Машинно-тракторные страдания

Одним из основных условий динамичного обновления сельхозтехники при мелкотоварном производстве является создание машинно-тракторных станций

Машинно-тракторные страдания

Машинно-тракторные станции (МТС) в последние лет пятнадцать напоминают «летучих голландцев» — то вдруг появляются, то тихо исчезают. Все о них говорят, но их нет как реального элемента структуры АПК. В последние пару лет тема необходимости создания МТС, как точек роста модернизации основных средств, объединения мелкотоварных аграриев, обсуждается все чаще. Но теоретические конструкции до сих пор ни во что практическое не вылились. В прошлом году руководство АО «НУХ “КазАгро”» вновь вернулось к этой теме и создало пилотный проект МТС «Кокшетау». Предприятие успешно работает, прибыльно. Но в нацхолдинге сегодня сменились приоритеты и пока внимание переключено на откормочные площадки.

В то же время ряд экспертов утверждает, что МТС должны быть созданы «снизу» — объединениями крестьян. По их мнению, при отработке сбалансированной по рискам, по доступу к финансам модели, такой тип МТС может действительно объединить крестьян и закрыть их потребности в высокопроизводительной технике. Общим элементом для обеих моделей, кроме денег, является знающий и экономику, и сельское хозяйство руководитель, ориентированный на развитие предприятия, а не на получение сиюминутной прибыли.

Дежавю

Год от года выставки сельхозтехники становятся ярче, масштабнее. Нас уже не удивляют изысканные формы тракторов, комбайнов известных мировых брендов. Проезжая мимо полей, мы уже по цвету определяем марки работающей техники. И даже графики, если не вспоминать о лукавстве статистики, показывают рост обновления машинно-тракторного парка казахстанского АПК. Но все же темпы модернизации слишком низки — порядка 1,8%. «Степень износа сельхозтехники очень высока и составляет около 80 процентов. Доля тракторов более 10 лет эксплуатации составляет около 94 процентов, а доля зерноуборочных комбайнов — 77,7 процента от суммарного количества. Более того, за последние 10 лет количество единиц сельхозтехники увеличилось незначительно, а за последние 20 лет даже сократилось»,— говорится в аналитической записке Гуляйхан Кубаевой из Института экономических исследований.

Если исходить из данных статистики, порядка 28% пашни занимают крестьянские и фермерские хозяйства (соответственно, КХ и ФХ) размером до 1 тыс. га. При таком мелкотоварном производстве покупка новой техники проблематична. В связи с сезонной загруженностью срок окупаемости комбайна, например, дольше, чем рекомендованный срок службы. «Безлошадные» крестьяне вынуждены обращаться за помощью в посевную, уборочную к более богатым соседям. Поэтому вряд ли можно говорить о соблюдении агротехнических сроков, о внесении удобрений, отчего земля истощается, а сами фермеры еле сводят концы с концами, порой разоряются, пополняя ряды социально незащищенных граждан.

Но если есть спрос на технику, то должно было быть и предложение. Попытки создания МТС были и в 2002–2003 годах, затем в 2005–2006‑х. Во втором этапе участвовал и Минсельхоз, предоставляя кредиты, технику в лизинг. Часть таких МТС недолго оказывала услуги мелким фермерам. Несколько МТС существовали довольно долго. Например, в Кызылординской области в 2005 году была организована компания «Дихан», которая выращивала и продавала на экспорт рис очень хорошего качества. Но рядом были и мелкие крестьяне. И тогда инвесторы-учредители рисовой компании создали МТС. «Они помогали крестьянам, у которых наделы по 10, 50, 100, 200 га, обрабатывать землю. В кредит, под будущий урожай предоставляли семена, удобрения, технику. Крестьяне хорошо платили, МТС были прибыльным бизнесом»,— рассказывает бывший генеральный директор ТОО «Агросервис DIHAN» Мурат Мухамадиев. Но, к сожалению, учредителем был соратник Мухтара Аблязова, кредитование шло через БТА банк. Соответственно, открытие уголовного дела и банкротство БТА поставили крест на функционировании DIHAN.

МТС другого типа функционировала в Акмолинской области. МТС «Достык» специализировалась только на уборке. «Мы работали и по Казахстану, и по России. У нас уборка в сентябре, а там с июня начинают убирать на юге озимые. Но потом в России ужесточили закон о прохождении крупногабаритной сельхозтехники по федеральным трассам. Надо было транспортировать на тралах, но это очень дорого. Началась “текучка” механизаторов, комбайнеров — как удержишь их весь год, когда фактически работают от силы пару месяцев. А когда техника не в одних руках, она начинает сыпаться»,— говорит бывший директор МТС «Достык» Хорон Акаев. Ко всему прочему добавились и конкуренты в виде лизинговых компаний, которые оказывали услуги по севу и уборке.

Отметился как создатель нескольких МТС и Рахат Алиев. Но по словам аграриев из Зерендинского района, где базировалось несколько машинно-тракторных станций, менеджмент был неэффективный и вороватый. Поэтому эти МТС тоже недолго жили.

Новый профиль

В марте 2014 года по распоряжению руководства «КазАгро» в Акмолинской области была создана МТС «Кокшетау» на основе государственного частного партнерства. Учредителями стали ТОО «KazMeat» («внучка» АО «НУХ “КазАгро”») с 49% и ТОО «Центр развития предпринимательства “Yмiт”» — 51% (позже эта доля перешла в частные руки ТОО «Нарол»). Учредители сформировали первоначальный взнос в размере 15% от суммы, необходимой на закуп сельхозтехники в лизинг через КАФ. Акимат предоставил в аренду 2320 га земли для выращивания кормовых культур, обещает выделить еще 4 тыс га. Первым траншем МТС получила три мощных трактора, два глубокорыхлителя, один посевной комплекс, опрыскиватель, установили GPS- мониторинг, и сразу закипела работа. Этому способствовало то, что заранее была отработана схема кредитования крестьян через МКО «Есиль», работающее от СПК «Есиль». «Мы договорились с СПК “Есиль”, что их МКО будет выдавать кредиты на обработку, уборку фермерам под залог земли. Причем земля оценивалась хорошо — 15 тысяч тенге за 1 га, с коэффициентом ликвидности 0,85. Деньги перечислялись сразу в МТС в счет оплаты наших услуг. Когда появлялись всходы, крестьянин получал субсидии и погашал часть кредита в МКО, после продажи урожая закрывал остальной долг. Полученную прибыль аграрий мог внести в качестве взноса на покупку в лизинг, также через КАФ, трактора, пресс-подборщика, косилки»,— пояснил директор МТС «Кокшетау» Женис Ахметов.

В первый год работы МТС «Кокшетау» за три месяца выполнила различных работ — посев, дискование, химобработка — на 20 млн тенге. По словам Жениса Ахметова, на 2015 год уже сформирован портфель заказов от фермеров региона на 106 млн тенге, из них на 50 млн тенге были заключены фьючерсные контракты по указанию услуг. Однако обращения продолжаются. Основная причина — ужесточение законодательства при нерациональном использовании земельных участков. «Много было земли, которая не обрабатывалась, хотя и имела хозяина. Сейчас “асфальтовые крестьяне” из Астаны приезжают, просят обработать — боятся, что отберут у них землю или налог высокий начислят из-за нерационального использования. Они не обрабатывают толком, не смотрят за урожаем — ни химизацию не проводят, ни удобрения не вносят. Но сейчас обращений к нам за услугами будет больше. Главное — ввести в оборот земли, которые не работают»,— считает директор МТС «Кокшетау». Создание МТС вызвало в регионе бум заявок на предоставление земельных участков для выращивания сельхозкультур. По словам Жениса Ахметова, на некоторые участки уже имеется по 10–20 претендентов. Люди быстро поняли преимущества готового сервиса, когда не надо думать о ремонте, содержании техники, амортизации, выстраивать отношения с финансовыми структурами «КазАгро».

Безусловно, такой успех пилотного проекта не остался незамеченным в холдинге «КазАгро» и в сентябре прошлого года стали прорабатываться возможности создания МТС в других районах. Но при определенных условиях. Прежде всего, должен был найтись соинвестор проекта, свободные земли для собственной обработки потенциальными МТС, возможность применения аналогичной схемы по кредитованию через МКО под залог земли мелких фермеров и при высоких субсидиях на кормовые — не менее 8 тыс. на 1 га. Из 55 районов Акмолинской, Карагандинской, Костанайской и Северо-Казахстанской областей после двух этапов отбора осталось пять. В декабре прошлого года было принято решение о создании двух МТС. В январе в Карагандинской области были зарегистрированы ТОО «МТС “Жанаарка” и ТОО «МТС “Бухар-Жырау”. Сейчас они берут в лизинг необходимую сельхозтехнику через «КазАгроФинанс». Одновременно собираются заявки на обработку, посев кормовых от фермеров, имеющих неиспользуемые земли в долгосрочной аренде.

Пока казахстанцы раскачиваются, соотносят потенциальные усилия с доходами от подобных проектов, иностранные инвесторы буквально встали в очередь. «Мы приоритет отдаем прежде всего собственным инвесторам. Тем более что базовые элементы проекта отработаны»,— говорит менеджер «КазАгро» Дамир Калдыбаев.

Не все гладко

Изначально планировалось, что по мере становления проекта частные учредители выкупят долю государственной KazMeat в проекте. Однако в случае с МТС «Кокшетау» у фермеров и акимата возникли опасения, что частный инвестор, пользуясь отсутствием конкуренции, повысит тарифы либо переключится на обработку своих земель, набирая в аренду участки. Этот момент в законодательстве не прописан и рыночные отношения предполагают возможность ориентации предпринимателя на спрос. Однако в проекте были использованы бюджетные средства, не закрыт кредит, есть риск невозврата казенных денег.

Кроме того, такая структура весьма зависима от профессиональных и человеческих качеств руководителя. Насколько прозрачно и эффективно он сумеет отстроить работу. «Сейчас остро нужны хорошие организаторы сельхозпроизводства, которые о деле думают, а не о своем кармане. Но на местах сидят чьи-то родственники, знакомые, хоть и не умеют, а работают. В сельхозуправлениях областей, районов есть реестры руководящих работников. Но они никому не нужны»,— считает Мурат Мухамадиев. Такие опасения можно считать вполне обоснованными, если вспомнить прошлый опыт создания МТС в Казахстане.

Между тем существует мнение, что МТС надо создавать снизу — объединить мелких фермеров, которые внесут определенные средства в уставной капитал, соберут деньги на первоначальный взнос в КАФ для приобретения на условиях лизинга техники. Этому процессу важно помочь на уровне акиматов, СПК.

«На юге крестьяне никогда не объединятся. Каждый хочет быть королем. Могут еще объединиться, когда кто-то придет, МТС создаст, технику купит. А они будут услуги заказывать. Но деньги никто не внесет. Там народ как привык жить? Деньги заняли, посеяли, убрали, долг отдали, а на остальное по заграницам ездят, машины покупают»,— считает Мурат Мухамадиев.

С ним согласен и Женис Ахметов. «В случае с объединением фермеров возрастают факторы риска по кредитным обязательствам, будут споры о том, кто сколько техники использует, кто сколько платит. Нужно жестко контролировать расходы и доходы, отчислять на развитие предприятия. Нужен грамотный, сильный менеджмент».

Однако мировая практика показывает, что форм машинно-тракторных объединений может быть великое множество. Они успешно действуют во всех странах мира, в России, Белоруссии. У нас же пока нет жизнеспособного закона о кооперации, о личном подсобном хозяйстве. Надо серьезно проанализировать ошибки, которые были допущены при попытках создать станции, объяснять аграриям выгоду от сотрудничества с квалифицированными организаторами, агрономами. Руководителям же местных исполнительных органов, отвечающим за сельское хозяйство, нужно вводить ключевые показатели эффективности, чтобы отсеять тех, кто работать не хочет или не может.

Модернизация с кооперацией

Советник председателя правления АО «НУХ “КазАгро”» Бауржан Касенов:

— Все новое — это хорошо забытое старое. Но в случае с МТС — не такое уж забытое. В 2006–2007 годах реализовывалась программа по созданию МТС. Идея была хорошая, но исполнение не удалось. Например, в Павлодарской области в трех районах создавали МТС под залог коммунальной собственности акимата области. Нашли в этих трех районах инициативных, энергичных предпринимателей. Предложили им взять в лизинг технику, что они и сделали. Первое время они пытались оказывать услуги крестьянам, но возникали проблемы с оплатой. А кредит гасить надо было. Недолго помучавшись, организаторы МТС взяли сами землю и стали сеять.

Если бы тогда сделали наоборот — собрали бы мелких крестьян, которые вошли бы долями на условиях солидарной ответственности «один участник — один голос», то был бы другой итог. Но, конечно, с активной помощью акиматов и кредитных организаций. Понятно, что это — один из видов кооперации. По такому же принципу можно было бы создавать кооперативы по строительству и обслуживанию зернохранилищ, овощехранилищ, заготовке и сбыту.

Сегодня заметно, что крестьяне уже устали сидеть поодиночке со своими старыми тракторами, латаными комбайнами. Устали получать низкие урожаи. Но при этом они боятся лишиться своего клочка земли. Хоть земля и в долгосрочной аренде, но они привыкли думать, что она их. Поэтому создавать кооператив можно лишь с персонификацией активов, с понятным выходом. Наши аграрии еще не доверяют друг другу, не хотят солидарной ответственности. Между тем, чтобы подняться на новый уровень и объединиться, надо чем-то жертвовать. В данном случае — частью управления своим наделом, надо быть готовым на делегирование части своих прав общей структуре.

Фермеры готовы вносить средства в уставной капитал. Но все упирается в инициатора, в руководителя. Казалось бы, им должен быть местный аким, поскольку он отвечает за социально-экономическое развитие региона. Однако чтобы все акимы — сельские, районные, а не единицы включали мозги, надо, чтобы они зависели от тех людей, которыми управляют. Сейчас многим акимам все равно как развивается сельхозбизнес, потому что их положение не зависит от результатов работы. Главное для них — личностный контакт с вышестоящим акимом. Чтобы изменить ситуацию коренным образом, нужна выборность сельских, районных акимов, причем прямая — собственным электоратом, а не опосредованно, как сейчас проходят выборы в сенат. Нужен также приемлемый механизм отзыва.

Так или иначе, областные акиматы с их СПК (социально-предпринимательскими корпорациями) должны активно, особенно учитывая их финансовые возможности, участвовать в создании различных производственных объединений на селе, то есть сельхозкооперативов. Сегодня все держится на человеческом факторе. Чтобы создать МТС, надо найти нормальных организаторов сельхозпроизводства, менеджеров, которым крестьяне поверят, взять хорошего агронома, убедить фермеров войти активами — деньгами, землей, оборудованием, а не «налегке». Нужно запустить пилотные проекты. В ходе работы оттачивать правила игры, а потом опыт распространять. Сейчас кто-то может сказать — у нас нет кадров. Есть у нас все — и специалисты-организаторы, и агрономы, просто никому не нужны результаты, поэтому назначают не по рабочим качествам, а по личной преданности. А надо создать базы данных по специалистам и разместить на сайте акима. Многие кадры, которые сегодня не у дел, имеют богатый опыт и хотели бы реализовывать накопившийся потенциал.

Надо было еще вчера принять нормальный, действующий закон о кооперации, об ЛПХ, отработать тонкости взаимоотношений в МТС между его участниками, целенаправленно искать и воспитывать талантливых управленцев. Надо ввести субсидии на заготовку и транспортировку сельхозпродукции от производителей к переработчикам. Поскольку получается, что производители и переработчики получают господдержку, а связующее их звено выпало из поля зрения государства. Посредники регулируют спрос и предложение. Но вместо того, чтобы с ними бороться, надо обозначить им правила игры, вовлечь в сельские производственные кооперативы. Тогда и в этой сфере можно создавать МТС с рефрижераторами, танкерами-охладителями для молока. Это все надо прорабатывать, проверять на пилотных проектах. В целом в АПК страны почва для объединения созрела, но надо хорошенько отстроить структуру, просчитать модели объединений.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?