Наши люди в чешском бизнесе

Чехия — одна из тех европейских стран, которые особенно привлекают казахстанцев как место для ведения бизнеса

Наши люди в чешском бизнесе

Казахстанский бизнесмен Талгат Байтазиев может приобрести чешский футбольный клуб «Славия» — эта информация прошла около месяца назад по всем местным новостным порталам со ссылкой на чешскую прессу. По данным чешских журналистов, переговоры относительно покупки «Славии» длятся с декабря прошлого года и будут завершены этой весной. Примерная стоимость сделки — 50 миллионов евро. В сообщении говорилось и о том, что помимо клуба Байтазиев намерен выкупить еще командный стадион «Эден Арена». До этого случая о крупных казахстанских инвестициях слышно не было — не считать же таковыми покупку нашими соотечественниками недвижимости в Праге и Карловых Варах (да и то, рассказывают в Чехии, сейчас казахстанцы чаще предпочитают продавать квартиры в Карловых Варах, чем покупать, и перебираются в Австрию). Тем не менее есть среди владельцев чешских отелей казахстанцы, а в приватных разговорах можно услышать, что казахи, например, уже являются владельцами (или совладельцами) чешских заводов, хоть вы и не найдете их в составе акционеров и учредителей — там окажутся уполномоченные лица. С настолько крупными казахстанскими инвесторами в чешскую экономику журналистам «Эксперта Казахстан» пообщаться не удалось, но о реалиях чешского бизнеса рассказали казахстанцы и выходцы из Казахстана, ведущие пусть и не такой масштабный, но самый разный бизнес в Чешской Республике.

Пивоварня и строительство — женское дело

С Айгуль Штайнбаховой мы встречаемся субботним утром в кафе в центре Праги. Энергичная женщина в мотоциклетном костюме — сразу после разговора они с мужем собираются за город. Бывшая алматинка, после 10‑го класса поступив в местный сельхозинститут, Айгуль получила предложение получать высшее образование в сельхозвузе, но уже Ленинграда. Правда, факультет «аранжировка внутренних помещений декоративными растениями» пришлось сменить на «строительство дорог и железных дорог в лесной зоне». В Ленинграде казахстанка вышла замуж за гражданина Чехии, учившегося в том же вузе, и переехала в город Раковник на западе страны. Там работала завотделением мэрии Раковника — «вся зелень города, базары, водохранилища, кладбища, деревообработка были у нас под контролем», вспоминает Айгуль. Затем сдала экзамен на судебного переводчика — и именно новая специальность привела г-жу Штайнбахову в итоге к новой, не связанной с переводами, деятельности. Дело в том, что в Раковнике существовал пивоваренный завод с 560‑летней историей, один из старейших в Чешской Республике, владелец известного бренда Bakalar. Однако в 1997 году из-за финансовых трудностей пивоварня закрылась. Новые владельцы завода (в начале двухтысячных пивоварня была приобретена канадской компанией International Brewery Co Inc с российским владельцем Михаилом Медведевым) наняли Айгуль Штайнбахову как переводчика. Сначала она работала на встречах и тимбилдингах по специальности, а затем включилась в процесс восстановления завода. «Пивоварня была законсервирована, и возобновить работу было непросто,— вспоминает Айгуль. — Здесь в Чехии говорят: если пивоварня один раз закрылась, она больше не откроется. Рынок действительно был потерян, пришлось раскручивать завод с нуля, и палки в колеса вставляли — конкуренция на рынке очень жесткая. Получилось так, что директор завода, который это все поднимал, не смог продолжать дело — устал и физически, и психологически, и все это перекинулось на мои плечи. Я в течение шести лет, до 2010 года, работала директором пивоварни. Надо сказать, женщина — директор пивоварни — это уникальный случай для Чехии». В 2004 году пивоваренный завод в Раковнике возобновил свою работу, а в 2010‑м был перекуплен группой компаний «Русская Традиция», которая вложила существенные средства в модернизацию завода и привела новую команду.

Казахстанские бизнесмены поделились интересной схемой получения кредита на развитие бизнеса в Чехии - можно попробовать получить его в чешском Сбербанке, пользуясь тем, что Сбербанк имеет дочернее предприятие на территории Казахстана 

Новая сфера приложения энергии Айгуль Штайнбаховой — строительный бизнес. Ее второй супруг имеет 30‑летний опыт в этой сфере. Сейчас г-жа Штайнбахова — директор MA ELEKTRO s.r.o., компания занимается инфраструктурными решениями для дома — это и монтаж электрооборудования в рамках строительства (от лампочек до охранных и пожарных систем), и монтаж системы отопления, насосных систем, установка солнечных батарей. С такими проектами MA ELEKTRO s.r.o. часто работает как субподрядчик у больших девелоперов — на момент разговора компания вела работы в 10‑этажном офисном центре. Еще одно направление деятельности компании — строительство деревянных домов. О конкуренции на чешском строительном рынке Айгуль Штайнбахова говорит так: «Конкуренция есть, но сейчас, слава богу, уже идет такая тенденция, что люди смотрят не только на цену, но и на качество. Кто как себя показал. Вот у нашей компании даже нет сайта, все собираемся, но никак не можем сделать, хотя все материалы уже подготовлены. Потому что бизнес делает бизнес. Вот мы построили один дом, тут же пришли соседи, посмотрели: “Ой, как красиво, постройте нам тоже!”» Репутация компании как аккуратного плательщика работает на нее в отношениях с партнерами. «Наши поставщики по всем наименованиям — от электрооборудования до кафеля и труб — дают отсрочки платежа до 45 дней, главное, чтобы у вас все было в порядке с платежной моралью»,— объясняет г-жа Штайнбахова. Репутация позволяет находиться в отличных отношениях и с банками, заемные средства в размере годового оборота обходятся MA ELEKTRO s.r.o. в пять процентов годовых. Конечно, предварительно банк смотрит кредитную историю, оценивает годовой баланс, и такие условия, которые получает MA ELEKTRO s.r.o., компании, что называется, с улицы никто не предложит. Айгуль уточняет, что со своим банком сотрудничает еще со времен работы в пивоварне.

15 процентов считаются хорошей рентабельностью в чешском строительном бизнесе и вряд ли сильно привлекут казахстанские строительные компании, предполагает директор MA ELEKTRO s.r.o и тем не менее советует казахстанцам, решившимся работать на этом рынке, иметь качественный чешский менеджмент. Казахстанские управленцы не смогут взаимодействовать с финансовыми институтами столь же эффективно, как местные. Во всяком случае, кредит ниже чем под 10 процентов (а скорее всего, цифра будет выше) они получат вряд ли. Зато достаточно интересным, с точки зрения Айгуль Штайнбаховой, выглядит вариант паевого владения компанией: «Паи — неплохо звучит. Вот на примере своей компании — если бы такое сотрудничество могло возникнуть и к нам пришел инвестор, а мы знаем рынок, где что и как, можем благодаря инвестору взять заказ покрупнее, само собой, и прибыль будет ощутимее. С другой стороны, наши технологии, нашу работу можно было бы презентовать в Казахстане, если у инвестора там схожий бизнес — это было бы очень хорошо».

Модное место

Самый центр Праги, площадь Республики, верхний этаж торгового дома Kotva. Эффектный интерьер, с панорамной террасы — вид на старый город. Это Fashion Club, «на сегодняшний день — лучший клуб в Чехии и один из лучших клубов в Восточной Европе», так отзывается о своем детище совладелец клуба Евгений Цой. Заведение вместимостью до 500–600 человек по пятницам и субботам заполнено целиком. Всего у Fashion Club четыре акционера, все известные казахстанские предприниматели, и это не первый их бизнес в Чешской Республике. Fashion Club работает уже больше года, площадь 1800 квадратных метров, точная сумма инвестиций не озвучивается, но известно, что она составляет свыше миллиона евро. «Такие инвестиции мало кто делал. Боятся. А мы рискнули»,— говорит Евгений Цой. На вопрос, неужели в Чехии не развита клубная культура, отвечает, что, конечно, развита, но в европейском варианте: «Чаще клубы простые, обычные стены, ноги прилипают к полу. Мы сделали так, как свойственно русско-казахскому бизнесу,— вложились. Всей душой». Г-н Цой рассказывает, что в клубе была введена система депозитной оплаты столов, в сумму депозита входят напитки — как алкогольные, так и безалкогольные, но не входит еда. Система депозитов знакома алматинцам, но для Чехии стала новинкой. 80 процентов посетителей клуба иностранцы: русские, арабы и другие. Чешских граждан среди посетителей заметно меньше. Одним из сдерживающих факторов, считает Евгений Цой, стала плата за вход — местные жители к такому подходу не привыкли: «Они могут оставить в заведении не меньше, чем русские, но платить за вход для них обидно». Казахстанские предприниматели, улыбаясь, отмечают: в Чехии нет такого бешеного заработка, как в Казахстане, когда 100 вложил, 200 получил. Тем не менее рассчитывают, что их проект покажет рентабельность выше, чем в целом по рынку. «По нашему бизнес-плану,— говорит г-н Цой,— окупаемость полтора года. И это очень смелая заявка, обычно срок окупаемости таких проектов — три-четыре года. А вообще здесь доходная часть у крупного бизнеса — то есть заводов, крупных компаний — семь-восемь процентов». Для казахстанских бизнесменов Fashion Club не только коммерческий проект, но и имиджевый. «Этот клуб — платформа, площадка, где можно познакомиться с очень известными людьми. Благодаря этому клубу появился проект создания чешско-казахстанской торговой палаты. И мы ее создаем, поскольку очень много чешских и словацких компаний хотят участвовать в казахстанских проектах и обращаются за помощью к нам, зная, что владельцы этого бизнеса — казахстанцы. Также мы будем помогать казахстанским компаниям здесь создавать бизнес либо поучаствовать крупным компаниям в каком-то интересном совместном проекте»,— делится планами совладелец Fashion Club. Сравнивая условия ведения бизнеса в Чехии и Казахстане, Евгений Цой использует формулировку «здесь спокойнее». Говорит, что контролирующие органы если и приходят с проверками, то действуют вежливо и дружелюбно. И при обнаружении проблемы также вежливо и дружелюбно помогают найти решение.

Казахстанцев — участников ресторанного бизнеса непосредственно в Праге очень немного, хотя, например, именно выходцы из Казахстана начали развивать в Чехии культуру кальянных — их открывали студенты из РК. Сейчас конкуренцию в этом направлении им создают еще и предприниматели из России и Украины. Ресторана казахской кухни в Праге, при всем богатстве выбора кафе, баров и ресторанов, нет. «Не нашелся такой смелый человек, кто бы мог это сделать и продержаться год-полтора до того момента, когда люди распробуют кухню. В принципе, это интересная тема, потому что потребителям здесь не хватает экзотики. Есть узбекский ресторан, но он находится не в самой проходной зоне, плюc повара там работают по трехмесячной визе, постоянно меняются. А кухня должна быть стабильной»,— комментирует ситуацию Евгений Цой и предполагает, что, например, традиционные казы в казахском ресторане в Праге не факт что удастся включить в меню. Местные жители конину как деликатес не воспринимают и вполне могут вызвать Greenpeace.

Мы к вам, вы к нам

RTC International Company SE занимается посреднической деятельностью между компаниями стран СНГ, которые хотят выйти на чешский рынок, и чешскими компаниями, которые хотят выйти на рынок стран СНГ. Председателем наблюдательного совета является Даметкен Егоржина. Тех, кто хочет туда — то есть работать на территории стран СНГ — примерно 70 процентов среди ее клиентов, рассказывает г-жа Егоржина: «Чешские фирмы хотят сотрудничать с казахстанскими фирмами, потому что в Чешской Республике исторически развито производство, еще в 1913 году она уже была промышленно развитым регионом Европы, а Казахстан все же преимущественно сырьевая республика. В Казахстане — сырье, в Чехии — технологии, и чешские компании совместно с казахстанскими хотят развивать технологии, создавать СП, продавать свою высокотехнологичную продукцию в Казахстане. Пока скорее последнее». Примеры компаний, желающих создать совместный бизнес, есть: на момент разговора RTC работала с чешским производителем автономных систем обеспечения электроэнергией, и эта компания как раз хотела бы создать совместное предприятие по производству таких электростанций в Казахстане. Есть среди клиентов и крупный машиностроительный завод, и это предприятие тоже искало партнеров в Казахстане для совместных проектов. Если говорить о тех 30 процентах компаний, которые, наоборот, хотят выйти со своими проектами в Чехию, то г-жа Егоржина отмечает, что бизнес-климат для зарубежных инвесторов в стране можно назвать благоприятным: «Здесь развита финансовая сфера, законы Чешской Республики поддерживают МСБ, интересы инвесторов. Правительство ЧР заинтересовано в развитии бизнеса, рабочих местах, которые создаст фирма». Даметкен Егоржина уверена, что развиваться в Европе могут компании, имеющие конкурентоспособную продукцию, которую можно предложить европейским клиентам и покупателям. В качестве примера тех, кто пришел сюда, она называет компанию, которая привезла технологии по производству плазменных телевизоров — билбордов, и предприятия, выпускающие материалы для машиностроительных заводов.

Обращаются в RTC и те, кто собирается переехать в Чехию и организовать здесь свой бизнес. «Конечно, обращаются физические лица, которые хотят вложить определенную сумму денег, приобрести какой-либо готовый бизнес или создать. Но в основном приобрести, то есть выкупить существующую фирму. Это связано с определенными трудностями, потому что никто курицу, несущую золотые яйца, не продает. Обращаются к нам и чешские компании, которым нужны инвестиции на каких-то определенных условиях, на определенный срок. Бывает, что продают какую-то долю в своей компании. Но проблема еще и в том, что казахстанцы, допустим, хотят купить фирму, у которой чистая прибыль составляет треть от дохода. Это нереально. Потому что в Европе, если у тебя доходность 10 процентов — это хороший вариант»,— объясняет Даметкен Егоржина. Кроме того, она отмечает, что, несмотря на относительную дешевизну кредитов, приезжающим в Чехию бизнесменам стоит учитывать, что местные банки ведут достаточно жесткую кредитную политику: «Банк учитывает много критериев, тяжело получить кредит. Отсев большой. Смотрят пятилетнюю кредитную историю, проверяют отчетность по всем документам, не должно быть никакой задолженности. Очень много фирм, с которыми мы работаем, только начали производство и им нужны средства на развитие. И они не могут получить заемные средства, потому что у них нет никакой кредитной истории. Так что если у приехавшего на ПМЖ казахстанца нет накоплений, сразу открыть какое-то предприятие будет сложно». Кстати, в беседах казахстанские бизнесмены поделились интересной схемой получения кредита на развитие бизнеса в Чехии — можно попробовать получить его в чешском Сбербанке, пользуясь тем, что Сбербанк имеет дочернее предприятие на территории Казахстана. То есть нужно «показать» казахстанской «дочке» Сбера казахстанскую недвижимость или бизнес, и если там такой залог одобрят, получить под этот залог кредит в Чехии.

И все же, резюмирует Даметкен Егоржина, пока реальнее развивать сотрудничество именно на территории Республики Казахстан, а не Чешской Республики — во всяком случае тем, кто настроен на промышленное производство. Тем более что с каждым годом интерес чешских предпринимателей к Казахстану все выше: «Первое время, после распада Варшавского договора, Чехия решила, что будет работать только с Западом. Страна лишилась большинства связей, которые были наработаны во времена СССР. Но со временем стало понятно, что ресурсы — на востоке, рынок — на востоке, деньги — на востоке»,— говорит она. Ну а тем, кто настроен на организацию промышленного производства в Чехии, делится г-жа Егоржина, нужно иметь и опыт такого производства, и финансы, и учитывать, что в любом случае реализовать такой проект в Чехии будет непросто.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики