Обама поднимает научные ставки

США собираются увеличить расходы на науку и технологии на 6% (до полутора сотен миллиардов долларов). В приоритете — оборонные исследования, промышленные инновации и здоровье нации

Обама поднимает научные ставки

В начале февраля администрация президента Барака Обамы внесла на рассмотрение Конгресса США проект федерального бюджета страны на 2016 финансовый год (его начало приходится на 1 октября 2015-го).

Согласно документу, из общей расходной части госбюджета США, составляющей порядка 4 трлн долларов, на научные исследования и новые технологические разработки Обама и его советники предлагают выделить 146 млрд долларов, что примерно на 6% выше фактического уровня текущего года.

В этом консолидированном научно-технологическом портфолио предполагаемые расходы на военные и гражданские исследовательские программы пока распределены примерно поровну: так, на необоронные R&D-расходы предусмотрено выделение в общей сложности около 67 млрд долларов (при этом, по предварительным раскладам, на фундаментальные научные исследования может быть потрачено 32,8 млрд, а на прикладные проекты — 34,1 млрд).

Однако, по мнению экспертов, предложенная президентом США версия нового госбюджета (как и в случае с предыдущими многострадальными проектами бюджета на 2014 и 2015 бюджетные годы), подвергнется значительной переработке в жерновах американского Конгресса. Располагающие в настоящее время большинством в обеих его палатах республиканцы регулярно подвергают резкой критике генеральную стратегию агрессивного увеличения госрасходов, педалируемую командой Обамы, и, соответственно, бюджетного дефицита.

Есть, правда, основания предполагать, что в этом году процедура утрамбовки расходных статей бюджета, формально занимающая у Конгресса США порядка двух месяцев — до середины апреля, окажется не столь драматичной, как в случае с проектами, представлявшимися президентской администрацией в 2013 и 2014 годах.

Эксперты отмечают показательную временную динамику: самый многострадальный проект бюджета, на 2014 год, был обнародован лишь 10 апреля 2013-го, на прошлый финансовый год — 4 марта 2014 года, тогда как текущий вариант появился в полном соответствии с официально принятыми бюджетными канонами, то есть в первых числах февраля.

Технологические амбиции Пентагона

Наиболее радужные финансовые перспективы в этом году пока вырисовываются у Министерства обороны США, которое традиционно пользуется особой благосклонностью республиканцев. Его общий бюджет, исходя из заявки, представленной в проекте, может стать самым крупным за всю историю: 585 млрд долларов (прибавка 4,4%). Согласно недавнему заявлению замминистра обороны США Роберта Ворка, сделанному 10 февраля, на статьи расходов Пентагона, направляемых на НИОКР и околониокровские цели (объединяются в категорию RDT&E accounts — расходы на научные исследования, технологическую разработку, тестирование и оценку), приходится 177,5 млрд долларов, что на 13% выше текущего уровня финансирования. Подробная детализация этой важнейшей составляющей военного бюджета, разумеется, не оглашается, однако, по неофициальным оценкам ряда аналитиков, на различные R&D-программы и проекты из данного раздела может быть направлено порядка 71 млрд долларов, в том числе более половины этой суммы, 37,3 млрд, — на широкомасштабный IT-апгрейд.

Отдельной строкой в бюджете Минобороны США (отчасти пересекающейся с разделом RDT&E) также проходит так называемая Opportunity, Growth and Security Initiative (буквально «Инициатива “Возможности, рост и безопасность”») — специальная программа, впервые предложенная администрацией Обамы еще в прошлом году и направленная прежде всего на ускоренную модернизацию американского военного арсенала и объектов инфраструктуры. В новом, 2016-м, финансовом году в рамках данной инициативы предусматривается израсходовать примерно 26,5 млрд долларов, которые должны пойти главным образом на закупку новой авиатехники (самолетов-беспилотников Reaper, военно-транспортных самолетов C-130, «охотников за подводными лодками» P-8, модернизацию вертолетного парка и проч.).

Кроме того, на различные секретные военные проекты Пентагон планирует потратить в общей сложности 18,8 млрд, что, по данным аналитиков специализированного сайта Defense One, на 7% выше суммы, выделенной на аналогичные цели в 2015 году.

Наконец, общая сумма инвестиций Пентагона непосредственно в разработку новейших военных технологий и оборудования (помимо «секретной составляющей») составит 11,5 млрд долларов, из которых три миллиарда предназначены для финансирования главного «мозгового центра» оборонных R&D в США, — Управления перспективных исследовательских проектов (DARPA; прибавка на 101 млн долларов по сравнению с бюджетом-2015).

Чуть ли не единственным «лузером» в этом новом проекте финансирования Пентагона оказался блок, отвечающий за фундаментальные научные исследования в военной сфере, — здесь финансирование может быть урезано на 8%, до 2,1 млрд долларов.

Тем не менее только в течение последних нескольких месяцев руководство Минобороны США выступило с целым рядом новых инициатив и программ, имеющих ярко выраженный инновационный характер. В частности, в конце 2014 года был представлен долгосрочный план научно-технологического развития Defense Innovation Initiative, а в январе этого года Пентагон объявил о начале реализации специальной программы Aerospace Innovation Initiative, направленной на масштабную модернизацию авиакосмического блока.

При этом упомянутый выше Роберт Ворк, выступая 28 января с первой официальной презентацией Defense Innovation Initiative, специально подчеркнул, что главным приоритетом американского Министерства обороны в обозримом будущем станет сохранение и усиление технологического военного превосходства Америки в мире, а основным направлением практической реализации этой генеральной задачи — активные инвестиции в различные инновационные разработки и проекты.

Акцент на промышленные инновации

Переходя к анализу статей бюджетных расходов, относящихся к невоенной научно-технологической тематике, можно констатировать, что Барак Обама по-прежнему не оставляет надежды на то, что его имя на скрижалях истории хотя бы отчасти будет ассоциироваться с осуществлением активной инновационной политики.

Характерен, скажем, тот факт, что одно из ключевых госучреждений, наиболее вовлеченных в процесс разработки и общей координации промышленно-инновационной стратегии США, Национальный институт стандартов и технологии (NIST), уже третий год подряд получает самую весомую прибавку финансирования в общей обойме бюджетных научно-исследовательских агентств и ведомств. В проекте нового бюджета NIST может получить 1,12 млрд долларов, что на 29% выше текущего уровня (864 млн). Основная составляющая этого бюджета — финансирование разветвленной сети лабораторий NIST, которое должно вырасти до 755 млн долларов.

Но, пожалуй, самым амбициозным проектом, реализуемым под непосредственным патронажем NIST в последние два года, является долгосрочная программа по созданию так называемой Национальной сети промышленных инновационных центров (NNMI).

В рамках данной программы, на финансирование которой в ближайшие несколько лет американские власти планируют потратить не менее 1,5 млрд долларов, в США должно быть создано несколько десятков новых региональных центров промышленных инноваций.

К настоящему времени в стране уже открыто девять таких «инновационных хабов»; согласно обновленному плану реализации данной программы, к концу текущего десятилетия их число должно вырасти как минимум до 45.

В проекте федерального бюджета США на 2016 год администрация Обамы предлагает выделить дополнительно 350 млн долларов на строительство семи новых институтов этой серии (один из них предположительно будет находится в прямом ведении Пентагона), однако ввиду того, что вся программа NNMI, по сути, носит полузакрытый характер, ее конкретные детали и будущая научно-технологическая ориентация этих хабов пока официально не разглашаются.

Кроме того, согласно заявке, представленной в бюджете-2016, президент США и его команда планируют продолжить обильную подпитку другого своего долгоиграющего инновационного проекта — Национальной нанотехнологической инициативы, финансирование которой осуществляется из общецелевых фондов: в будущем году на данный проект предлагается выделить 1,5 млрд долларов.

В то же время, упомянув выше об обильной господдержке NIST и патронируемой им программы NNMI, нельзя не отметить и следующий показательный момент: в новом бюджете ключевого подразделения NIST, Industrial Technology Services (Служба промышленных технологий), полностью прекращено дальнейшее финансирование Программы технологических инноваций (Technology Innovation Program, TIP), которая еще пару лет назад также считалась одним из приоритетных проектов, курируемых данным институтом. Причины полного свертывания TIP, которая фактически была денонсирована уже в этом финансовом году (в бюджете-2015 на нее заложены смешные 5 млн долларов), пока не слишком понятны, однако можно предположить, что кураторы TIP признали тем самым неэффективность выполнения поставленной перед программой основной задачи — частичного софинансирования государством расходов на R&D частных промышленных компаний.

Энергетические приоритеты Обамы

Еще одним коньком Барака Обамы в научно-технологической сфере, как известно, является активная поддержка альтернативной энергетики и новых энергосберегающих технологий. Это его увлечение «зеленой» проблематикой, в свою очередь, стало одной из любимых тем для критических комментариев многолетнего главы комитета по науке, космосу и технологии Палаты представителей Конгресса США республиканца Ламара Смита, который после публикации очередного проекта федерального бюджета непременно делает гневные заявления о крайне неэффективном использовании президентом средств госказны. Вот и на этот раз, после того как Обама и его советники предложили выделить дополнительно 500 млн долларов на финансирование реализуемой ООН программы по борьбе с пресловутым глобальным потеплением, а также увеличить аж на 800 млн долларов, до 2,7 млрд долларов, общий бюджет национальной исследовательской программы US Global Change Research Program по альтернативным источникам энергии, курируемой Минэнергетики США (DOE), Ламар Смит сразу же выдал президенту дежурный совет: прекратить наконец заниматься «детскими игрушками» и перенаправить эти деньги другим научно-исследовательским учреждениям, которые могут потратить их с куда большей пользой для страны.

Общее финансирование DOE в 2016 году планируется увеличить на 13,8%, до уровня 29,2 млрд долларов, из которых управлению по науке Минэнергетики предполагается выделить 5,3 млрд долларов (прибавка 5% по сравнению с 2015 годом). Не вдаваясь в детали общего бюджета этого многоцелевого министерства, отметим далее лишь наиболее примечательные цифры, имеющие непосредственное отношение к научно-технологической тематике.

Самый серьезный «прикуп» должен достаться программе Advanced Scientific Computing Research — комплексным исследованиям в сфере передовых компьютерных технологий, которой будет выделен 621 млн долларов (на 15% больше, чем в 2015 году ). Эта программа, совместно реализуемая Национальной администрацией по ядерной безопасности DOE и его же управлением по науке, направлена прежде всего на разработку нового поколения сверхбыстрых суперкомпьютеров, которые будут использоваться как для исследований в сфере ядерной безопасности, так и в биомедицинских проектах и моделировании климата.

Почти десятипроцентную прибавку (до уровня 325 млн долларов) получит также высокорисковое исследовательское агенство DOE — Advanced Research Projects Agency — Energy (ARPA-E). После нескольких лет урезания бюджетов наконец заявлено о росте финансирования по линии DOE ядерной физики (на 5% — до 625 млн долларов) и физики высоких энергий (на 2,9% — до 788 млн).

Кроме того, заметный рост (6,7%) ожидает и подразделение Минэнергетики, занимающееся новыми технологическими разработками в сфере базовой энергетики (Basic Energy Sciences), — финансирование этого самого крупного блока управления по науке DOE вырастет до 1,8 млрд долларов. По данному направлению DOE в настоящее время осуществляет в том числе масштабный технологический апгрейд двух крупнейших энергоустановок: Advanced Photon Source в Аргоннской национальной лаборатории и Linac Coherent Light Source в Национальной ускорительной лаборатории SLAC в Калифорнии.

А единственным бюджетным аутсайдером DOE в очередной раз оказалась программа финансирования термоядерной энергетики, которую в 2016 году планируется урезать на 10,3%, до 420 млн долларов. Причем Белый дом, судя по всему, уже почти разуверился в возможности скорой практической отдачи от внутриамериканских термоядерных программ, а также отнюдь не горит желанием и дальше продолжать софинансирование легендарного международного проекта ITER во французском Кадараше (хотя формально и не отказывается пока от выплат своей доли в нем «при условии серьезного реформирования всей системы управления» этим проектом).

Здравоохранение, космос и «большая наука»

Кратко остановимся на бюджетных перспективах трех других китов научно-технологического развития США: сети Национальных институтов здравоохранения (NIH), Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) и Национального научного фонда (NSF).

Самый крупный кусок бюджетного пирога по традиции достанется биомедицинскому ведомству, NIH, которое может пока рассчитывать на выделение из госказны 31,3 млрд долларов, что почти на 1 млрд выше текущего уровня. Эта долгожданная прибавка весьма порадовала руководство NIH, финансирование которого, с учетом поправки на инфляцию, за период с 2003-го по 2014 год сократилось на 25%.

В перечне проектов, курируемых NIH, выделим несколько наиболее интересных новых направлений.

Одним из таких перспективных проектов, о запуске которого президент Обама официально заявил в январе этого года, должна стать так называемая Precision Medicine Initiative — широкомасштабная программа создания в течение ближайших нескольких лет специализированной базы данных, охватывающей генетические и физиологические характеристики 1 млн американцев-добровольцев. Дальнейший сравнительный анализ этих данных в идеале должен способствовать разработке новых персонифицированных методов лечения различных тяжелых заболеваний. Только в 2016 году на финансирование этой мультиведомственной инициативы администрация Обамы предлагает выделить из бюджета 215 млн долларов, и 130 млн долларов проходит по линии NIH.

Другая недавняя масштабная инициатива президентской администрации, представленная в сентябре 2014 года, — Национальная стратегия борьбы с антибиотикорезистентными бактериями. В бюджете-2016 на эту программу и ряд других параллельных проектов схожей направленности должно быть выделено более 1,2 млрд долларов, причем почти половина этой суммы пойдет на финансирование проектов NIH по разработке новых противомикробных компонентов и препаратов.

Также NIH ожидает прибавка финансирования в размере 70 млн долларов по уже реализуемой с 2013 года BRAIN Initiative (амбициозного проекта полного картирования нейронной активности головного мозга человека) и 51 млн долларов — по другой долгосрочной программе исследований механизмов развития болезни Альцгеймера.

Достаточно оптимистично могут пока смотреть в будущее и топ-менеджеры NASA, главного космического ведомства США. Общий бюджет агентства планируется увеличить на 2,7%, до 18,5 млрд долларов, причем скромный подъем на 0,8% финансирования научного блока NASA (до 5,3 млрд долларов) на самом деле может стать первой за последние четыре года прибавкой по этой линии. Самый серьезный прирост финансирования для директората по научным миссиям NASA ожидается у подразделения, занимающегося спутниковыми исследованиями нашей планеты (на строительство орбитальных спутников дистанционного зондирования Земли Landsat ему выделяется почти 2 млрд долларов — на 10% больше, чем годом ранее). На 3,7% обещано увеличить бюджет астрофизического подразделения, важнейшей составляющей которого является финансирование создания нового космического телескопа James Webb (преемника телескопа Hubble).

По-прежнему администрация Обамы обещает финансовую поддержку и достаточно спорному проекту по разработке технологий гравитационного захвата маленького астероида (в 2016 году на это планируется выделить 220 млн долларов). Наконец, достаточно неожиданно для самих чиновников NASA получила предварительное одобрение Белого дома (пока лишь в виде начальных 30 млн долларов на проектно-технологические изыскания) миссия по отправке зонда к спутнику Юпитера Европе, финансирование которой в течение многих лет активно лоббировали конгрессмены.

В то же время не столь очевидны общие бюджетные расклады по ракетно-технологическому блоку NASA. С одной стороны, более чем на 50%, до 1,25 млрд долларов, предлагается увеличить финансирование коммерческого направления — выделение из госказны стимулирующих пакетов для различных частных компаний, работающих над созданием «космических такси» для МКС. С другой стороны, почти на 15% (до 2,45 млрд долларов) урезается поддержка собственно насовских ракетно-космических проектов (пилотируемого корабля-капсулы Orion и сверхтяжелой ракеты-носителя Space Launch System).

Что же касается Национального научного фонда (NSF), главного ведомства США, отвечающего за фундаментальные исследования, его общий бюджет предполагается увеличить на 5%, до уровня 7,7 млрд долларов. Значительная доля этих средств должна пойти на реализацию различных мультидисциплинарных научных программ и проектов (в том числе упоминавшихся выше совместных инициатив с NIH). Важной составляющей бюджета NSF является финансирование строительства целого ряда новых научно-исследовательских объектов и установок, в число которых входит два телескопа — для изучения Солнца и осуществления долговременных синоптических наблюдений, а также создание Национальной сети экологических обсерваторий.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики