Хотели как лучше

Сельхозпроизводители просят приостановить изменения в Налоговом кодексе, вступившие в силу с начала года, как усложняющие и без того непростую деятельность аграриев

Хотели как лучше

Два года обсуждались поправки в Налоговый кодекс в различных рабочих группах, общественных объединениях. Самые сложные и непопулярные изменения касались темы увеличения налогов в контексте рационального использования земель. Сельхозпроизводители всячески противились повышению платежей за землю. Разработчики законопроекта терпеливо им объясняли, что предлагаемые нововведения аналогичны мировым тенденциям, что налоговая нагрузка в аграрном секторе занижена. А поскольку сельхозпроизводство с каждым годом крепнет, получает все больше субсидий, то пришло время подкорректировать и налоговую политику в АПК. В частности, ликвидировать несправедливую диспропорцию между налоговой нагрузкой у крестьянских, фермерских хозяйств и юридических лиц. Мелкие сельхозпредприятия платили налогов примерно в 4–5 раз меньше, чем средние и крупные. Для убедительности приводились расчеты наподобие следующих. По данным за 2011 год, при среднем размере земельного участка в 532 га одно среднестатистическое крестьянское хозяйство за год оплачивает налоги в размере 36 098 тенге (или в пересчете на один гектар — 67 тенге). При среднем размере землепользования в 7 434 га одно среднее юридическое лицо сельхозпредприятие за год оплачивает налоги в размере 3 043 000 тенге (или в пересчете на один гектар — 409 тенге). При этом общий объем налогов, собранных в сельском хозяйстве, крайне незначителен в общеяй массе по стране. В 2013 году собрали налогов порядка 5 трлн тг, а от сельхозпроизводства поступило 28 млрд тг — 0,56%. Вообще, что первый, что второй аргумент весьма сомнительны. Понятно, что рентабельность в малых и крупных хозяйствах разная, отличаются и виды господдержки. Самое же забавное то, что сектор АПК, который во многих странах воспринимается как дотационный, у нас рассматривается как серьезный источник пополнения бюджета.

Вместе с тем основным мотивом разработчиков повышения платежей за землю было стремление вовлечь в оборот неиспользуемые земли, заставить нерадивых хозяев посредством вменения им огромных налогов отказаться от участков «про запас». Дополнительным интересом являлось стремление упорядочить многообразие форм хозяйствования с максимальным переходом в ТОО. Минсельхоз как мог противостоял упорному натиску финансовых и фискальных ведомств при обсуждении поправок, но идея увеличения налоговых поступлений перевесила. В итоге с 1 января 2015 года непопулярные нормы были введены. Но мало кто осознавал, что они станут настолько непопулярными. Уже прозвучало несколько выступлений на аграрных совещаниях, прошло совещание в НПП РК. Крестьяне требуют приостановить действие новых поправок в налоговом кодексе.

Новый ЕЗН — не тот, что раньше

Основные изменения сосредоточены в статье 439 Кодекса «О налогах и других обязательных платежах в бюджет». Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам налогообложения» от 28 ноября 2014 года вводится ряд кардинальных изменений. В частности, вносятся изменения в условия работы по применению специального налогового режима (СНР) для крестьянских или фермерских хозяйств.

В отличие от старой нормы, когда СНР мог применять любой крестьянин, по новому закону вводятся ограничения по площади. Для Акмолинской, Актюбинской, Восточно-Казахстанской, Западно-Казахстанской, Карагандинской, Костанайской, Павлодарской, Северо-Казахстанской областей — 3 500 га; Атырауской, Мангистауской областей — 1 500 га; Алматинской, Жамбылской, Кызылординской, Южно-Казахстанской областей — 500 га, в районах, расположенных на землях пустынных и предгорно-пустынно-степных почвенно-климатических зон (Бетпак Дала, пески возле озера Балхаш),— 1 500 га. Кроме того, необходимо одновременное соблюдение еще двух условий: КХ и ФХ осуществляют исключительно виды деятельности, на которые распространяется данный специальный налоговый режим; 3) не являются плательщиками налога на добавленную стоимость.

«Специальный налоговый режим для крестьянских или фермерских хозяйств предусматривает особый порядок расчетов с бюджетом на основе уплаты единого земельного налога и распространяется на деятельность крестьянских или фермерских хозяйств по производству сельскохозяйственной продукции, продукции аквакультуры (рыбоводства), переработке сельскохозяйственной продукции, продукции аквакультуры (рыбоводства) собственного производства и ее реализации, за исключением деятельности по производству, переработке и реализации подакцизных товаров»,— говорится в 439 статье административного кодекса. Этот самый особый порядок расчетов означает то, что вместо пяти налогов: ИПН, платы за эмиссии в окружающую среду, земельного налога и платы за пользование земельным участком, налога на транспортные средства, налога на имущество, уплачивается лишь ЕЗН. Единый земельный налог исчисляется на основе оценочной стоимости земельного участка, в зависимости от площади и с применением коэффициентов. Формула расчета с шагом в 500 га сохранилась, а коэффициенты выросли. Ставка ЕЗН по пашне выросла в 1,5 раза, по пастбищам и сенокосам — в 2 раза. Кроме того, местные органы власти могут накинуть свою надбавку — не более 50%. Все вместе дает фантастический рост налога. Руководитель сельхозпредприятия, применяющего специальный налоговый режим, из Северо-Казахстанской области говорит: «По сельхозпредприятиям, то есть юрлицам, применяющим СНР, исключена семидесятипроцентная льгота за пользование земельными участками и по земельному налогу. Плата увеличена в 5 раз. По постановлению 2003 года применяется увеличивающий коэффициент 1,2. По решению местного аккаинского маслихата применяется также увеличивающий коэффициент 1,5. В итоге получилось, что я в 2014 году платил 110 тыс тенге, а в 2015 надо заплатить уже 1 миллион 714 тыс тенге! То есть рост в 15,4 раза. Это называется поддержкой сельхозпроизводителей?»

Норма о запрете на иные виды деятельности при работе по ЕЗН вообще противоречит сельскому укладу жизни 

Ограничения по площади, по данным комитета по управлению земельными ресурсами, не должно было серьезно повлиять на настроения крестьян, поскольку эти предельные размеры взяты на основе средних размеров хозяйств. В актюбинской области зарегистрировано КХ и ФХ с площадью до 3,5 тыс. га порядка 97,5%, в ВКО — 97,5%, в Алматинской с размерами до 500 га — около 99%. Однако статистика отражает площадь всех сельхозугодий, без разбивки на пашню, пастбища, сенокосы. И если 3,5 тыс. га пашни под зерновыми или масличными — это совсем не мало и повышение налогов должно быть подъемным, то в случае пастбищных угодий этих 3,5 тыс. га хватает на выпас 293 голов КРС. При низкой рентабельности повышение отчислений велико.

«Из 9,2 миллиона сельхозугодий — 7,7 млн — пастбища, а пашня — 7%. У нас полупустынная и пустынная зона — урожайность низкая. Не то что косить, пасти сложно. Ограничения по площади надо рассматривать в зависимости от видов деятельности. И вообще проблему рационального использования земель надо решать через земельных инспекторов, через сокращение времени возврата неиспользуемых участков. А так получается, что земельные вопросы переложили на налоговиков»,— недоумевает фермер из Актюбинской области.

Конечно, сразу возникает мысль о том, что надо более крепкое хозяйство раздробить на несколько мелких. Но быстро это сделать невозможно, поскольку зачастую земля в залоге. Кроме того, резкое увеличение числа налогоплательщиков если и приведет к росту налогов, то явно снизит эффективность сельхозпроизводства. Курс на мелкотоварное производство при нынешнем направлении на укрупнение хозяйств, по меньшей мере, странный.

По мнению аграриев, норма о запрете на иные виды деятельности при работе по ЕЗН вообще противоречит сельскому укладу жизни. «Как можно было додуматься до исключения “прочей деятельности”? У нас часто встречаются колхозные хозяйства, которые занимаются зерном, и у них есть мельница, пекарня. Так вот по новым правилам, чтоб попасть под ЕЗН, крестьянин должен печь только из своего зерна. Если же оно кончилось и надо зерно докупить, то сразу он выпадает из ЕЗН. Раньше по «иной деятельности» просто платили отдельные налоги. Теперь придется останавливать мельницу и пекарню. Не говоря уже о том, что крестьяне помогали друг другу — вспахать, посеять, привезти, дорогу почистить. Теперь что? Повышенных налогов не предусмотрено, сразу исключение из плательщиков ЕЗН»,— возмущается крестьянин из Костанайской области. Занятие «иными видами» деятельности на селе носит социальный характер. Коллективные или фермерские хозяйства могут содержать баню или магазин, или парикмахерскую. Теперь эти направления надо оформлять отдельно, с сопутствующей бюрократией, платежами.

Если же хозяйства не отвечают требуемой триаде «не превышение площади, узконаправленная деятельность, неплательщик НДС, то они обязаны перейти на общеустановленный порядок или специальный налоговый режим на основе упрощенной декларации. А это приведет к увеличению налоговой нагрузки по предварительным подсчетам в 4 — 10 раз. Крестьянские, фермерские хозяйства при переходе на общеустановленный порядок вынуждены оплачивать увеличенный в 5 раз земельный налог, плату за пользование по земельным участкам сельскохозяйственного назначения, ИПН с доходов, НДС, социальный налог, плату за эмиссии в окружающую среду.

При этом хозяйства окажутся в худшем положении, нежели юридические лица, занимающиеся сельским хозяйством, поскольку для юрлиц, применяющих специальный налоговый режим, законодательством сохранены нормы по уменьшению КПН и НДС на 70%, тогда как крестьянские и фермерские хозяйства обязаны платить по полной, без льгот.

Добавления с увеличениями

Ко всему прочему добавляются расходы на уплату социального налога, ограничения по доходам при уплате НДС. «Нас выкидывают из крестьян и записывают в ИП. Сравнивают с торговлей! Каждый месяц нам надо платить соцналог, а с чего? Сезонное же производство, осенью доход будет. Сейчас надо платить 2 МРП за работающего. Если у крестьянина 500 га, то на них где-то 20 работающих, всего 40 МРП — это более чем в 10 раз увеличение по соцналогу. А если превысим объемы производства в 59 млн тенге, то придется платить НДС на общих основаниях, без льгот. Из чего брать зачет — у нас нет зачета по НДС. У нас покупного мало — семена, ГСМ, львиная доля — зарплата»,— сокрушается фермер из ВКО.

Забыли, видимо, разработчики и про переходный период от ЕЗН к общеустановленному режиму. В законе нет переходных положений по переносу убытков, отнесения на вычеты расходов, понесенных в предыдущем году, и т.д.

Словом, пока результаты введения Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам налогообложения» исключительно негативные. Крестьянам, имеющим превышения по площади, уже приходят уведомления из налоговых. Исправить несоответствия новым условиям аграрии быстро не смогут. А значит, последует перевод коллективных и фермерских хозяйств на общеустановленный режим, со значительным ростом фискальных выплат. В зависимости от рентабельности ожидается 5–10-кратное увеличение налоговой нагрузки, социального налога. Кроме того, значительно усложняется отчетность, возникает необходимость ведения бухучета, подачи деклараций по ИПН. Крестьяне больше всего опасаются, что могут последовать аресты счетов как раз накануне посевной. Хорошо, если все негативные ожидания вызваны нелюбовью к переменам, нежеланием платить возросшие налоги. Но хуже, если все обернется более серьезными последствиями, которые потом придется преодолевать очередным финоздоровлением. Хотя и потсфактум, но надо серьезно проанализировать грядущие изменения в экономике сельхозпредприятий, вызванные законом. И по результатам обратиться в парламент с требованием о срочном принятии мер в виде моратория на штрафы либо приостановлением действия отдельных статей.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики