Продаем будущее

Медно-никелевый стартап привлекает инвестиции на фондовом рынке для завершения строительства обогатительной фабрики

Продаем будущее

С 25 февраля Казахстанская фондовая биржа (KASE) проводит подписку на акции АО «БАСТ» — горнорудной компании средней капитализации. В отличие от небольших предприятий, ранее выходивших на рынок за фондированием через выпуск облигаций, «БАСТ» намерен заменить долг капиталом, предложив 9,99% акций (18 450 штук) широкому кругу инвесторов.

Объем размещения может составить 384 млн тенге, соответственно капитализация компании достигнет порядка 20 млн долларов.

В случае успеха история размещения станет бенчмарком для рынка. В случае же неудачи путь средним эмитентам на биржу будет затруднен: инвестбанкам придется восстанавливать доверие инвесторов, для которых открыты зарубежные рынки.

Инвестбанкиры пошли в карьеры

В отличие от народных IPO-компаний с госучастием, спроектированных таким образом, чтобы цена акции была доступна инвестору «с улицы», ценовой диапазон акций «БАСТ» определен в пределах 19,4–21,8 тыс. тенге за бумагу, осилить который под силу лишь квалифицированным инвесторам. По словам Тимура Турлова, генерального директора инвестиционной компании «Фридом Финанс», выступившей андеррайтером размещения, покупателями бумаг прежде всего станут клиенты — казахстанские и российские инвесторы. Россияне могут купить до 20% объема, львиная же доля акций достанется казахстанцам, поскольку бумаги локальной компании интересны и востребованы в первую очередь на местном рынке, где компанию знают лучше.

«БАСТ» — небольшая частная сырьевая компания, зарегистрированная в Караганде. Собственный капитал на начало октября 2014 года равнялся 198 млн тенге. Основной владелец компании — физическое лицо. «БАСТ» владеет средним по размеру месторождением Максут в Восточном Казахстане, руда которого насыщена медью и никелем. Объем запасов оценивается в 145 тыс. тонн меди и 112 тыс. тонн никеля. Однако ресурсная база может быть увеличена втрое за счет доразведки двух соседних участков.

Хотя рудник немолодой — разведка началось в семидесятых годах прошлого века и с тех пор он периодически доразведуется, его полноценное освоение началось совсем недавно. В 2011 году собственник «БАСТ» решил запустить промышленную добычу руды с одновременным увеличением добавочной стоимости продукции. Строительство флотационной фабрики позволило бы уйти от продажи медьсодержащего сырья по 24 доллара за тонну (среднее содержание меди в руде здесь составляет 3–6%) к производству медного концентрата с ценой в 1 345 долларов за тонну (среднее содержание уже 8–10%). А после плавки и рафинирования готовая продукция (рафинированная медь и сплав) стоит уже 5 635 долларов за тонну. Конечно, нужно понимать, что из тонны сырья не получится тонна обработанной продукции, но тем не менее.

Чтобы повысить передел, началось строительство фабрики, для окончания которого потребовалось привлечение внешних ресурсов. В 2013 году в проект вошел инвестиционный фонд RCG Investment Advisor, он предоставил конвертируемый заем, получив за это опцион на выкуп мажоритарной доли в 10%. Фонд начал готовить флотационную фабрику к промышленному запуску, прежде всего устранив проектные и промышленные ошибки, протестировав и отладив оборудование. Пуск фабрики намечен на лето этого года, однако RCG исчерпал лимит финансирования проекта и обратился за помощью к соинвестору, которым и выступила компания «Фридом Финанс». Цель данного IPO как раз в том, чтобы открыть для малого и среднего бизнеса альтернативный метод фондирования через выход на публичный рынок вместо получения банковского кредита или выпуска облигаций.

Сырьевой пилот на вырост

«На сегодняшний день фабрика на 80 процентов готова к промышленному запуску: установлено оборудование для выпуска медного концентрата и возведены основные объекты инфраструктуры. Привлеченные в ходе IPO деньги пойдут на строительство других объектов инфраструктуры, а главное, на хвостохранилище, которое аккумулирует остатки после обработки руды,— рассказывает партнер RCG Investment Advisor Рустем Оспанов. — Первоначальная мощность фабрики составит 250 тыс. тонн перерабатываемой руды. Годовой доход на этой стадии прогнозируется на уровне пяти миллионов долларов. С третьего квартала текущего года начнется производство никелевого концентрата, и мощность предприятия увеличится до 600 тысяч тонн».

По словам менеджера, после введения фабрики в строй проект достигнет самоокупаемости, а после запуска второго продукта ожидается чистая прибыль в размере 10 млн долларов ежегодно. В среднесрочных планах — в течение следующих трех-четырех лет мощность переработки довести до 2 млн тонн.

Сам фонд RCG определяет собственный горизонт инвестирования в «БАСТ» тремя-пятью годами. Задача этого инвестора — полностью раскрыть стоимость проекта сначала за счет запуска обогатительной фабрики и достижения финансовой устойчивости, а затем благодаря увеличению мощностей выйти на новый уровень доходности. «Мы могли бы рассмотреть выход в следующем году, но пока не уверены. У нас есть еще три года для принятия решения об уходе»,— прокомментировал перспективы выхода RCG из проекта Рустем Оспанов.

Времени для раздумий — на каком же этапе фиксировать прибыль — у инвестиционного фонда достаточно. При годовой мощности флотационной фабрики в 2 млн тонн руды месторождение «Максут» сможет функционировать до 10 лет. В случае подтверждения ресурсного потенциала соседних участков срок жизни рудника увеличится до 30 лет. Однако до мощности в 2 млн тонн руды в год, как говорится, еще надо дожить. И владельцам вновь понадобятся деньги. В RCG не исключают, что по достижении фабричной мощности в 600 тыс. тонн переработки, то есть в 2016 году, «фонд вновь будет работать с фондовым рынком для привлечения финансирования и для привлечения стратегического инвестора, который профинансирует проект».

На этой стадии реализации проекта капитал вновь будет привлекаться в Казахстане, поскольку международное размещение акций «БАСТ» возможно лишь тогда, когда бизнес выйдет на стабильную траекторию. «Крупные горнорудные фонды способны покупать проекты за пределами национальных экономик в случае, когда эти проекты прибыльны, понятны и состоятельны. Тогда за них готовы платить большую цену. “БАСТ” — пока по сути стартап, стоимость которого только создают»,— отмечает Тимур Турлов. Тем не менее объявленные, но не размещенные акции количеством 315,5 тыс. штук — это тот запас, который может использовать компания при решении о дополнительном привлечении капитала.

Предложили рискнуть

Маркетинговая идея продажи доли в «БАСТ» населению стратегически похожа на спекулятивные инвестиции в недвижимость, когда квартиру покупают на стадии котлована и с каждым возведенным этажом она стоит дороже. В момент сдачи объекта квартиру продают конечному пользователю по рыночной цене. «Мы рассчитываем на массового клиента и хотим добиться максимально широкого распространения бумаги: 18–20 тыс. покупателей — реальная задача. Это те, кто готов получать доход не сразу, а заработать в будущем, когда компания раскроет свой потенциал»,— делится информацией г-н Турлов.

Дивидендной историей «БАСТ», возможно, станет через два-три года. Способность выплачивать дивиденды появится после введения в строй обогатительной фабрики, которая должна будет возвращать акционерам до 10 млн долларов ежегодно. Сейчас же «БАСТ» только стремится к финансовой самостоятельности.

Для казахстанского розничного инвестора покупка «акций под рост» — новое и неизведанное дело. Большинство «голубых фишек» — «Кселл», РД КМГ, «КазТрансОйл», КЕГОК — позиционируют себя как дивидендные истории, где главный заработок инвестору приносит участие в годовой прибыли компании. Даже без учета того, что три последние компании относятся к разряду монополистов, их плюс в том, что все это зрелый бизнес, способный возвращать владельцам вложенные деньги.

При покупке малознакомых проектов, тем более стартапов, инвесторские риски повышаются. На казахстанском рынке, где отсутствует сервисная инфраструктура для розничных инвесторов в лице конкурирующих рейтинговых агентств и независимых аналитиков, получить альтернативную оценку стартапа тем более сложно и приходится на свой страх и риск доверять андеррайтеру.

Для ИК «Фридом Финанс» казахстанский опыт IPO также в новинку, она тоже рискует. Компания выступила андеррайтером на «твердых обязательствах», купив акции у эмитента, и теперь продает их рынку от своего лица. Тем самым она гарантировала эмитенту объем размещения и как маркетмейкер готова поддерживать котировки «БАСТ» до момента продажи ее стратегическому инвестору. И, бесспорно, она крайне заинтересована в коммерческом успехе IPO и всего проекта.

«Мы заходим в проект на начальном этапе, когда проведена разведка и доказаны запасы. Но чтобы выйти на промышленную добычу, необходимы дополнительные инвестиции, и на каждом следующем этапе стоимость меди и никеля в земле будет возрастать. Считается, что на старте производства оценка запасов составляет порядка 66 долларов за тонну медно-никелевого эквивалента,— поясняет Тимур Турлов. — К моменту выхода на полную мощность добычи и обогащения оценка запасов будет составлять 450 долларов за тонну, что дает хороший потенциал раскрытия акционерной стоимости, в том числе для частного инвестора. Мы видим 40‑процентный потенциал роста цены. В условиях не самой лучшей внешней конъюнктуры мы понимаем, что у казахстанских инвесторов есть деньги, которые они готовы вкладывать».

Есть вопросы

Помимо прочего, «Фридом Финанс» обещает миноритарным инвесторам защиту их прав на период своего участия в этом проекте. С точки зрения акционерного законодательства сделать это на текущем этапе будет непросто: у миноритария, владеющего пакетом меньше 10% (напомним, что на IPO выставлены 9,99% от количества бумаг в обращении), ограничены рычаги влияния на мажоритария. Лишь крупный акционер, контролирующий десять и более процентов размещенных акций, имеет право требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров и совета директоров, вносить предложения в повестку дня собрания, а также требовать проведения аудита компании. Владея пятью и более процентами акций, акционер может лишь обратиться в суд с иском к должностным лицам с требованием возместить ущерб, который возник из-за их ошибочных решений.

Тем не менее ситуация для миноритариев может улучшиться при увеличении доли акций в свободном обращении. «Мы получили опцион от эмитента на право продать еще почти десять процентов его пакета в том случае, если убедимся, что проект развивается с той скоростью, которую мы ожидаем, и клиентский спрос будет достаточно сильным на эту бумагу,— уточнил г-н Турлов. — Тогда мы сможем дополнительно продать акций еще на два миллиона долларов».

Внутренние документы эмитента никак не определяют дивидендную политику компании. Поэтому неясно, какую долю чистой прибыли акционерное общество готово гарантировать для выплаты дивидендов — информация была бы полезна для тех инвесторов, кто все же намерен инвестировать «вдолгую». Впрочем, судя по всему, все средства будут реинвестироваться.

Возникают вопросы относительно цены размещения, определенной в пределах 19–21 тыс. тенге. Проспект эмиссии установил номинальную стоимость акции в 1 тыс. тенге и двадцатикратное ее увеличение вызывает недоумение. «Номинальная цена — понятие, оторванное от жизни. Можно установить любой номинал акции, а оплачивать акции по совершенно другой цене,— прокомментировал тему Тимур Турлов. — Например, в США акции объявляются по цене в одну десятую цента от номинала, потому что с номинала платятся налоги при регистрации эмиссии. У нас таких правил нет, но важно, что это не пустая компания, которую мы собираемся наполнять деньгами. Это месторождение с доказанными запасами и частично построенной инфраструктурой, оно не может оцениваться деньгами, которые есть на балансе компании. Оценка в 20 млн долларов — консервативная оценка, для определения которой мы обращались не только к опыту RCG, но и к мнению независимых экспертов».

Потенциальному инвестору следует обратить внимание также на финансовые показатели компании «БАСТ». За 2014 год выручка компании возросла в 15 раз, и вертикальный взлет менеджмент объясняет тем, что компания стала больше добывать и продавать. Согласно внутренним документам в 2012 году у «БАСТ» отсутствовала лицензия на промышленную добычу руды, и выручка за тот период значительно провисла в объемах.

Полезно также знать, что у компании есть значительные валютные обязательства. Займы были привлечены для начала строительства фабрики и покупки оборудования. В связи с тем, что займы установлены в долларах, компания подверглась негативному воздействию девальвации национальной валюты в феврале 2014 года. Общий убыток от курсовой разницы по данным договорам составил 40,6 млн тенге.

Что касается сбытовой деятельности, компания идет следом за остальными экспортерами медной продукции: отправляет ее в Китай, являющийся на сегодня одним из крупнейших потребителей. По итогам 2014 года на долю китайских покупателей приходилось 87% сбыта. Однако компания работает и с внутренними потребителями. «Балхашский медеплавильный комбинат с удовольствием приобретает сырье, и его цена вполне комфортная: лондонские котировки минус дисконт в 20–25%. На таких же условиях работают китайские и российские медеплавильщики. Но сегодня из-за негативной ситуации на российском рынке этот регион для нас закрыт»,— сказал «Эксперту Казахстан» Рустем Оспанов.

В целом специалисты положительно оценивают инициативу финансовых компаний найти средства для стартапа на фондовом рынке. «Сейчас, когда доступность кредитов в тенге для среднего и малого бизнеса снизилась практически до нуля, пришло время фондового рынка. Пример связки “БАСТ” и его партнера на фондовом рынке “Фридом Финанс” появился как нельзя кстати, и его значение как для развития рынка, так и для развития малого и среднего бизнеса в Казахстане трудно переоценить»,— уверен вице-президент KASE Андрей Цалюк.

Однако истинную ценность «БАСТ» для рынка сможет раскрыть лишь успешное IPO, причем не только по ценовому размещению, но и по движению цены на вторичном рынке. Если таковое будет удачным, в Казахстане возникнет прецедент вывода на биржу компаний малой капитализации. У инвесторов появится возможность выбирать бумаги с индивидуальными стратегиями роста, а у программы «Народное IPO» — достойные конкуренты.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом