Дискуссия об оттенках серого

Легализация параллельного импорта может замедлить развитие внутреннего производства на территории стран — членов ЕАЭС

Дискуссия об оттенках серого

Сегодня в интеграционных органах Евразийского экономического союза идут горячие дискуссии: обсуждается возможность легализации так называемого параллельного импорта. Пока на территорию союза нельзя завезти брендовые товары в обход официальных дистрибьюторов, которые имеют право на торговый знак — таково требование регионального принципа исчерпания прав интеллектуальной собственности, принятого государствами ЕАЭС. «Эксперт Казахстан» несколько раз писал об этом (см.expertonline.kz/a12841/, expertonline.kz/a13278/). В конце февраля представители ЕЭК и Национальной палаты предпринимателей встретились с казахстанскими бизнесменами, чтобы выслушать их мнение и рассказать о своих предложениях по изменениям в Договор о ЕАЭС, касающихся исчерпания прав интеллектуальной собственности при пересечении границ. Спор между участниками встречи о том, какой принцип лучше — региональный, международный либо гибридный, подразумевающий отдельные изъятия из регионального принципа, велись в кулуарах между официальными представителями товаропроизводителей и «параллельными импортерами», а также на пресс-брифинге после совещания.

Так, директор департамента таможенного администрирования НПП РК Алихан Мамбеталин отметил, что Палата предпринимателей поддерживает международный принцип исчерпания прав как создающий лучшую конкурентную среду для малого бизнеса. «Ни бизнес, ни потребитель не должны быть ограничены интересами транснациональных корпораций. Мы видим, что региональный принцип исчерпания прав стал инструментом давления на малый бизнес. Когда в страну заходит крупная корпорация, она начинает диктовать свои условия: цены, товарную линейку, что ограничивает выбор для потребителя»,— сказал он.

Оппонировал ему президент российской Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники Александр Онищук. Он видит в параллельном импорте «больше зла, чем добра»; разрешить его, по его мнению, значит стимулировать бизнес «перепродажников» и тормозить развитие внутреннего производства. «Мы в РФ достигли серьезных успехов благодаря тому, что легализация “параллельного” импорта не была в свое время проведена. Мы превратились из рынка перепродажников в рынок производителей. Почти все телевизоры, почти все холодильники, стиральные машины, которые продаются сегодня в России, произведены в России. Сегодня во главу угла нужно ставить не столько интересы перекупщиков, сколько стратегические задачи нашего союза по построению понятной и передовой промышленной политики»,— подчеркнул он.

Примирить сторонников и противников может гибридный принцип исчерпания прав: именно такой механизм предлагает ввести рабочая группа ЕЭК. Подробнее о нем «Эксперту Казахстан» рассказал Тимур Сулейменов.

Гибрид всех удовлетворит

— Тимур Муратович, не могли бы вы коротко ознакомить наших читателей с предметом дискуссии? Почему именно сейчас возникла тема «параллельного» импорта?

— Немного предыстории. В 2010 году, когда было принято решение о создании Единого экономического пространства в развитие к уже существующему Таможенному союзу, одним из ключевых аспектов стала охрана и защита прав интеллектуальной собственности; было разработано Соглашение о единых правилах и принципах охраны и защиты прав интеллектуальной собственности. На тот момент в трех странах — членах ТС существовали различные системы: в Беларуси и России — национальный принцип исчерпания прав, в Казахстане — де-факто международный, при котором любой импорт брендовых товаров из любой страны не требует согласования с правообладателем, зарегистрировавшим свой торговый знак внутри страны. Национальный либо его вариант — региональный  принцип диктует следующее: при ввозе не правообладателем, а параллельным импортером на территорию страны, условно говоря, сумки от «Шанель» (при условии, что «Шанель» зарегистрировала свой товарный знак в Казахстане) нужно получить разрешение на ввоз и свободное обращение этого товара от правообладателя. Такая достаточно жесткая система защиты прав интеллектуальной собственности обоснована: создание и раскрутка брендового товара требуют больших инвестиций, интеллектуальных и прочих затрат.

В последнее время в связи с изменением социально-экономической ситуации обсуждается возможность либо отмены такой системы, чтобы любой импортер мог свободно завозить товар, либо изменения правил. Антимонопольные органы убеждены, что таким образом можно существенным образом снизить цены.

— Как сказал на пресс-брифинге представитель НПП г-н Мамбеталин, ни в одной стране не существует того или иного принципа исчерпания прав в чистом виде. Вы также говорили о гибридном принципе. Что это значит?

— Действительно, сейчас все чаще звучат призывы к поиску гибридных механизмов, которые позволяют сделать некие исключения из общего принципа исчерпания прав по отдельным товарным позициям. Либо, наоборот, перейти к полному международному принципу исчерпания прав, когда все завозится свободно, но по некоторым товарным позициям действует региональный принцип исчерпания прав, и такой импорт должен согласовываться с правообладателем. В любом случае региональный принцип — это норма Договора о ЕАЭС, новации должны быть приняты через изменения в договор. Это долгий путь: предложения должны проходить через все органы интеграции: коллегию, совет, высший совет, затем ратифицированы парламентами стран. Мы сейчас направили сторонам, я говорю о финансово-экономическом блоке комиссии, которая среди прочих курирует и вопросы интеллектуальной собственности, предложение, суть которого в следующем. Сохраняется региональный принцип исчерпания прав в качестве базового, действующий по умолчанию. Один из органов интеграции, будь то Совет ЕЭК либо Межправительственный совет на уровне премьер-министров, наделяется полномочиями делать изъятия из регионального принципа исчерпания прав.

«Сейчас все чаще звучат призывы к поиску гибридных механизмов, которые позволяют сделать некие исключения из общего принципа исчерпания прав по отдельным товарным позициям»

Это может быть та или иная группа товаров, например запчасти к автомобилям, бытовая химия и тому подобное. По ним будет действовать международный принцип исчерпания прав, соответственно согласовывать их ввоз с правообладателем не нужно. Этому должна предшествовать тщательная работа антимонопольных органов совместно с ведомствами, ответственными за экономическую, промышленную, торговую политику. В процессе расследования выясняется, имеют ли место завышение цен, монопольные действия, нечестная конкуренция и так далее. Затем это предложение вносится, и один из органов интеграции — какой именно, будет определено дополнительно — принимает решение о разрешении параллельного импорта по отдельным товарам. Это предложение вместе с проектом изменений в договор комиссия направила правительствам, и сейчас мы ожидаем ответа. Только после внесения изменений в Договор о ЕАЭС может быть начата конкретная работа по определению категорий товаров, на которые будет распространяться международный принцип исчерпания прав.

Антимонопольные органы, в чьем ведении находятся эти вопросы, в качестве основных категорий товаров называют уже упоминавшиеся мною выше автозапчасти, алкоголь, бытовую химию. Вокруг этих ключевых товарных групп, скорее всего, и будут идти дискуссии. Законодательно этот вопрос будет решен не ранее следующего года. Процесс не быстрый.

— Как правообладатели относятся к возможности отмены запрета на параллельный импорт?

— Естественно, производители и официальные дистрибьюторы против. Вообще приводится огромное количество аргументов «за» и «против». В частности, товар, предназначенный для рынка Арабских Эмиратов, может существенно отличаться по своим характеристикам от товара, который предназначен для России, Беларуси, Армении или рынка Казахстана. Есть вопросы, связанные с защитой прав потребителей, то есть гарантийным и постгарантийным обслуживанием. Есть вопросы маркировки на соответствующем языке страны и так далее. Либерализация тех или иных мер государственного регулирования — например, снижение ставки пошлины — далеко не всегда приводит к удешевлению товара. Это аргументы министерств экономики и промышленности, с одной стороны. Есть еще и аргументы антимонопольного ведомства — с другой. Антимонопольный блок настаивает на переходе на международный принцип исчерпания прав. Экономический, торговый, промышленный блоки — сторонники регионального принципа. Нам нужно выработать баланс между этими двумя диаметрально противоположными точками зрения.

Пока звучат предложения черно-белого характера: либо полностью сохранить региональный принцип исчерпания прав, либо полностью перейти на международный принцип. На мой взгляд, черно-белого в нашей жизни мало, поэтому нужно искать компромисс. Мы сегодня говорили об этом на совещании, и наше предложение нашло отклик как у сторонников международной системы, так и сторонников регионального принципа исчерпания прав. Бизнес обычно мыслит конкретными категориями. Предпринимателю, который ввозит автозапчасти, нет дела, что будет с минеральной водой, и наоборот: импортерам элитного алкоголя не интересны проблемы ввоза запчастей. Если при сохранении регионального принципа исчерпания прав какие-то конкурентные искажения мы сможем исправить точечными изъятиями, то есть по ним будет действовать международный принцип исчерпания прав, я думаю, мы сможем удовлетворить бизнес.

Завозить или производить

— Каков опыт других стран в отношении параллельного импорта?

— Мы взяли в качестве образца Евросоюз, где, как и у нас, действует региональный принцип исчерпания прав. В разных странах по-разному, но большинство стараются защитить своего внутреннего инвестора, своего производителя, в том числе с помощью принципа исчерпания прав.

— Каким образом?

— Есть тарифные барьеры, то есть таможенные пошлины. И есть не тарифные, в частности соответствие техрегламентам. А есть еще один способ регулировать внешнеэкономическую деятельность — это право интеллектуальной собственности. Если мы хотим развивать внутреннее производство, нужно использовать все три инструмента. Легализация параллельного импорта означает значительное увеличение импорта. Импортозамещение и увеличение импорта — взаимоисключающие понятия. Помимо того, что мы имеем на данный момент, нужно думать о том, что мы хотим видеть в будущем. Да, сегодня у нас не локализовано или в недостаточной степени локализовано производство холодильников или телевизоров, или компьютеров, но у нас есть планы по развитию такого производства. Для этого нужно создавать условия. Можно дать дешевую землю, подвести инфраструктуру, дать налоговые послабления, натурные гранты, освободить от проверок. Но, на мой взгляд, арсенал должен включать все возможные инструменты, и если для наукоемких производств право интеллектуальной собственности является значимым аспектом в принятии инвестиционного решения, нужно помочь в этом инвесторам, дать им инструмент защиты интеллектуальной собственности. Например, Казахстан с 17‑миллионным населением, разбросанным по огромной территории, и не очень хорошей инфраструктурой — это трудный рынок для инвестиций. 17‑миллионная Голландия, вся пересеченная дорогами,— это прекрасный рынок. Поэтому в нашем инструментарии по привлечению инвесторов мы должны иметь более широкий набор инструментов.

— Вы сами за легализацию параллельного импорта?

— И как эксперт, и как потребитель я считаю, что должен быть комбинированный принцип, предполагающий введение по отдельным категориям товаров международного принципа исчерпания прав. Причем это не должно быть однократное действие: ввели один раз и навсегда. Мы предлагаем наделить один из интеграционных органов полномочиями пересматривать изъятия из регионального принципа исчерпания прав, исходя из конкурентной ситуации на конкретном товарном рынке — например, при необоснованном росте цен, чтобы те или иные категории ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности. — «ЭК») могли завозиться в «параллельном» режиме. Это более гибкий, грамотный и достаточно быстро реализуемый ответ на эти вызовы. Иногда даже опасения возможных действий государства влияют отрезвляюще на тех, кто так или иначе нарушает условия конкуренции или пользуется своим привилегированным положением. Даже то, что мы сейчас внесли на рассмотрение возможность введения международного принципа исчерпания прав по автозапчастям, сразу подействовало на официальных представителей брендов.

«Падения цен в разы не произойдет, нужно уж совсем на знать реальности, чтобы ждать, что разрешение «параллельного» импорта удешевит все товары, снизит инфляцию и так далее»

— У меня как потребителя возникает такой вопрос: если брендовые товары будут завозить неавторизованные представители, а проще говоря, кто попало, будет ли у меня уверенность, что я приобретаю оригинальный товар?

— Нет, не будет. В целом это зависит от вас и от добросовестности продавца. Есть товары, которые легко, скажем, идентифицировать как оригинальные, те же автомобили, например. Но есть группа товаров — компьютеры, планшеты, сотовые телефоны, где трудно отличить подделку. В этом суть дискуссии. Понятно, что иногда официальные представители устанавливают более высокие цены на товары по сравнению с неофициальными, но они гораздо больше дают нам как потребителям: гарантию сервисного обслуживания, гарантию подлинности товара, отсутствия вредных излучений, примесей, ядовитых красок и, наконец, удовлетворение от владения настоящей брендовой вещью. Я считаю, что это крайне важный аспект.

— Особенно это важно для Казахстана, куда везут все мировые бренды производства Китая.

— Для Казахстана большая проблема скорее не «параллельный» импорт, а ввоз контрафакта, и, что бы ни говорили коллеги, при росте «параллельного» импорта будет расти и процентное соотношение контрафактной продукции. Условно говоря, если при ввозе товаров объемом 100 миллионов долларов доля контрафакта составляет пять миллионов, то есть пять процентов, то при объеме импорта в миллиард долларов контрафактная доля вырастет до 50 миллионов долларов. Поэтому к этому вопросу нужно очень осторожно подходить. Нельзя говорить, что потребитель однозначно выиграет от снижения цен. Конечно, каждый делает самостоятельный выбор: кто-то предпочтет переплатить за товар с гарантией подлинности, кому-то безразлично, оригинальная это вещь или нет, для него главное — низкая цена.

В любом случае к этому вопросу нельзя подходить только с точки зрения потребителя. Важнее учитывать интересы внутреннего производителя и создания правильного инвестиционного климата. Падения цен в разы не произойдет, нужно уж совсем не знать реальности, чтобы ждать, что разрешение «параллельного» импорта удешевит все товары, снизит инфляцию и так далее. Да, возможно, упадут цены условно на десять процентов, купим мы телевизор Samsung не за 200 тысяч тенге, а за 180 тысяч, но при этом у компании Samsung не будет никакой мотивации открывать здесь производство и вкладываться в создание рабочих мест. Гораздо дешевле будет завезти товар из Китая или ОАЭ, где рабочая сила дешевле, и быть конкурентоспособным. В результате у нас будут более дешевые товары, удовлетворенный потребитель, но не будет производства на территории.

— Но что-то государство выиграет от «параллельного» импорта, например вырастут налоги?

— Не думаю, что объем налоговых поступлений увеличится. Объясню свои сомнения на таком примере. «Тойота» ввозит автомобили огромными партиями. Это мировой бренд, мировая корпорация с собственным корпоративным управлением, корпоративными политиками, и налоги и пошлины она платит с официальных продаж. Когда то же самое будет делать не всегда прозрачный дилер, то и прибыль, и цена продукции, и, соответственно, налогооблагаемая база также могут быть непрозрачными.

— Россия форсировала обсуждение вопроса о «параллельном» импорте в связи с санкциями Запада?

— Ни в коем случае. Он стоит на повестке дня последние полтора-два года. Да, Россия подняла проблему запрета на параллельный импорт, потому что антимонопольное ведомство обнаружило факты незаконной конкуренции, установления монопольных цен <под прикрытием отстаивания прав на интеллектуальную собственность>. И действительно эти факты имеют место быть, и нельзя оставлять этот вопрос без решения. Поэтому мы предлагаем сбалансированный подход, который учтет и антимонопольные интересы, и интересы внутренних производителей, и создание благоприятного инвестиционного климата.

Фото предоставлены пресс-службой Департамента протокола и организационного обеспечения ЕЭК

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики