагаемой прибыли компаний сумм, пожертвованных на благотворительные цели, во втором — о присуждении госорганами особых наград, почетных званий и иных знаков отличия за заслуги в области благотворительности.

В Казахстане формально государство заинтересовано в развитии благотворительности и предпринимает постоянные попытки, чтобы вывести эту сферу на новый уровень. Иногда даже личным примером: президент страны Нурсултан Назарбаев на днях вручил общественному фонду «ДОМ» и Фонду развития государственного языка по 300 тыс. долларов, которые были получены им в качестве гонорара к премии мира «Шелковый путь». «Эти средства, конечно, не решат всех проблем. Но их передача является сигналом для нашего общества, чтобы оно обращало больше внимания на благотворительность»,— сказал глава государства.

Кроме того, уже на протяжении нескольких лет в парламенте РК разрабатывается законопроект «О благотворительности», стимулирующий всех граждан и бизнес независимо от вида деятельности заниматься этой сферой деятельности. «Три года мы с этим законом работаем,— сказал на круглом столе, организованном аналитической группой “Кипр”, Николай Кузьмин, депутат мажилиса, член комитета по финансам и бюджету. — Принятие законопроекта не повлечет негативных правовых и социально-экономических последствий и позволит привлечь в данную сферу значительные небюджетные материальные и финансовые средства». При этом он подчеркнул, что главной целью этого документа является правовое регулирование общественных отношений между организациями, занимающимися благотворительностью, получателями помощи и государством.

Правда, работа над проектом нашла своих критиков. В частности, руководитель общественного фонда «ДОМ» Аружан Саин отметила, что прежде всего законопроект должен решать задачу мотивации коммерческих компаний заниматься благотворительностью, а это может быть достигнуто только через налоговое стимулирование, что приведет к повышению заинтересованности у предпринимателей к этой деятельности. Но представленный законопроект никаких поощрительных стимулов для бизнеса не дает, кроме присуждения государственных наград и почетных званий. «Важно, чтобы закон был направлен на развитие сферы благотворительности, а не на излишнее администрирование»,— добавила г-жа Саин.

Ее мысль подхватил и Талгат Доскенов, который убежден, что нынешняя система взимания налогов с благотворителей не стимулирует бизнес, а, наоборот, отпугивает его от оказания помощи нуждающимся. «Мне как бизнесмену невыгодно помогать учебному заведению, потому что с меня снимается налог»,— пояснил он.

Двусторонний процесс

Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, Аружан Саин предлагает тем людям, которые тратят на благотворительность 5% от своего годового дохода и более, сделать бонус в виде освобождения хотя бы от налога на транспорт. «Вместо этого в законопроекте есть такие положения, которые не очень согласуются с деятельностью благотворительных организаций. Например, в статье 3 сказано про “принципы гласности”, но у нас есть много компаний и даже частных фондов, которые категорически против публикаций именно о своей благотворительной деятельности. Также в законопроекте написано, что не допускается незаконное вмешательство государства в дела субъектов благотворительности, а благотворителей в дела государства, но тогда получается, что мы не сможем вмешиваться в законотворчество или в работу Министерства здравоохранения или образования?» — недоумевает Аружан Саин.

Бакытгуль Ельчибаева, исполнительный директор ОФ «Фонд местных сообществ Енбекшиказахского района», говорит, что она не против подробной отчетности по поводу предоставляемых средств, на которую ориентирован законопроект, но чтобы это распространялось и на государственные деньги — от акиматов, министерств, «Самрук-Казыны», национальных компаний и прочих структур.

Попытки принять закон «О благотворительности» в Казахстане предпринимались как минимум дважды за последние десять лет, отмечает Айгуль Каптаева. В итоге эксперт убеждена, что они ни к чему не привели по причине излишней декларативности законопроектов и отсутствия в них реальных механизмов и стимулов для развития благотворительности. «В идеале закон должен создавать баланс между льготами, предоставляемыми благотворительным организациям, и обязанностями, которые они должны выполнять. Во всем мире благотворительные организации пользуются специальным привилегированным статусом, а взамен они должны демонстрировать более высокий уровень управления и прозрачности. Поэтому мы надеемся, что в разрабатываемом законе “О благотворительности” будут предусмотрены не только новые обязанности для благотворительных организаций, но и дополнительные льготы и стимулы,— отмечает г-жа Каптаева. — Для повышения эффективности благотворительности в Казахстане необходимо как минимум: во-первых, повысить размер вычета с налогооблагаемого дохода с трех до десяти процентов, во-вторых, предоставить право вычета не только юридическим, но и физическим лицам и, в-третьих, рассмотреть возможность внедрения процентного механизма, когда каждый налогоплательщик сможет направлять определенный процент (обычно один-два процента) из своего уплачиваемого налога в выбранную им благотворительную организацию. Такие механизмы давно успешно работают во многих странах Европы».

В беседе с «Экспертом Казахстан» директор консалтинговой компании Almagest Айдархан Кусаинов сказал, что законопроект разрабатывали с точки зрения государственного управления. Например, человек хочет и может кому-то помочь, а ему навязывают принцип «прозрачности и гласности». В правовом поле с появлением закона появится много обязательств и никаких преференций. «Закон о благотворительности должен содержать прямые стимулы для такой деятельности. В первую очередь финансовые стимулы в виде максимального освобождения благотворительной деятельности от налогов. То есть государство не должно зарабатывать на благотворительности (допустим, НДС с пожертвований) и должно считать благотворительность общественно полезным и нужным обществу деянием, позволяя включать его в затраты,— подчеркивает наш собеседник. — Без таких прямых стимулов закон о благотворительности принимать нельзя, да и он, по сути, никому не нужен. Любой закон — это ограничение, хотя бы потому, что там появляются определенные формулировки. Благотворительность — понятие очень тонкое и эфемерное, его нельзя ограничивать и сужать. На это можно пойти в том случае, если такие ограничения будут значительно компенсироваться привилегиями».

Повысить интерес населения к филантропии помимо некоммерческих организаций и государства мог бы сам бизнес. Компании, например, способны стимулировать своих сотрудников к участию в этой деятельности. В этом случае бизнес решает и собственные задачи — улучшает репутацию и заручается общественной поддержкой. Такой формат активно работает на Западе. Там распространены такие механизмы, как организация сбора пожертвований на рабочем месте, групповая волонтерская деятельность, работа «лицом к лицу» со школьниками или несовершеннолетними правонарушителями в качестве наставника, общественного защитника, членство в общественных организациях, краткосрочная работа на условиях полной занятости в роли «директора напрокат». Эта форма особенно выгодна в условиях кризиса.

К примеру, сотрудники английских компаний нередко сами инициируют благотворительные акции в пользу, например, больницы или НПО. Компании к собранным работниками средствам добавляют свои. Бизнес также поощряет сотрудников, которые один день в месяц или квартал проводят занятия в общественных школах. Для бизнеса такие формы филантропии не только менее ресурсоемки, они еще и свидетельствуют о переходе компании на определенную ступень корпоративной благотворительности.

Конечно, после всего вышесказанного возникает естественный вопрос: что мешало за двадцать с лишним лет принять соответствующее законодательство, которое стимулировало бы меценатство и благотворительность в Казахстане? Работу стоило бы начать не с продвижения понятия «социальная ответственность бизнеса», которое до сих пор по-разному понимают во власти, в обществе и в самом бизнесе, а с введения налоговых послаблений для тех, кто занимается благотворительностью и меценатством. Будет ли это отражено в разрабатываемом законопроекте, пока неизвестно.

Поднять компетенции

Президент Arman Holding и независимый директор Фонда развития предпринимательства «Даму» Серикбай Бисекеев уверен, что благотворительность будет эффективнее только в том случае, если люди осознают, что помогать можно не только деньгами, но и всевозможными другими незатратными способами. «Мой девиз по жизни: необразованность и отсутствие квалификации и компетенции — это бедность, и, наоборот, наличие этих вещей — это благосостояние. Однако многие казахстанские предприниматели не желают делиться своими знаниями и опытом с другими»,— считает он.

- Глава государства Нурсултан Назарбаев неоднократно говорил о том, что усилия политиков должны быть направлены на искоренение бедности. В своих интервью вы часто говорите, что бороться с бедностью нужно через знания. Расскажите об этом.

- Для начала следует признать, что бедный человек в большинстве своем необразован, слишком ограничен в своих суждениях, занимается делом, которое ему не нравится, и непрофессионален. Чтобы начать бороться с бедностью, необходимо в первую очередь заняться профессиональным образованием людей. Я все-таки убежден, что люди смогут стать более счастливыми и свободными, когда станут востребованными и квалифицированными специалистами, влюбленными в свой труд. Вместе с тем не секрет, что работа далеко не всегда становится источником радости, часто она не приносит даже финансового благополучия. Вот и получается, что в безрадостные часы, проведенные в офисе, человек успевает погрустить в ожидании конца рабочего дня, исполнить свои служебные обязанности без особого рвения и получить зарплату, которая точно не становится «синонимом счастья». Такое отношение к своей работе нужно кардинальным образом менять, и это зависит от самих людей. К примеру, не так давно был проведен опрос, где выяснилось, что у большинства людей четко не прописаны цели и тем более нет программы по достижению их, а как можно без планирования достичь чего-либо?

Следующее мое предложение заключается в том, чтобы начать организовывать вебинары с лучшими спикерами мирового уровня, идеи которых вдохновляют миллионы людей на перемены в жизни. Организовать такую встречу не составляет никакого труда, так как на помощь приходит интернет. Но никто этого не делает, к сожалению. Даже учитывая тот момент, что организовать вебинар намного дешевле, чем привезти иностранного специалиста в Казахстан, как это делают многие компании и университеты. Я же на своем сайте провожу подобные вебинары, а также читаю лекции в разных университетах. Кроме того, записываю видеоролики с лучшими предпринимателями, экспертами, которые отвечают на вопросы нашей аудитории. Таким образом, стараюсь сократить пробелы в компетенциях и сподвигнуть к самостоятельному решению проблем своей жизни. Потому что, как правило, люди на постсоветском пространстве постоянно ждут готовых решений и помощи от государства. В свое время я, к примеру, никогда и ничего у государства не просил, почему бы людям не начать самим отвечать за свою жизнь? Я сейчас являюсь независимым директором Фонда развития предпринимательства «Даму» и вижу, что ни в одной стране так не помогают предпринимателям, как в Казахстане. Этим нужно смело пользоваться. Однако из-за того, что многие не верят в то, что стать успешным и финансово независимым возможно в наших реалиях, в полной мере не пользуются предлагаемыми программами. Чтобы изменить ситуацию, как я уже говорил, людей нужно мотивировать, показывать истории успешных людей, вдохновляя ими.

- Не так давно было проведено исследование, что от 22 до 25 процентов молодежи РК хотели бы покинуть страну и переехать в другое государство. Основными причинами такого решения они называют низкие заработные платы и невозможность полной реализации своего потенциала внутри Казахстана. Какие меры необходимо предпринять для того, чтобы молодежь не старалась покидать страну?

- Я думаю, что для того, чтобы молодежь желала оставаться здесь, желала рожать детей и прочее - нужно всего лишь создать лучшие, чем где-либо, условия. По такому пути пошел Сингапур, такая же восточная страна, как и Казахстан. К примеру, там на самом деле очень легко открыть бизнес, это можно сделать за несколько часов через интернет; создана лучшая инфраструктура в мире для того, чтобы молодежь оставалась в стране или возвращалась после учебы, она понимает, что такую благоприятную среду в мире мало где встретишь, и тем более приятно вернуться на родину с новыми знаниями для развития страны. В Сингапуре не обременяют инвесторов чрезмерными налогами, привлекают в страну лучших специалистов в своих областях. Там созданы все условия для получения хорошего образования и работы. А добились они всего этого, даже не имея природных ресурсов.

В Казахстане же остро стоит проблема коррупции, которая также является сильным сдерживающим фактором не только развития, но и эффективного использования человеческого капитала. Поэтому зачастую многие государственные программы не приносят значимых результатов. Но  есть и успешные примеры, к примеру программа «Болашак». Теперь необходимо для этих людей, получивших образование в ведущих вузах мира, создать в стране среду, чтобы им хотелось здесь оставаться: возможность реализации, создания семьи, то есть те условия, которые они видели за рубежом.

- Не секрет, что из-за тяжелых условий в сельских населенных пунктах люди вынуждены переезжать в крупные города в поисках лучшей жизни. Как исправить эту ситуацию?

- Пока мы не начнем отправлять на села квалифицированных специалистов, пока у нас не будет качественного образования в школе, которое позволит после ее окончания поступить в любой международный университет, мы не сможем изменить эту ситуацию. Пора уже создавать эти условия. Сейчас работает программа «С дипломом - в село!», но нужна ее прозрачность и осознание, что без села мы не построим счастливую страну.

Для этого нужно подумать, какие условия мы сможем этим специалистам там предоставить, какую зарплату им будут платить и где они будут, собственно, жить. В действительности все упирается в инфраструктуру. Сколько лет государство получало сверхдоходы от нефти, что мешало все это время строить и развивать страну? У Казахстана должна быть своя собственная стратегия, где будет четкое понимание, в чем наше конкурентное преимущество, а не пытаться тратить деньги лишь для того, чтобы освоить бюджет.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?